Кадарэ Исмаиль

Книги от автора Кадарэ Исмаиль читать онлайн бесплатно или скачать в формате fb2, txt, html, mobi или epub
Закладки
Рейтинг: 1.00 Дата рождения: 28 февраля 1936 
Пол: мужской Место рождения: Гирокастра, Албания 
Об авторе

Крупнейший албанский прозаик и поэт, получивший всемирную известность и переведённый на основные мировые языки.

Начинал как поэт. Первый сборник стихов «Frym"ezimet djaloshare» («Юношеские порывы») опубликовал в 1957 г. Второй сборник стихотворений «"End"errimet» («Мечтания») вышел в 1957 г. Учился на историко-филологическом факультете Тиранского университета, затем — в 1959—1961 гг.в Литературном институте им. Горького в Москве (впечатления об этом периоде отражены в романе «Сумерки степных богов» /«Muzgu i perendive t"e stepes» 1978). Во время пребывания в Москве написал свой первый роман «Quteti pa reklama» («Город без рекламы» 1959), изображающий похождение албанских юношей, ищущих свой путь в жизни в пуританских условиях коммунистической Албании. Роман, неприемлемый по тогдашним цензурным условиям, вышел только в 1998 г. В 1961 г. в Москве был издан сборник переводов стихотворений Кадаре на русский язык «Лирика» под редакцией и с предисловием Д. Самойлова.

Возвращение Кадаре в Албанию совпало с разрывом советско-албанских отношений. Вплоть до своей эмиграции в 1990 г.

Кадаре жил при самом жестоком тоталитарном режиме Европы второй половины XX-го столетия и, тем не менее, смог создать произведения, ставящие вопросы, кардинальные для исторического бытия албанского этноса. При этом Кадарэ продолжал существовать в рамках режима, большинство его произведений были опубликованы и власти вынуждены были признать его крупнейшим национальным писателем, что впоследствии дало повод упрекать его в житейском и творческом конформизме. Надо отметить, однако, что взаимоотношения Кадаре с режимом отнюдь не развивались идиллически: ряд его произведений был запрещен, другие подвергались официозной критике или, напротив, замалчивались, один раз Кадаре был направлен (впрочем, ненадолго) на перевоспитание физическим трудом (любимый метод работы с интеллигенцией в коммунистической Албании. Мнение о том, что относительное благополучие Кадаре определялось расположением диктатора Энвера Ходжи — тоже уроженца Гирокастры, правдоподобно, но не находит однозначного подтверждения. Главное состоит в том, что несмотря на колоссальное идеологическое давление Кадаре смог создать корпус произведений, поднявших албанскую литературу на новый качественный уровень.

Начиная с возвращения в Албанию Кадаре, продолжая писать стихи, в большой степени переключается на прозу. В 1963 г. он публикует роман «Gjenerali i ushtris"e s"e vdekur» («Генерал мертвой армии», рус. пер.1989, 2006), принесший ему славу внутри Албании, а после перевода в 1970 г. во Франции и европейскую известность. Книга о поисках останков итальянских солдат, погибших в Албании во время итальянской оккупации (1939—1943), резко выделялась на фоне тогдашней албанской прозы, следовавшей, в основном, за худшими образцами советского социалистического реализма. Роман ярко демонстрирует особенности, характерные и для дальнейшего творчества Кадаре: любовь к изображению экстремальных ситуаций, выходящих за рамки бытового, повседневного; использование в повествовании разных рассказчиков (явных или скрытых); параболичность; некоторую условность образов; сочетание повышенного внимания к непонятному и таинственному с рационализмом. Следующий роман Кадаре «P"erbind"eshi» («Чудовище» 1965, первый образец сюрреализма в албанской литературе: действие в нём развивается в современной писателю Албании и, одновременно, в древней Трое), был запрещен цензурой сразу же после выхода. После относительно слабого и конъюнктурного романа «Dasma» («Свадьба» 1968), посвященного борьбе социалистических жизненных принципов с отживающими патриархальными устоями, Кадаре пишет роман «K"eshtjella» («Крепость» 1970, где впервые обращается к старой албанской истории, отныне едва ли не главной теме своего творчества. В книге изображена борьба албанцев под водительством Скандербега (который, впрочем, ни разу не назван по имени) с турками-османами, причем эта борьба трактуется как столкновения светлого начала, ассоциирующегося для Кадаре с Европой, с началом, темным, воплощением которого для писателя является, в данном случае, турецкое завоевание.

В 1971 г. выходит в свет одно из самых значительных произведений Кадаре — роман «Kronik"e n"e gur» («Хроника в камне»), наиболее автобиографичная из всех книг писателя. В этом проникнутом сильным лирическим чувством и одновременно сложном по форме романе Кадаре дает полную и свободную от политической конъюнктуры картину жизни родного города во время итальянской и немецкой оккупации.

В 1973 г. Кадаре публикует роман «Dimri i vjetmis"e s"e madhe» («Зима великого одиночества», второе переработанное издание под названием «Dimri i madh» / «Великая зима» вышло в 1977 г., рус. пер. 1992: «Суровая зима»), одно из самых противоречивых своих произведений. В этом монументальном романе Кадаре представил — разумеется, с «албанской» точки зрения — историю разрыва албано-советских отношений. В центре романа — фигура Энвера Ходжи, сатирически даны образы советских руководителей — Хрущева и других. Несомненно, что сам факт написания подобного романа имел прагматическое значение: Кадаре надеялся, что диктатор не станет убивать человека — известного писателя, — который его прославил. Вместе с тем, сам Кадаре указывал что в своей книге он сознательно придал Ходже черты, не свойственные последнему в жизни, изобразил его гуманным, склонным к демократическим решениям человеком, надеясь, что нарисованный портрет окажет обратное влияние на свой прототип.

Между тем, тучи над головой Кадаре стакли сгущаться. В июне 1974 г. в Тиране прошёл очередной пленум Албанской партии труда, на котором Энвер Ходжа обрушился с уничтожающей критикой на так называемых «либералов» — партийные круги и представителей интеллигенции, которые, по мнению диктатора были подвержены Западным влияниям. И без того скудной творческой свободе албанских писателей, казалось бы, пришёл конец. Кадаре пытается приспособиться к новому положению и выпускает относительно приемлемый для властей роман «N"endori i nj"e kryequteti» («Ноябрь в одной из столиц» 1975), посвященный освобождению Тираны партизанскими отрядами в 1944 г., а также вносит изменения в «Зиму великого одиночества». В 1975 г. Кадаре пытается опубликовать в одной из албанских газет большое стихотворение «Pashallar"et e kuq» («Красные паши»), в котором он, превознося Ходжу, указывает на глубокое неблагополучие в партийной верхушке (что, как будто бы соответствовало проходившему в то время в Албании периоду чисток). Однако в качестве потенциальной опасности режиму он указывает не на «либералов», а на «бюрократов», сторонников «твердого курса». Разражается грандиозный скандал, вёрстка номера газеты, где должно было быть напечатано стихотворение рассыпается (единственный его экземпляр чудом уцелел в государственных архивах и был опубликован лишь в 2002 г.), сам Кадаре подвергается уничтожающей критике, лишается права публиковаться и направляется в деревню для занятия сельским трудом.

Вскоре Кадаре возвращается в Тирану. Пережитые потрясения приводят его не к депрессии, а к новому творческому подъему, и за несколько лет он создает целый цикл произведений, принесших ему мировую известность. Все они — романы и большие рассказы — посвящены различным периодам истории Албании: средневековью («Kush e solli Doruntin"en» / «Кто привез Дорунтину» — основано на сюжете средневековой албанской баллады о мертвом брате, сопровождающем свою сестру на свадьбу, 1979; «Ura me tri harqe» / «Мост с тремя арками» — история начала османского внедрения на Балканы переплетается здесь с балканским сюжетом о человеческом жертвоприношении, обеспечивающем успех постройке, 1978); эпохе турецкого владычества («Kamarja e turpit» / «Ниша позора» — казнь Али-паши Тепеленского, 1978; «Komisioni i festave» / «Праздничная комиссия» — уничтожение албанских феодалов османскими властями в 1830 году, 1977; «Qorrfermani» / «Фирман о слепых» — фантастический указ султана об ослеплении людей с «дурным глазом», 1984; «Pallati i "Endrrave» / «Дворец сновидений» — герой — этнический албанец — работает в таинственном и всевластном «министерстве сновидений», куда стекаются сведения о снах жителей Империи, роман был запрещен албанскими властями 1981; «Breznit"e e Hankonat"eve» / «Поколения Ханконатов» — навеянное семейными преданиями и, одновременно, напоминающее «Сто лет одиночества» Гарсиа Маркеса описание жизни одной гирокастритской семьи на протяжении XVIII и XIX столетий, 1977); истории Албании 1910-х — 1930-х гг. («Viti i mbrapsht"e» / «Ужасный год» — бурные для Албании события 1914 года, 1986; «Prilli i thyer» / «Погибший апрель» — кровная месть на севере Албании, 1978; «Dosja H» / «Досье Г» — два американских фольклориста пытаются разобраться в «тайне» происхождения албанского эпоса, 1990). Упомянутые выше романы, посвящённые войне и разрыву с Советским Союзом, как бы продолжают этот цикл, а его естественным завершением становится роман «Koncert ne fund t"e stin"es» («Концерт в конце сезона»), опубликованный в 1988 г. уже после смерти Энвера Ходжи. Все эти произведения объединены единой художественно-идеологической задачей — создать образ «вневременной и вечной» Албании, свободной от искажений, возникших как результат чужого и чуждого влияния (прежде всего, влияния восточного — османского, а затем коммунистического — советского и китайского). При этом Кадарэ идет на смелую деформацию действительности. Говоря о романе «Концерт в конце зимы», посвященном прошлому совсем недавнему — разрыву албано-китайских отношений в середине 70-х годов, писатель указывает на то, что он произвел ряд серьёзных и сознательных искажений природно-климатического ландшафта Албании: понизил её температуру на 5-6 градусов, уменьшил «удельный вес» гор, «принес туман и дождь с европейских равнин», все это делается для того, чтобы «приблизить» Албанию к Европе. Тематически особняком стоит роман «Krushqit jan"e t"e ngrir"e» («Сваты замерзли», 1986), посвященный трагическим событиям в Косово 1981 года.

Произведения, написанные Кадаре в этот период окончательно упрочили его литературную репутацию как крупнейшего албанского писателя, признанного мастера европейского классического модернизма, создавшего, подобно Фолкнеру и Гарсиа Маркесу, свой особый литературный мир — Албанию Кадаре.

После смерти Энвера Ходжи 1985 и прихода к власти его преемника Рамиза Алии в Албании начался медленный процесс либерализации режима. В 1990 году албанские власти, напуганные событиями предшествующего 1989 года в социалистических странах Европы и, особенно, революцией в Румынии, пошли на серьёзные послабления в экономической и политической сферах. Однако Кадаре, разочарованный медленными темпами изменений, потерял веру в готовность и способность коммунистического руководства Албании призвести реальный демонтаж диктатуры. В октябре 1990 года он просит политического убежища в Франции. Быстрые политические перемены в Албании в конце 1990 — начале 1991 годов, приведшие к установлению в стране многопартийной системы, ограничили период настоящей эмиграции Кадаре несколькими месяцами. В настоящее время писатель живёт и во Франции и в Албании. Начиная с 1991 г. Кадаре публикует произведения, которые не могли увидеть свет ранее по политическим причинам — вывезенные им в 1986 г. во Франции романы «Hija» («Тень», полное историософских размышлений описание путешествия протагониста, обладающего портретными чертами Кадаре, во Франции, французский перевод — 1994, по албански — 2001) и «Vajza e Agamemnonit» («Дочь Агамемнона», рассказ об опасной и бесперспективной любви героя к дочери одного из партийных лидеров Албании, 2003), а также несколько рассказов. Среди крупных художественных произведений, написанных и опубликованных Кадаре в этот период, следует упомянуть романы «Piramida» («Пирамида», полное аллюзий на современность повествование о строительстве пирамиды Хеопса, написан в 1990 г., опубликован в 1992 г.), «Shkaba» («Орел», сюрреалистический рассказ о коммунистической Албании, в котором политическая ссылка отождествляется с попаданием в иной мир, 1996), «Spiritus» («Дух», роман о жизни в небольшом албанском городе, также отмеченный элементами сюрреализма, в книге дается портрет Энвера Ходжи в последние годы его жизни, 1996), «Lulet e ftohta t"e marsit» («Холодные цветы марта», изображение неспокойной ситуации в пост-коммунистической Албании, где, в частности, возрождаются обычаи кровной мести 2000), «Jeta, loja dhe vdekja e Lul Mazrekut» («Жизнь, игра и смерть Люля Мазрека», трагический рассказ, в котором главный герой оказывается невольно втянутым в полицейскую провокацию, направленную против албанских беженцев в Грецию, 2002), «Pasardh"esi» («Преемник», продолжение романа «Дочь Агамемнона», писатель отталкивается здесь от реальных событий — таинственного и до сих пор непроясненного самоубийства или убийства второго человека в коммунистической иерахии Албании, Мехмета Шеху, 2003), «C"eshtje t"e marr"ezis"e» («Безумные дела», роман сюжетно и стилистически является продолжением «Хроники в камне», детские воспоминания писателя о первых годах в послевоенной Албании, 2005).

Крупнейший албанский прозаик и поэт, получивший всемирную известность и переведённый на основные мировые языки.

Начинал как поэт. Первый сборник стихов «Frym"ezimet djaloshare» («Юношеские порывы») опубликовал в 1957 г. Второй сборник стихотворений «"End"errimet» («Мечтания») вышел в 1957 г. Учился на историко-филологическом факультете Тиранского университета, затем — в 1959—1961 гг.в Литературном институте им. Горького в Москве (впечатления об этом периоде отражены в романе «Сумерки степных богов» /«Muzgu i perendive t"e stepes» 1978). Во время пребывания в Москве написал свой первый роман «Quteti pa reklama» («Город без рекламы» 1959), изображающий похождение албанских юношей, ищущих свой путь в жизни в пуританских условиях коммунистической Албании. Роман, неприемлемый по тогдашним цензурным условиям, вышел только в 1998 г. В 1961 г. в Москве был издан сборник переводов стихотворений Кадаре на русский язык «Лирика» под редакцией и с предисловием Д. Самойлова.

Возвращение Кадаре в Албанию совпало с разрывом советско-албанских отношений. Вплоть до своей эмиграции в 1990 г. Кадаре жил при самом жестоком тоталитарном режиме Европы второй половины XX-го столетия и, тем не менее, смог создать произведения, ставящие вопросы, кардинальные для исторического бытия албанского этноса. При этом Кадарэ продолжал существовать в рамках режима, большинство его произведений были опубликованы и власти вынуждены были признать его крупнейшим национальным писателем, что впоследствии дало повод упрекать его в житейском и творческом конформизме. Надо отметить, однако, что взаимоотношения Кадаре с режимом отнюдь не развивались идиллически: ряд его произведений был запрещен, другие подвергались официозной критике или, напротив, замалчивались, один раз Кадаре был направлен (впрочем, ненадолго) на перевоспитание физическим трудом (любимый метод работы с интеллигенцией в коммунистической Албании. Мнение о том, что относительное благополучие Кадаре определялось расположением диктатора Энвера Ходжи — тоже уроженца Гирокастры, правдоподобно, но не находит однозначного подтверждения. Главное состоит в том, что несмотря на колоссальное идеологическое давление Кадаре смог создать корпус произведений, поднявших албанскую литературу на новый качественный уровень.

Начиная с возвращения в Албанию Кадаре, продолжая писать стихи, в большой степени переключается на прозу. В 1963 г. он публикует роман «Gjenerali i ushtris"e s"e vdekur» («Генерал мертвой армии», рус. пер.1989, 2006), принесший ему славу внутри Албании, а после перевода в 1970 г. во Франции и европейскую известность. Книга о поисках останков итальянских солдат, погибших в Албании во время итальянской оккупации (1939—1943), резко выделялась на фоне тогдашней албанской прозы, следовавшей, в основном, за худшими образцами советского социалистического реализма. Роман ярко демонстрирует особенности, характерные и для дальнейшего творчества Кадаре: любовь к изображению экстремальных ситуаций, выходящих за рамки бытового, повседневного; использование в повествовании разных рассказчиков (явных или скрытых); параболичность; некоторую условность образов; сочетание повышенного внимания к непонятному и таинственному с рационализмом. Следующий роман Кадаре «P"erbind"eshi» («Чудовище» 1965, первый образец сюрреализма в албанской литературе: действие в нём развивается в современной писателю Албании и, одновременно, в древней Трое), был запрещен цензурой сразу же после выхода. После относительно слабого и конъюнктурного романа «Dasma» («Свадьба» 1968), посвященного борьбе социалистических жизненных принципов с отживающими патриархальными устоями, Кадаре пишет роман «K"eshtjella» («Крепость» 1970, где впервые обращается к старой албанской истории, отныне едва ли не главной теме своего творчества. В книге изображена борьба албанцев под водительством Скандербега (который, впрочем, ни разу не назван по имени) с турками-османами, причем эта борьба трактуется как столкновения светлого начала, ассоциирующегося для Кадаре с Европой, с началом, темным, воплощением которого для писателя является, в данном случае, турецкое завоевание.

В 1971 г. выходит в свет одно из самых значительных произведений Кадаре — роман «Kronik"e n"e gur» («Хроника в камне»), наиболее автобиографичная из всех книг писателя. В этом проникнутом сильным лирическим чувством и одновременно сложном по форме романе Кадаре дает полную и свободную от политической конъюнктуры картину жизни родного города во время итальянской и немецкой оккупации.

В 1973 г. Кадаре публикует роман «Dimri i vjetmis"e s"e madhe» («Зима великого одиночества», второе переработанное издание под названием «Dimri i madh» / «Великая зима» вышло в 1977 г., рус. пер. 1992: «Суровая зима»), одно из самых противоречивых своих произведений. В этом монументальном романе Кадаре представил — разумеется, с «албанской» точки зрения — историю разрыва албано-советских отношений. В центре романа — фигура Энвера Ходжи, сатирически даны образы советских руководителей — Хрущева и других. Несомненно, что сам факт написания подобного романа имел прагматическое значение: Кадаре надеялся, что диктатор не станет убивать человека — известного писателя, — который его прославил. Вместе с тем, сам Кадаре указывал что в своей книге он сознательно придал Ходже черты, не свойственные последнему в жизни, изобразил его гуманным, склонным к демократическим решениям человеком, надеясь, что нарисованный портрет окажет обратное влияние на свой прототип.

Между тем, тучи над головой Кадаре стакли сгущаться. В июне 1974 г. в Тиране прошёл очередной пленум Албанской партии труда, на котором Энвер Ходжа обрушился с уничтожающей критикой на так называемых «либералов» — партийные круги и представителей интеллигенции, которые, по мнению диктатора были подвержены Западным влияниям. И без того скудной творческой свободе албанских писателей, казалось бы, пришёл конец. Кадаре пытается приспособиться к новому положению и выпускает относительно приемлемый для властей роман «N"endori i nj"e kryequteti» («Ноябрь в одной из столиц» 1975), посвященный освобождению Тираны партизанскими отрядами в 1944 г., а также вносит изменения в «Зиму великого одиночества». В 1975 г. Кадаре пытается опубликовать в одной из албанских газет большое стихотворение «Pashallar"et e kuq» («Красные паши»), в котором он, превознося Ходжу, указывает на глубокое неблагополучие в партийной верхушке (что, как будто бы соответствовало проходившему в то время в Албании периоду чисток). Однако в качестве потенциальной опасности режиму он указывает не на «либералов», а на «бюрократов», сторонников «твердого курса». Разражается грандиозный скандал, вёрстка номера газеты, где должно было быть напечатано стихотворение рассыпается (единственный его экземпляр чудом уцелел в государственных архивах и был опубликован лишь в 2002 г.), сам Кадаре подвергается уничтожающей критике, лишается права публиковаться и направляется в деревню для занятия сельским трудом.

Вскоре Кадаре возвращается в Тирану. Пережитые потрясения приводят его не к депрессии, а к новому творческому подъему, и за несколько лет он создает целый цикл произведений, принесших ему мировую известность. Все они — романы и большие рассказы — посвящены различным периодам истории Албании: средневековью («Kush e solli Doruntin"en» / «Кто привез Дорунтину» — основано на сюжете средневековой албанской баллады о мертвом брате, сопровождающем свою сестру на свадьбу, 1979; «Ura me tri harqe» / «Мост с тремя арками» — история начала османского внедрения на Балканы переплетается здесь с балканским сюжетом о человеческом жертвоприношении, обеспечивающем успех постройке, 1978); эпохе турецкого владычества («Kamarja e turpit» / «Ниша позора» — казнь Али-паши Тепеленского, 1978; «Komisioni i festave» / «Праздничная комиссия» — уничтожение албанских феодалов османскими властями в 1830 году, 1977; «Qorrfermani» / «Фирман о слепых» — фантастический указ султана об ослеплении людей с «дурным глазом», 1984; «Pallati i "Endrrave» / «Дворец сновидений» — герой — этнический албанец — работает в таинственном и всевластном «министерстве сновидений», куда стекаются сведения о снах жителей Империи, роман был запрещен албанскими властями 1981; «Breznit"e e Hankonat"eve» / «Поколения Ханконатов» — навеянное семейными преданиями и, одновременно, напоминающее «Сто лет одиночества» Гарсиа Маркеса описание жизни одной гирокастритской семьи на протяжении XVIII и XIX столетий, 1977); истории Албании 1910-х — 1930-х гг. («Viti i mbrapsht"e» / «Ужасный год» — бурные для Албании события 1914 года, 1986; «Prilli i thyer» / «Погибший апрель» — кровная месть на севере Албании, 1978; «Dosja H» / «Досье Г» — два американских фольклориста пытаются разобраться в «тайне» происхождения албанского эпоса, 1990). Упомянутые выше романы, посвящённые войне и разрыву с Советским Союзом, как бы продолжают этот цикл, а его естественным завершением становится роман «Koncert ne fund t"e stin"es» («Концерт в конце сезона»), опубликованный в 1988 г. уже после смерти Энвера Ходжи. Все эти произведения объединены единой художественно-идеологической задачей — создать образ «вневременной и вечной» Албании, свободной от искажений, возникших как результат чужого и чуждого влияния (прежде всего, влияния восточного — османского, а затем коммунистического — советского и китайского). При этом Кадарэ идет на смелую деформацию действительности. Говоря о романе «Концерт в конце зимы», посвященном прошлому совсем недавнему — разрыву албано-китайских отношений в середине 70-х годов, писатель указывает на то, что он произвел ряд серьёзных и сознательных искажений природно-климатического ландшафта Албании: понизил её температуру на 5-6 градусов, уменьшил «удельный вес» гор, «принес туман и дождь с европейских равнин», все это делается для того, чтобы «приблизить» Албанию к Европе. Тематически особняком стоит роман «Krushqit jan"e t"e ngrir"e» («Сваты замерзли», 1986), посвященный трагическим событиям в Косово 1981 года.

Произведения, написанные Кадаре в этот период окончательно упрочили его литературную репутацию как крупнейшего албанского писателя, признанного мастера европейского классического модернизма, создавшего, подобно Фолкнеру и Гарсиа Маркесу, свой особый литературный мир — Албанию Кадаре.

После смерти Энвера Ходжи 1985 и прихода к власти его преемника Рамиза Алии в Албании начался медленный процесс либерализации режима. В 1990 году албанские власти, напуганные событиями предшествующего 1989 года в социалистических странах Европы и, особенно, революцией в Румынии, пошли на серьёзные послабления в экономической и политической сферах. Однако Кадаре, разочарованный медленными темпами изменений, потерял веру в готовность и способность коммунистического руководства Албании призвести реальный демонтаж диктатуры. В октябре 1990 года он просит политического убежища в Франции. Быстрые политические перемены в Албании в конце 1990 — начале 1991 годов, приведшие к установлению в стране многопартийной системы, ограничили период настоящей эмиграции Кадаре несколькими месяцами. В настоящее время писатель живёт и во Франции и в Албании. Начиная с 1991 г. Кадаре публикует произведения, которые не могли увидеть свет ранее по политическим причинам — вывезенные им в 1986 г. во Франции романы «Hija» («Тень», полное историософских размышлений описание путешествия протагониста, обладающего портретными чертами Кадаре, во Франции, французский перевод — 1994, по албански — 2001) и «Vajza e Agamemnonit» («Дочь Агамемнона», рассказ об опасной и бесперспективной любви героя к дочери одного из партийных лидеров Албании, 2003), а также несколько рассказов. Среди крупных художественных произведений, написанных и опубликованных Кадаре в этот период, следует упомянуть романы «Piramida» («Пирамида», полное аллюзий на современность повествование о строительстве пирамиды Хеопса, написан в 1990 г., опубликован в 1992 г.), «Shkaba» («Орел», сюрреалистический рассказ о коммунистической Албании, в котором политическая ссылка отождествляется с попаданием в иной мир, 1996), «Spiritus» («Дух», роман о жизни в небольшом албанском городе, также отмеченный элементами сюрреализма, в книге дается портрет Энвера Ходжи в последние годы его жизни, 1996), «Lulet e ftohta t"e marsit» («Холодные цветы марта», изображение неспокойной ситуации в пост-коммунистической Албании, где, в частности, возрождаются обычаи кровной мести 2000), «Jeta, loja dhe vdekja e Lul Mazrekut» («Жизнь, игра и смерть Люля Мазрека», трагический рассказ, в котором главный герой оказывается невольно втянутым в полицейскую провокацию, направленную против албанских беженцев в Грецию, 2002), «Pasardh"esi» («Преемник», продолжение романа «Дочь Агамемнона», писатель отталкивается здесь от реальных событий — таинственного и до сих пор непроясненного самоубийства или убийства второго человека в коммунистической иерахии Албании, Мехмета Шеху, 2003), «C"eshtje t"e marr"ezis"e» («Безумные дела», роман сюжетно и стилистически является продолжением «Хроники в камне», детские воспоминания писателя о первых годах в послевоенной Албании, 2005).

Без серии

Генерал армии мертвых

Генерал армии мертвых - Кадарэ Исмаиль

Глава без номера — Тут какая-то ошибка, — сказал генерал, — мы зашли в тупик. — Взглянем еще раз на карту. — Ничего не могу понять. Перепутаны обозначения высот. — По-моему, план расположения могил набросали наспех, в разгар отступления. — Может быть. — Перекопаем еще раз, немного правее. Куда ведет проселочная дорога? — На территорию кооператива. — Попробуем еще раз, вон там. — Бесполезно. — Чертова глина. — Все равно нужно попробовать …

Читать книгу

Прощальный подарок зла

Прощальный подарок зла - Кадарэ Исмаиль

— Все не так просто, Бекир Али, — тихо сказал он. — Дело не в восстаниях, налогах и чем-то там еще. Все гораздо глубже… Глаза султана видят гораздо дальше наших. Если бы речь шла не о монархе, Бекир Али вряд ли сдержал бы раздражение — он всегда выходил из себя, когда ему говорили, что тут, мол, все гораздо глубже, чем кажется. Этого выражения он терпеть не мог. "Что это за дела такие? О чем ты говоришь? — нередко перебивал он собеседника. — Нет в этом мире ничего такого …

Читать книгу

Великая Стена

Великая Стена - Кадарэ Исмаиль

Впервые мне показалось, что есть какой-то разлад между Стеной и столицей нашего государства. Я всегда был уверен в их неразрывной связи — не только когда служил в столице, но и до этого, когда был мелким чиновником в далеких горах Тибета, и уж тем более когда меня перевели сюда, на Стену. Что они влияют одна на другую так же, как, по утверждениям, Луна влияет на воды, вызывая приливы и отливы, — это мне было известно давно. Но есть еще одна вещь, которую я понял, лишь прибыв сюда: Стена может передвигать …

Читать книгу

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.