Цезарь Гай Юлий

Книги от автора Цезарь Гай читать онлайн бесплатно или скачать в формате fb2, txt, html, mobi или epub
Закладки
Рейтинг: 9.36   
Пол: мужской   
Страница автора: http://ru.wikipedia.org/wiki/Гай_Юлий_Цезарьh   
Об авторе

Гай Юлий Цезарь (лат. Gaius Iulius Caesar ['gajs 'juljs 'kaesar]; 13 июля, или, по другим данным, 12 июля 100 или 102 до н. э.[1] — 15 марта 44 до н. э.) — древнеримский государственный и политический деятель, диктатор[2], полководец, писатель.

Своим завоеванием Галлии Цезарь расширил римскую державу до берегов северной Атлантики и подчинил римскому влиянию территорию современной Франции, а также начал вторжение на Британские острова. Деятельность Цезаря коренным образом изменила культурный и политический облик Западной Европы и оставила неизгладимый след в жизни следующих поколений европейцев. Гай Юлий Цезарь, обладая блестящими способностями военного стратега и тактика, одержал победу в сраженияхгражданской войны и стал единовластным повелителем Pax Romana. Наряду с Гнеем Помпеем он начал реформирование римского общества и государства, которое уже после его смерти привело к установлению Римской империи. Цезарь хотел централизировать управление республикой. Злые языки поговаривали, что он стремится к царской власти. Однако Цезарь, помня о неудачной практике правления первых семи царей, пошёл другим путём: стал пожизненным диктатором. Он настаивал на том, чтобы его называли просто — Цезарь. Его убийство привело к возобновлению гражданских войн, закату Римской республики и зарождению Империи, которую возглавил усыновлённый им Октавиан Август.

Позже многие монархи хотели связать себя с легендарным Цезарем. Так произошли нем. Kaiser («кайзер»), а также русскоепонятие «царь», являющееся термином, родственным слову «Цезарь».Гай Юлий Цезарь родился в Субуре, предместье Рима, находившемся неподалёку от Форума, в патрицианской семье из рода Юлиев, который играл немалую роль в истории Рима с древнейших времён.

Род Юлиев вёл свою родословную от Юла, сына троянского старейшины Энея, который, согласно мифологии, был сыном богини Венеры. Находясь на вершине своей славы, в 45 году до н. э. Цезарь заложил храм Венеры Прародительницы в Риме, намекая, тем самым, на своё родство с богиней. Когномен Caesar не имел смысла в латинском языке; советский историк Рима А. И. Немировский предположил, что он происходит от Cisre — этрусского наименования города Цере. Древность самой семьи Цезарей установить трудно (первый известный относится к концу V в. до н. э.). Отец будущего диктатора, тоже Гай Юлий Цезарь старший (проконсул Азии), остановился в своей карьере на должности претора. С материнской стороны Цезарь происходил из семьи Котта рода Аврелиев с примесью плебейской крови. Дяди Цезаря были консулами: Секст Юлий Цезарь (91 до н. э.), Луций Юлий Цезарь (90 до н. э.)

Отца Гай Юлий Цезарь потерял в шестнадцатилетнем возрасте; с матерью же сохранил тесные дружеские отношения до её смерти в 54 до н. э.

Дата рождения[править]

Дата рождения Цезаря долгое время была предметом дискуссий для исследователей. Свидетельства источников по этому вопросы разнятся. Сведения большинства античных авторов позволяют датировать рождение диктатора 100-м годом, хотя Евтропий указывает, что во время битвы при Мунде (17 марта 45 года до н. э.) ему было 56 лет[3]. Тацит упоминает, что Цезарь произносил обвинительную речь против Гнея Корнелия Долабеллы в 77 году в возрасте 21 года[4], но это сообщение иногда считают намеренной ошибкой, вызванной желанием Тацита упомянуть Цезаря в ряду молодых ораторов[5]. Два важных систематических источника о жизни диктатора — его биографии авторства Светония и Плутарха — сохранились не полностью. Светоний же всегда указывал, в каком году родился тот или иной римский правитель[6].

Причиной расхождений в историографии стало, однако, несоответствие времени занятия Цезарем магистратур известной практике. Хотя текст закона lex Villia annalis, который регламентировал порядок занятия магистратур, не сохранился, его основные положения были реконструированы. Цезарь же занимал все магистратуры раньше нормальной последовательности (cursus honorum) примерно на два года[7]. К этой проблеме привлёк внимание Теодор Моммзен. В своей «Римской истории» он предложил считать датой рождения Цезаря 102 год до н. э.[8]. При этом он доказывал, что большая часть источников ошибалась в указания даты рождения диктатора[9]. Немецкий историк также предположил, что цифры LII на денариях, выбитых в начале 49 года, обозначают возраст Цезаря[8][10]. Кроме того, французский исследователь Жером Каркопино предложил 101 год до н. э.[11], но его версия не пользовалась популярностью.

Однако впоследствии проблема начала решаться не только с помощью перемещения даты рождения диктатора. Так, в начале XX века было высказано предположение, что Цезарь мог получить особое разрешение от сената на досрочное занятие должностей[12]. Долгое время это предположение считалось наиболее правдоподобным, несмотря на высказываемые возражения[13]. Впоследствии было высказано предположение, что Цезарь изначально попадал в класс исключений, позволяющих более ранее занятие магистратур[9]. Ещё одним вариантом объяснения нестыковок стала гипотеза о влиянии венка из дубовых листьев — военной награды, которой Цезаря наградили около 80 года[14]. Наконец, высказывалась мысль, что представители патрицианских родов могли претендовать на магистратуры раньше плебеев[14].

Современные исследователи склонны признавать датой рождения Цезаря 12 июля 100 года до н. э., хотя в немецкой историографии нередко используется альтернативная датировка[11].

Детство[править]

Знатная и культурная семья создала благоприятные условия для его развития; тщательное физическое воспитание сослужило ему впоследствии немалую службу; основательное образование — научное, литературное, грамматическое, на греко-римских основах — сформировало логическое мышление, подготовило его к практической деятельности, к литературной работе.

Брак и служба в Азии[править]

До Цезаря род Юлиев, несмотря на аристократическое происхождение, не был богат по меркам римского нобилитета того времени. Именно поэтому до самого Цезаря почти никто из его родственников не добился особого влияния. Лишь его тётка по отцу, Юлия, вышла замуж за Гая Мария, талантливого полководца и реформатора римского войска. Марий был предводителем демократической фракции популяров в римском сенате и резко выступал против консерваторов из фракции оптиматов.

Внутриполитические конфликты в Риме в то время достигли такой остроты, что привели к гражданской войне. После взятия Рима Марием в 87 до н. э. на время установилась власть популяров. Молодой Цезарь был удостоен звания фламина Юпитера. Но, в 86 до н. э. умер Марий, а в 84 до н. э. во время бунта в войсках был убит узурпировавший власть консулЦинна. В 82 до н. э. Рим был взят войсками Луция Корнелия Суллы, и сам Сулла стал диктатором. Цезарь же был связан двойными родственными узами с партией его противника —Мария: семнадцати лет от роду он женился на Корнелии, младшей дочери Луция Корнелия Цинны, сподвижника Мария и злейшего врага Суллы. Это было своего рода демонстрацией его приверженности партии популяров, к тому времени приниженной и разбитой всевластным Суллой.

Поэтому неудивительно, что Сулла почти немедленно после свадьбы потребовал от Цезаря развестись с женой, как это сделали по его требованию Марк Пизон, женатый на Аннии, вдове Луция Цинны и другие.

Несмотря на угрозу попасть в случае отказа в проскрипционные списки и быть казнённым, Цезарь сохранил верность своей жене. Просьбы многочисленной родни, лично связанной сСуллой, спасли его от гнева диктатора. Об опасности Цезаря для государства Сулла, по свидетельству Светония, говорил так: «В этом Цезаре — много Мариев» и «Бойтесь плохо подпоясанного юнца», намекая на известную всем привычку молодого Цезаря ослаблять пояс на тоге.

Немилость диктатора заставила, однако, Юлия Цезаря сложить с себя полномочия фламина и уехать из Рима в Малую Азию, где он отбывал воинскую повинность в штабе пропретораМарка Минуция Ферма. Здесь ему также пришлось исполнять дипломатические поручения при дворе вифинийского царя Никомеда. В Риме ходил упорный слух, даже в определенной мере убеждение, что Цезарь вступил в гомосексуальную связь с царем Никомедом, причём, по некоторым свидетельствам, на царских пирах открыто выступал в роли мальчика-виночерпия. Обвинения и насмешки в связи с этим эпизодом преследовали Цезаря до конца жизни[15].

Во время осады и штурма Митилен он заслужил воинское отличие — corona civica, гражданский венок (его плели из листьев дуба), который получил из рук самого пропретора Марка Минуция Ферма. В связи с реформами Суллы обладатель гражданского венка немедленно, вне зависимости от возраста, становился членом Сената. Впоследствии он находился вКиликии, в лагере Сервилия Исаврика. Три года пребывания на Востоке не прошли бесследно для юноши; при дальнейших выводах о характере его политики надо всегда иметь в виду первые впечатления его юности, полученные в культурной, богатой, упорядоченной монархической Азии.

Возвращение в Рим и участие в политической борьбе[править]

После смерти Суллы (78 до н. э.) Цезарь вернулся в Рим и включился в политическую борьбу (выступая на римском Форуме с речами против сторонников Суллы Гнея Корнелия Долабеллы и Гая Антония, обвинявшихся в вымогательствах в провинциях Македония и Ахея (соответственно, где они и были наместниками). Оба процесса Цезарь проиграл, но, несмотря на это, приобрёл известность как один из лучших ораторов Рима.

Чтобы в совершенстве овладеть мастерством ораторского искусства, Цезарь специально в 75 до н. э. отправился на Родос к знаменитому преподавателю Аполлонию Молону. По пути он попал в плен к киликийским пиратам, за освобождение ему пришлось заплатить значительный выкуп в размере двадцати талантов, и пока его друзья собирали деньги, он больше месяца провёл в плену, упражняясь в красноречии перед похитителями. После освобождения он тут же собрал в Милете флот, захватил пиратскую крепость и приказал распять захваченных в плен пиратов в назидание другим[16][17][18][19]. Но, поскольку они в своё время обращались с ним хорошо, то Цезарь приказал перед распятием перебить им ноги, чтобы облегчить их страдания (если перебить ноги распятому, то он довольно быстро умрёт от асфиксии). Затем он частенько проявлял снисхождение к поверженным противникам. В этом и проявлялось так восхваляемое древними авторами «милосердие Цезаря».

Цезарь участвует в войне с царём Митридатом во главе самостоятельного отряда, но остаётся там недолго. В 74 до н. э. он возвращается в Рим. В 73 до н. э. он был кооптирован в греческую коллегию понтификов вместо умершего Гая Аврелия Котты, своего дяди[20][21][22].

Вскоре он побеждает на выборах в военные трибуны[23]. Точная дата его трибуната неизвестна: часто предлагается 73 год, но более вероятна датировка 72-м[22] или 71-м годом[20][24]. Из других источников известно, что в это время в Греции под командованием Марка Антония Кретика служил некий Гай Юлий, который нередко отождествлялся с Цезарем[20]. Однако в современной историографии более распространена точка зрения, что это два разных человека[20][25]. Чем занимался Цезарь в этот период, достоверно неизвестно. Высказывается предположение, что Цезарь мог быть задействован в подавлении восстания Спартака[20][26]. Цезарь мог быть занят в подготовке новобранцев[26]. Высказывается и предположение, что именно в это время Цезарь мог близко сойтись с Марком Лицинием Крассом, который в будущем сыграл немалую роль в карьере будущего диктатора[26].

Тем временем в 70 до н. э. между Помпеем и Крассом начинается борьба за власть в Риме. Оба эти военачальника только что одержали выдающиеся победы — Красс возглавлял армию, победившую восставших рабов под предводительством Спартакa, а Помпей, подавив восстание Сертория в Испании, вернулся в Италию и уничтожил остатки войск Спартака. Оба конкурента претендовали на получение под свою команду всего римского войска.

В 69 до н. э. Цезарь становится вдовцом — Корнелия умирает при родах. В 68 до н. э. умирает его тётка Юлия, вдова Гая Мария. Речь Цезаря на похоронах полна политических аллюзий и призывов к политическим реформам.

В 69 году до н. э. Цезарь становится квестором[22][27][28][29]. Обязанности квестора Цезарь исполняет в Дальней Испании.

Годы между квестурой и эдилитетом заняты судебной карьерой и всё более тесным сближением Цезаря с Помпеем и Крассом. Новая женитьба Цезаря — на Помпее, внучке Суллы, дочери Квинта Помпея Руфа (65 до н. э.) — скрепляет, по эллинистическому обычаю политических браков, это сближение. Цезарь выступает за предоставление Помпеючрезвычайных военных полномочий. Помпей одерживает верх в борьбе с Крассом, возглавляет флот и войско и в 66 до н. э. начинает поход на Восток, в ходе которого римляне завоёвывают большую часть Малой Азии, Сирию, Палестину.

В 65 до н. э. Цезарь избирается эдилом. В его функции входит организация городского строительства, транспорта, торговли, повседневной жизни Рима. Цезарь устраивает для римлян дорогостоящие зрелища, пышные театральные представления, гладиаторские бои, общественные обеды, завоёвывая популярность в широких кругах римского гражданства. На это у него уходят почти все его деньги. К концу года он приходит банкротом. Огромные долги (несколько сот золотых талантов) угрожают его будущей карьере.

Успех Цезаря на должности эдила, однако, позволяет ему избраться в 63 до н. э. великим понтификом, что даёт ему возможность избавиться от части долгов. Вступление в новую должность оказалось омрачено скандалом. Вторая жена Цезаря, Помпея, отвечала в качестве жены верховного жреца за организацию религиозного празднества Доброй Богини (Bona Dea), в котором могли участвовать лишь женщины. Однако в здание, предназначенное для священной церемонии, пробрался мужчина (Клодий), переодетый в женское платье, что было чудовищным святотатством. Цезарь был вынужден подать на развод — признавая, что его супруга может быть невиновна, он, тем не менее, заявляет: «Жена Цезаря должна быть вне подозрений».

Цезарь и Катилина[править]

В 65 до н. э., согласно некоторым противоречивым свидетельствам современников, Цезарь участвует в неудачном заговоре с целью захвата власти.

Крупные успехи Помпея на Востоке, приобретённая им слава, созданное им войско вызвали в Риме убеждение, что Помпей, несомненно, в ближайшем будущем сыграет в Риме рольдиктатора Суллы. Особенно ясно сознавалось это теми, кто, как и Помпей, добивались главенства в Риме — его недавними союзниками, Крассом и Цезарем. Для достижения своих целей они попытались устроить антигосударственный заговор, в результате которого Красс должен был быть провозглашён диктатором, а Цезарь — его ближайшим помощником. Заговор провалился, а задуманные убийства не были приведены в исполнение. Однако это является только легендой. Цезарь помог Цицерону раскрыть заговор. К тому же возможно, что его участие в заговоре позднее раздуто самим Цицероном, Бибулом и Катоном. Каждый из них недолюбливал Цезаря. Заговорщиков, однако, оставили без наказания — более того, власти решили вообще не признавать, что какой-либо государственный переворот планировался (поводом для того, чтобы не раздувать скандал, возможно, стало значительное на тот момент влияние Цезаря и Красса).

В 64 до н. э. Цезарь и его сторонники пытаются провести в консулы одного из участников неудачного заговора — Луция Сергия Катилину, в своё время при Сулле составившего себе состояние на проскрипциях, а ныне обедневшего патриция. Этому стремлению не дают исполниться римский сенат и позднее избранный консулом блестящий оратор Марк Туллий Цицерон. Обозлённый постоянными неудачами и чувствуя, что политическая жизнь его кончилась, Катилина пытается в 63 до н. э. сам организовать захват власти, но новый заговор также проваливается, Катилина после неудачного покушения на жизнь Цицерона бежит из Рима и гибнет в бою, а пятерых его сторонников захватывают и казнят без суда по решениюсената.

Цезарь, находясь в сложном положении, не говорит ни слова в оправдание заговорщиков, но настаивает на том, чтобы не подвергать их смертной казни. Предложение его не проходит, а сам Цезарь чуть было не гибнет от рук разгневанной толпы.

Как сообщает Гай Саллюстий Крисп, Цезарь лишь предлагает не казнить пойманных заговорщиков без суда. В своей речи в сенате он обращает внимание на то, что «пренебрежение законом в казалось бы оправданной ситуации приведёт в скором будущем к тому, что этот самый закон будет нарушаться постоянно и повсеместно». Однако тревожное положение в Республике не позволяло провести судебный процесс, содержание же сообщников Катилины под стражей также не представлялось безопасным. Цезарю почти удается склонить сенаторов на свою сторону, но усилиями Марка Катона заговорщиков отправляют на казнь. Впоследствии Марка Туллия Цицерона, бывшего консулом в тот год, отправят в изгнание за утверждение этого решения.

Первый триумвират[править]

 class=

 src=

Гай Юлий Цезарь. Бюст

В 62 до н. э. Юлий Цезарь отправляет претуру. Планы его относительно самостоятельных действий, которыми был бы парализован Помпей, рушатся. Не без труда удаётся ему избежать обвинения в участии в заговоре Катилины. Возвращение Помпея близится. Остаётся одно: пойти на вторые роли при Помпее и прежде всего загладить те свои действия, которые могли возбудить его неудовольствие.

Цезарь открыто занимает сторону Помпея. Он требует, чтобы Помпею поручено было закончить постройку храма Юпитера Капитолийского — честь, которая предназначена была признанному главе оптиматов Квинту Лутацию Катулу; он даже обвиняет Катула в присвоении денег, выделенных на постройку. При его активной поддержке сенат разрешает Помпею присутствовать на играх в одежде триумфатора. Наконец, он же требует для Помпея военной власти в Италии, под предлогом необходимости окончательно справиться с Катилиной и его войском. На последнее сенат, однако, не пошёл и даже на время отстранил Цезаря от должности.

Тем временем Помпей возвращается в Рим как частное лицо, без войска, и поселяется вне города, в ожидании триумфа.

Цезарь же, после претуры в 62 до н. э., в течение 2 лет является наместником в римской провинции Дальняя Испания, где проявляет незаурядные административные и военные способности, делает себе состояние и наконец-то рассчитывается с долгами. Испания в то время была единственным местом, где стояло сильное войско и где без особых усилий можно было быстро приобрести и лавры, и деньги.

В 60 до н. э. Цезарь вновь в Риме, где его ждут триумф и должность консула. Первым он, однако, жертвует для второго — жертвует охотно, хотя и невольно, под давлением сената — тем более что его триумф вряд ли мог произвести сильное впечатление после только что отпразднованноготриумфа Гнея Помпея Великого. В 59 до н. э. Цезарь избирается старшим консулом Римской республики. Его младшим партнёром становится его политический противник Марк Кальпурний Бибул, член фракции оптиматов.

 class=

 src=

Испания Дальняя (Hispania Ulterior)

(Бибул был консулом лишь формально, триумвиры фактически отстранили его от власти).

Консульство Цезаря необходимо как ему, так и Помпею. Распустив войско, Помпей, при всём своём величии, оказывается бессильным; ни одно из его предложений не проходит ввиду упорного сопротивления сената, а между тем он обещал своим солдатам-ветеранам землю, и этот вопрос не терпел отлагательства. Сторонников одного Помпея было недостаточно, нужно было более могущественное влияние — на этом и базировался союз Помпея с Цезарем и Крассом. Сам же консул Цезарь крайне нуждался во влиянии Помпея и деньгах Красса. Убедить бывшего консулаМарка Лициния Красса, старого врага Помпея, пойти на союз было нелегко, но в конце концов удалось — этот богатейший человек Рима никак не мог получить под своё командование войска для войны с Парфией.

Так возникло то, что историки впоследствии назовут первым триумвиратом — частное соглашение трёх лиц, никем и ничем, кроме их взаимного согласия, не санкционированное. Частный характер триумвирата был подчёркнут и скреплением его браками: Помпея — на единственной дочери Цезаря, Юлии Цезарис (несмотря на разницу в возрасте и воспитании, этот политический брак оказался скреплённым любовью), а Цезаря — на дочери Кальпурния Пизона.

Будучи консулом, Цезарь в 59 до н. э. проводит вопреки упорному сопротивлению сената и своего младшего партнёра ряд законов с целью укрепления государственного устройства и решения некоторых социальных проблем (в частности, около 20 тыс. граждан — ветераны Помпея и отцы не менее трёх детей — получают земельные участки в Кампании). Кроме того, в интересах Помпея Цезарь утверждает те распоряжения, которые тот сделал на Востоке в ходе своей военной кампании. Главной же задачей Цезаря является ослабление сената. И он добивается этого путём принятия ряда законов, поднявших его авторитет среди римского народа — о бесплатной раздаче хлеба, о праве объединяться в организации с политической целью, и наконец, об осуждении всех посягнувших незаконно на жизнь римского гражданина.

Наиболее важное значение для дальнейшего имел закон Ватиния, по которому Цезарь получил после консулата не наблюдение за лесами и дорогами в Италии, то есть борьбу с разбоем, как того хотел сенат, а управление Северной Италией (Цизальпийской Галлией) и Иллириком (побережьем Далмации), на 5 лет, с правом набирать войско (3 легиона — более 10000 человек). И здесь сенат вынужден был уступить и даже пойти дальше: добавить к перечисленному выше управление Трансальпинской Галлией на тот же срок (там стоял 1 легион). Впоследствии этот срок был продлён ещё на пять лет.

Галльская война[править]

Основная статья: Галльская война

 class=

 src=

Галльская война

Галльский проконсулат Цезаря стал прямым продолжением его деятельности в предыдущие 7—8 лет, направленной на получение под своё командование крупных военных сил, которые могли бы позволить ему претендовать на власть и, в случае необходимости, уравновесить военное влияние Помпея.

Вначале Цезарь полагал, что это можно будет осуществить в Испании, но более близкое знакомство с этой страной и её недостаточно удобное географическое положение по отношению к Италии заставили Цезаря отказаться от этой идеи, тем более что в Испании и в испанском войске сильны были традиции Помпея.

Поводом для начала военных действий в 58 до н. э. в Трансальпийской Галлии стало массовое переселение в эти земли кельтского племенигельветов. После победы над гельветами в этом же году последовала война против вторгшихся в Галлию германских племён, возглавляемыхАриовистом, окончившаяся полной победой Цезаря. Усиление римского влияния в Галлии вызвало волнения среди белгов. Кампания 57 до н. э. начинается с усмирения белгов и продолжается покорением северо-западных земель, где обитали племена нервиев и адуатуков. Летом 57 до н. э. на берегу р. Сабрис состоялось грандиозное сражение римских легионов с войском нервиев, когда лишь везение и лучшая выучка легионеров позволили римлянам одержать победу. В это же время легион под командованием легата Публия Красса покорил племена северо-западной Галлии.

Основываясь на донесении Цезаря сенат оказался вынужденным принять решение о празднестве и 15-дневном благодарственном молебствии.

Но уже в 56 до н. э. в различных местах Галлии происходят волнения. Цезарь спешно возвращается из Иллирии для подавления мятежей. Для победы над отпавшими от Цезарявенетами в устье Луары был построен флот, который одержал победу под командованием Децима Брута. В то же время легат Публий Красс покорил множество племён от Гароны доПиренеев, завоевав всю Аквитанию.

В результате трёх лет успешной войны Цезарь многократно увеличил своё состояние. Он щедро одаривал деньгами своих сторонников, привлекая к себе новых людей, увеличил своё влияние.

Новый 55 до н. э. начался с захвата германскими племенами усипетов и тенктеров галльских земель на территории современной Фландрии. В короткие сроки расправившись с непрошенными гостями, Цезарь наводит переправу через Рейн и совершает поход в Германию.

Этим же летом Цезарь организует свою первую, а в следующем, 54 до н. э. — вторую экспедицию в Британию. Легионы встретили здесь столь ожесточённое сопротивление аборигенов, что Цезарю пришлось вернуться в Галлию ни с чем. В 53 до н. э. продолжались волнения в галльских племенах, которые не могли смириться с притеснениями со стороны римлян. Все они были усмирены в короткие сроки.

Как и в предыдущие годы, в 52 до н. э. продолжились волнения среди галлов. Восстание арвернов возглавил Верцингеторикс. К нему быстро примкнуло множество других галльских племён. В борьбе с римлянами Верцингеторикс использовал тактику «выжженной земли», стремясь постоянными перемещениями и уничтожением поселений при отступлении лишить римское войско провианта и фуража. Успехи Верцингеторикса привели к нему новых сторонников, в результате чего война захлестнула всю Галлию. В конечном итоге Цезарь осадил Верцингеторикса в Алезии, окружив крепость двойным кольцом укреплений, причём легионы Цезаря расположились между осадными укреплениями. Когда в помощь к осаждённым прибыло подкрепление (которое насчитывало 250 000 человек), им пришлось штурмовать укрепления, обращённые к ним (в это время Верцингеторикс предпринял вылазку из Алезии с целью оттянуть на себя часть войск Цезаря). Когда стало казаться, что галлы побеждают, Цезарь ввёл в бой кавалерию, которая, обойдя врага с фланга, нанесла галлам удар в тыл, что привело к их полному разгрому. После этого Верцингеторикс был вынужден сдаться. В связи с этой выдающейся победой сенат объявляет в Риме 20-дневное торжество.

После поражения Верцингеторикса сопротивление в Галлии значительно ослабло. Последние племена были усмирены к 50 до н. э..

После успешных галльских войн популярность Цезаря в Риме достигла наивысшего предела. Даже такие противники Цезаря, как Цицерон и Гай Валерий Катулл, признавали грандиозные заслуги полководца.

Конфликт между Юлием Цезарем и Помпеем[править]

Основная статья: Гражданская война в Древнем Риме (49—45 до н. э.)

 class=

 src=

Древнеримская монета с портретом Юлия Цезаря.

Блестящие результаты первых экспедиций колоссально подняли престиж Цезаря в Риме; галльские деньги поддерживали этот престиж не менее успешно. Сенатская оппозиция против триумвирата, однако, не дремала, и Помпей в Риме переживал ряд неприятных моментов. ВРиме ни он, ни Красс не чувствовали себя на месте; обоим хотелось военной власти. Цезарю, для достижения намеченных целей, необходимо было продолжение полномочий. На основе этих желаний зимой 56—55 годах до н. э. состоялось новое соглашение триумвиров, по которому Цезарь получал Галлию ещё на 5 лет, Помпей и Красс — консулат на 55 год до н. э., а затем проконсулат: Помпей — в Испании, Красс — вСирии. Сирийский проконсулат Красса окончился его гибелью.

Помпей остался в Риме, где после его консулата началась полная анархия, возможно, не без участия Юлия Цезаря. Анархия достигла таких размеров, что Помпей был выбран на 52 до н. э. консулом без коллегии. Новое возвышение Помпея, смерть жены Помпея, дочери Цезаря (54 до н. э.), ряд его интриг против возраставшей репутации Цезаря неминуемо вели к их разрыву, но восстание Верцингеторикса на время спасло положение. Серьёзные столкновения начались только в 51 до н. э., причем Помпей участвовал в этом в роли главы римского государства, признанного сенатом и народом, обладавшего проконсульской властью и распоряжавшегося семью легионами в Испании. Если раньше Цезарь был необходим Помпею, то теперь он был только помехой, которую нужно было устранить как можно скорее. Конфликт, возникший в 56 году до н. э., теперь созрел и политически. Первый ход должен был сделать Помпей, поскольку политическое положение Юлия Цезаря было несравненно хуже. В руках Помпея были все козыри, за исключением военной силы в первый период. Помпей повел игру так, что конфликт между ним и Цезарем оценивался не как личный, а как борьба Сената против революционного проконсула.

 class=

 src=

Помпей

Переписка Цицерона служит документальным пробным камнем, показывающим достоверность изложения событий самим Цезарем в его политической брошюре исторического содержания, озаглавленной «De bello civili». Огромное значение имела бы 109-я книга Тита Ливия, если бы она до нас дошла в оригинале а не в извлечениях Флора, Евтропия и Орозия. Основу Ливиева изложения сохранил нам, может быть, Дион Кассий. Много данных находим мы и в кратком очерке офицера времён императора Тиберия, Веллея Патеркула; многое даётСветоний, кое-что — автор исторической поэмы из времени гражданской войны, современник Нерона, Лукан. Аппиан и Плутарх восходят в изложении гражданской войны, вероятно, к историческому труду Гая Азиния Поллиона.

 class=

 src=

Помпей на монете своего сына, Секста Помпея.

По соглашению Цезаря и Помпея в Лукке в 56 до н. э. и последовавшему за ним закону Помпея и Красса в 55 до н. э., полномочия Цезаря в Галлии и Иллирике должны были прекратиться в последний день февраля 49 до н. э.; при этом определённо указано было, что до 1 марта 50 до н. э. речи в сенате о преемнике Цезарю не будет. В 52 до н. э. только галльские смуты не дали состояться разрыву между Цезарем и Помпеем, вызванному передачей всей власти в руки Помпея, как единого консула и в то же время проконсула, чем нарушалось равновесие дуумвирата. Как компенсации, Цезарь требовал для себя возможности такого же положения в будущем, то есть соединения консулата и проконсулата или, вернее, немедленной замены проконсулата консулатом. Для этого необходимо было добиться разрешения быть выбранным консулом на 48 до н. э., не вступая в течение 49 до н. э. в город, что было бы равносильно отказу от военной власти.

Плебисцит 52 до н. э., проведённый в марте месяце всей трибунской коллегией, дал Цезарю просимую привилегию, чему Помпей не противоречил. В этой привилегии содержалось, согласно обычаям, и молчаливое продолжение проконсульства до 1 января 48 до н. э. Удача Юлия Цезаря в борьбе с Верцингеториксом заставила правительство пожалеть о сделанной уступке — и в том же году проведён был ряд боевых законов, направленных против Цезаря. Помпею продолжена была его власть в Испании до 45 до н. э.; для устранения возможности Цезарю после консулата возобновить немедленно проконсулат, был проведён закон, запрещавший отправление в провинцию ранее чем через 5 лет после сложения магистратуры; наконец, прямо в отмену только что данной привилегии подтверждено было постановление, запрещавшее добиваться магистратур, не находясь в Риме. К проведённому уже закону, вопреки всякой законности, Помпей присоединил, однако, клаузулу, подтверждавшую привилегию Цезаря.

В 51 до н. э. счастливое окончание галльских войн дало Цезарю возможность вновь деятельно выступить в Риме. Он просил у сената, добиваясь от него формального признания привилегии, продолжения проконсулата хотя бы в части провинции до 1 января 48 до н. э. Сенат отказал, и этим поставлен был на очередь вопрос о назначении преемника Юлию Цезарю. Законным, однако, было разбирательство этого дела только после 1 марта 50 до н. э.; до этого времени всякая интерцессия дружественных Цезарю трибунов и формально была совершенно основательной. Цезарь добивался лично уладить свои отношения с Помпеем; крайние в сенате не желали этого допустить; средние искали выхода, находя его в том, чтобы Помпей встал во главе войска, назначенного для Парфянской войны, настоятельно необходимой ввиду поражения и смерти Красса. Сам Помпей тяжело болел и большую часть времени проводил вдали от Рима.

В 50 до н. э. дело должно было принять более острый оборот, тем более что Цезарь нашёл себе гениального в политической интриге агента — Куриона, избранного на этот год трибуном. Из консулов один — Эмилий Павел — был на стороне Цезаря, другой — Гай Клавдий Марцелл — всецело против него, как руководитель сенатских ультраконсерваторов. Целью Куриона было поссорить сенат и Помпея и заставить последнего вновь войти в сношение с Цезарем. Для этого он противился всякому постановлению сената о провинциях и требовал, чтобы законность была восстановлена вполне, то есть чтобы и Помпей, и Цезарь отказались от полномочий. Весной Помпей сильно заболел; во время выздоровления он письменно согласился на условия Куриона и, окончательно оправившись, двинулся к Риму. Его сопровождал сплошной триумф; встречи, молебствия и т. д. давали ему уверенность в том, что вся Италия за него. Несмотря на это, и под Римом он не взял назад данного им согласия. Весьма возможно, что в конце 50 г. происходила новая дипломатическая кампания Цезаря, вызывавшая Помпея на соглашение; на Парфию, вероятно, указывалось как на средство примирения. Помпей мог быть там в своей сфере и обновить свои восточные лавры. Показателем мирного настроения Цезаря и возможности соглашения служит то, что Цезарь отдал, по требованию сената, два своих легиона (один — ссуженный ему Помпеем) и отправил их в Италию по направлению к Брундизию.

Осенью 50 до н. э. Цезарь появился, наконец, в Северной Италии, где его встретила копия торжеств, оказанных Помпею. В ноябре он был вновь в Галлии, где за политической демонстрацией, только что состоявшейся в Италии, последовала военная, в виде смотра легионам. Год близился к концу, а положение все было крайне неопределённым. Примирение между Цезарем и Помпеем окончательно не удалось; симптомом этого является то, что Цезаревы легионы, отправленные было в ноябре в Брундузий, были задержаны в Капуе и затем ждали событий в Луцерии. В сенате Г. Марцелл энергично добивался того, чтобы Юлия Цезаря объявили незаконно обладающим властью и врагом отечества, на что не было законных оснований. Большинство сената, однако, настроено было мирно; сенат больше всего желал, чтобы Цезарь и Помпей оба сложили свои полномочия. Главным противником Марцелла был Курион. 10 декабря он уже не мог функционировать как трибун: в этот день вступали новые трибуны. Но и теперь Марцеллу не удалось увлечь за собою сенат; тогда он, не желая передать дело в руки новых консулов, в сопровождении нескольких сенаторов, без всяких полномочий, 13 декабря появился в Куманской вилле Помпея и передал ему меч для защиты свободного строя. Помпей, решившийся на войну, пользуется случаем и отправляется к легионам в Луцерию. Акт 13 декабря Цезарь совершенно правильно считает началом смуты — initium tumultus — со стороны Помпея. Действия Помпея были незаконны и были немедленно (21 декабря) провозглашены таковыми в речи Антония, одного из легатов Юлия Цезаря и трибунов этого года. Курион лично известил о случившемся Цезаря, находившегося в то время в Равенне. Положение оставалось неопределённым, но в руках Помпея было два превосходных легиона, он заручился поддержкой одного из самых близких Цезарю людей — Т. Лабиена; Цезарь же имел в Италии только один легион ветеранов и должен был, в случае наступления, действовать во враждебно ему настроенной — так, по крайней мере, казалось Помпею — стране. Впрочем, уже теперь вероятно Помпей имел в виду окончательные счёты свести не в Италии, а в провинциях.

Для Цезаря важнее всего было выиграть время; предлог для начала военных действий был уже в его руках, но сил для войны было мало. Во всяком случае, ему было выгодно, чтобы начало действий было для его врагов неожиданностью. Курион предъявил 1 января в сенате ультиматум Цезаря. Цезарь объявлял о своей готовности сложить власть, но вместе с Помпеем, и грозил иначе войной. Угрозы вызвали открытое противодействие сената: Помпей не должен слагать власти, Цезарь должен сложить её до июля 49 г.; и то, и другое было, впрочем, вполне законно. Против сенатусконсульта протестовали трибуны М. Антоний и Кассий. После этого, однако, продолжались рассуждения о том, как бы найти modus vivendi без войны. Того же желал и Цезарь. До 7 января в Риме были получены его новые, более мягкие условия. Помпей должен был отправиться в Испанию; для себя Цезарь просил продолжения власти до 1 января 48 г., хотя бы только в Италии, с войском всего в 2 легиона. Цицерон, появившийся 5 января под стенами Рима после возвращения из своего киликийского проконсульства, добился дальнейшей уступки: только Иллирию и 1 легион требовал Цезарь. Помпей, однако, и на эти условия не пошёл.

7 января собрался сенат и употребил все старания, чтобы трибуны взяли назад интерцессию 1 января. Антоний и Кассий были непоколебимы. Консул потребовал тогда их удаления из сената. После горячего протеста Антония Кассий, Целий Руф и Курион покинули сенат и в одежде рабов, тайком, в наёмной телеге, бежали к Цезарю. После удаления трибунов консулам даны были сенатом экстраординарные полномочия, с целью предотвратить смуту. В дальнейшем собрании вне стен города, в присутствии Помпея и Цицерона, вотирован был decretum tumultus, то есть Италия объявлена на военном положении; распределены были провинции, ассигнованы деньги. Главнокомандующим фактически был Помпей, по имени — четыре проконсула. Все дело было теперь в том, как отнесётся к этому Цезарь, запугают ли его грандиозные приготовления к войне с ним.

Известие о действиях сената Цезарь получил от беглецов-трибунов 10 января. В его распоряжении было около 5000 человек легионных солдат. Половина этих сил стояла на южной границе провинции, у реки Рубикон. Действовать надо было как можно скорее, чтобы захватить сенат врасплох, пока ещё не пришло официальное известие о проведённых, наконец, законным образом требованиях сената от 1 января. День 10-го Цезарь тайно от всех посвящает нужным распоряжениям, ночью — опять-таки тайно — с несколькими близкими бросается к войску, переходит границу своей провинции — Рубикон — и захватывает Ариминум, ключ Италии. В то же время Антоний с другой частью войска идёт на Арреций, который так же захватывает неожиданным натиском. В Ариминуме застают Цезаря за набором новых войск послы сената. Цезарь отвечает им, что хочет мира, и обещает очистить провинцию к 1 июля, лишь бы за ним осталась Иллирия, а Помпей удалился бы в Испанию. Вместе с тем Цезарь настойчиво требует свидания с Помпеем. Между тем в Риме распространяются ужасные слухи. Сенат, по возвращении послов, вынудив у Помпея согласие, отправляет их вновь к Цезарю. Свидания с Помпеем не должно быть (соглашения между ними сенат допустить не мог); Цезарю обещаны триумф и консульство, но прежде всего он должен очистить занятые города, уйти в свою провинцию и распустить войско. Между тем Цезарем заняты были 14 и 15 января Анкона и Пизавр. Надежды сената и Помпея на то, что Цезарь даст им время подготовиться, рухнули.

Помпею, с его новобранцами и двумя Цезаревыми легионами, трудно было перейти в наступление, трудно было и поставить все на карту, защищая Рим. Ввиду этого, не дожидаясь возвращения посольства, Помпей покидает Рим 17 января со всем почти сенатом, запечатав казну, в страшной спешке. Главной квартирой Помпея становится отныне Капуя. Отсюда он думал, взяв легионы в Луцерии, захватить Пицен и организовать там защиту. Но уже 27—28 января Пицен, с его главным пунктом Авксимом, очутился в руках Цезаря. Гарнизоны занятых городов переходили к Цезарю; его войско росло, дух поднимался. Помпей окончательно решил бросить Италию и организовать сопротивление на Востоке, где он мог командовать единолично, где меньше было помехи от всяческих коллег и советников; сенаторам же не хотелось покидать Италию. Казну они оставили в Риме, рассчитывая на возвращение, против воли Помпея. Между тем посольство возвратилось от Цезаря ни с чем; на переговоры надежды больше не было. Надо было вынудить Помпея к защите Италии.Домиций Агенобарб с 30 когортами запирается в Корфинии и зовёт Помпея на выручку. За выручку сенат обещает потребованную Помпеем казну. Но Помпей пользуется временем, пока Цезарь осаждает Домиция, чтобы сосредоточить силы в Брундизии и организовать переправу. В середине февраля Корфиний взят; Цезарь спешит к Брундизию, где все готово к защите. 9 марта начинается осада; 17-го Помпей ловким манёвром отвлекает внимание противника, сажает войско на корабли и покидает Италию. С этого момента борьба переносится в провинции. За это время цезарианцы успели занять Рим и установить там некоторое подобие правительства.

Сам Цезарь появился в Риме только на короткое время в апреле, захватил казну и сделал кое-какие распоряжения о действиях его легатов во время его отсутствия. В дальнейшем ему представлялось два способа действий: либо преследовать Помпея, либо обратиться против его сил на западе. Он выбрал последнее, очевидно потому, что восточные силы Помпея были ему менее страшны, чем 7 старых легионов в Испании, Катон в Сицилии и Вар в Африке. Облегчало ему действия в Испании и то, что его тыл прикрывала Галлия, а успех в самом начале был особенно важен и дорог. Главную опасность представляла Испания, где командовали три легата Помпея — Афраний, Петрей и Варрон. В Галлии Цезаря задержала Массилия, ставшая на сторону Помпея. Терять время здесь Цезарю не хотелось; он оставил три легиона осаждать город, сам же ускоренно двинулся к реке Sicoris, где его ждал его легат Фабий, стоявший лагерем против укреплённого лагеря помпеянцев у города Илерды. После долгих и утомительных операций Цезарю удалось заставить помпеянцев покинуть свой крепкий лагерь. Быстрым маршем и гениальным обходом он сделал положение отступавшего к Эбро противника настолько трудным, что легатам Помпея пришлось сдаться. Варрону тоже ничего другого не оставалось. Здесь, как и в Италии, Ю. Цезарь не прибегнул к казням и жестокостям, что значительно облегчило возможность капитуляции войск в будущем. На возвратном пути Цезарь застал Массилию совершенно истощённой и принял её капитуляцию.

За время его отсутствия Курион вытеснил из Сицилии Катона и успел переправиться в Африку, но здесь, после эфемерных успехов, не выдержал натиска помпеянских войск и мавританского царя Юбы и погиб со всем почти своим войском. Цезарю предстояла теперь трудная задача. Силы Помпея были, правда, слабее, но зато он всецело владел морем и успел основательно организовать интендантскую часть. Большое преимущество давала ему также его сильная конница, союзные контингенты македонцев, фракийцев, фессалийцев и др. Путь сушей в Грецию, где утвердился Помпей, был закрыт; занимавший Иллирию Гай Антоний принуждён был сдаться со своими 15 когортами. Оставалось и здесь надеяться на быстроту и неожиданность действий. Главная квартира Помпея, главные его запасы были в Диррахии; сам он стоял в Фессалонике, его войско — в Перэе. Совершенно неожиданно, 6 ноября 49 г, Цезарь отплыл с 6 легионами из Брундизия, захватил Аполлонию и Орик и двинулся к Диррахию. Помпею удалось предупредить его, и оба войска стали друг против друга у Диррахия. Положение Цезаря было незавидно; малочисленность войска и недостаток провианта давали себя чувствовать. Помпей, однако, со своим не очень надёжным войском на битву не решался. Около весны удалось Марку Антонию доставить остальные три легиона, но и это не изменило положения. Боясь прибытия Помпеева резерва изФессалии, Цезарь послал против него часть своего войска, а с остальными попытался блокировать Помпея. Помпей блокаду прорвал, причём нанёс сильное поражение Цезарю. После этого Цезарю оставалось только снять блокаду и уйти на соединение со своей фессалийской армией. Здесь Помпей нагнал его у Фарсалы. Сенатская партия в его лагере настояла на том, чтобы дана была решительная битва. Превосходство сил было на стороне Помпея, но выучка и дух всецело на стороне 30000-й армии Юлия Цезаря. Битва (6 июня 48 г.) кончилась полным поражением Помпея; войско почти целиком сдалось, Помпей бежал в ближайшую гавань, оттуда на Самос и наконец в Египет, где был убит, по приказанию царя. Цезарь преследовал его и появился вслед за его смертью в Египте.

С небольшим войском он вступил в Александрию и вмешался во внутренние дела Египта. Египет нужен был ему как богатейшая страна и привлекал его своей сложной и искусной административной организацией. Задержала его и связь с Клеопатрой, сестрой и женой молодого Птолемея, сына Птолемея Авлета. Первым актом Цезаря было водворить во дворце прогнанную мужем Клеопатру. Вообще он распоряжался в Александрии как полновластный хозяин, как монарх. Это, в связи со слабостью Цезарева войска, подняло в Александрии на ноги все население; одновременно от Пелузия подступило к Александрии египетское войско, провозгласившее царицей Арсиною. Цезарь был заперт во дворце. Попытка путём захвата маяка найти выход в море не удалась, задобрить восставших отсылкой Птолемея — тоже. Выручило Цезаря прибытие подкреплений из Азии. В сражении близ Нила войско Египта было разбито, и Цезарь стал хозяином страны (27 марта 47 г.).

Поздно весной Цезарь покинул Египет, оставив царицей Клеопатру и её мужа, Птолемея-младшего (старший был убит в битве при Ниле). 9 месяцев пробыл Цезарь в Египте;Александрия — последняя эллинистическая столица — и двор Клеопатры дали ему немало впечатлений и много опыта. Несмотря на настоятельные дела в Малой Азии и на Западе, Цезарь из Египта отправляется в Сирию, где, как преемник Селевкидов, восстанавливает их дворец в Дафне и вообще ведёт себя как хозяин и монарх.

В июле он покинул Сирию, быстро справился с восставшим понтийским царём Фарнаком и поспешил в Рим, где его присутствие было настоятельно необходимо. После смерти Помпея его партия и партия сената далеко не были сломлены. Немало было помпеянцев, как их называли, в Италии; опаснее были они в провинциях, особенно в Иллирике, Испании и Африке. Цезаревым легатам с трудом удалось подчинить Иллирик, где долго не без успеха вёл сопротивление Марк Октавий. В Испании настроение войска было явно помпеянское; в Африке собрались все видные члены сенатской партии, с сильным войском. Здесь были и Метелл Сципион, главнокомандующий, и сыновья Помпея, Гней и Секст, и Катон, и Тит Лабиен, и др. Поддерживал их мавританский царь Юба. В Италии во главе помпеянцев стал прежний сторонник и агент Юлия Цезаря, Целий Руф. В союзе с Милоном он затеял революцию на экономической почве; пользуясь своей магистратурой (претурой), он объявил отсрочку всех долгов на 6 лет; когда консул отрешил его от магистратуры, он поднял на юге знамя восстания и погиб в борьбе с правительственными войсками.

В 47 г. Рим был без магистратов; хозяйничал в нём М. Антоний, как magister equitum диктатора Юлия Цезаря; смуты возникли благодаря трибунам Луцию Требеллию и Корнелию Долабелле на той же экономической почве, но без помпеянской подкладки. Опасны были, однако, не трибуны, а Цезарево войско, которое должно было быть отправлено в Африку для борьбы с помпеянцами. Долгое отсутствие Юлия Цезаря ослабило дисциплину; войско отказалось повиноваться. В сентябре 47 г. Цезарь вновь появился в Риме. С трудом удалось ему успокоить солдат, двигавшихся уже на Рим. Быстро покончив с необходимейшими делами, зимой того же года Цезарь переправляется в Африку. Подробности этой его экспедиции известны плохо; специальная монография об этой войне одного из его офицеров страдает неясностями и пристрастием. И здесь, как и в Греции, преимущество первоначально было не на его стороне. После долгого сиденья на берегу моря в ожидании подкреплений и утомительного похода внутрь страны Цезарю удаётся наконец вынудить битву у Тапса, в которой помпеянцы были разбиты наголову (6 апреля 46 г.). Большая часть видных помпеянцев погибли в Африке; остальные спаслись в Испанию, где войско встало на их сторону. В то же время началось брожение в Сирии, где значительный успех имел Цецилий Басс, захвативший в свои руки почти всю провинцию.

28 июля 46 году Цезарь вернулся из Африки в Рим, но пробыл там только несколько месяцев. Уже в декабре он был в Испании, где его встретила крупная вражеская сила, предводительствуемая Помпеями, Лабиеном, Атием Варом и др. Решительная битва, после утомительного похода, дана была близ Мунды (17 марта 45 г.). Битва едва не кончилась поражением Цезаря; его жизнь, как ещё недавно в Александрии, была в опасности. Со страшными усилиями победа была вырвана у врагов, и войско помпеянцев в значительной части перерезано. Из руководителей партии в живых остался один Секст Помпей. По возвращении в Рим Цезарь наряду с реорганизацией государства готовился к походу на Восток, но 15 марта 44 г. погиб от руки заговорщиков. Причины этого могут быть выяснены только после разбора той реформы государственного строя, которая начата и проведена была Цезарем в короткие периоды его мирной деятельности.

Власть Юлия Цезаря[править]

 class=

 src=

Статуя Цезаря в саду Версальского дворца (1696, скульптор Кусту)

За долгое время своей политической деятельности Юлий Цезарь совершенно определённо уяснил себе, что одним из основных зол, вызывающих тяжкую болезнь римского государственного строя, является неустойчивость, бессилие и чисто городской характер исполнительной власти, эгоистический, узкопартийный и сословный характер власти сената. С первых моментов своей карьеры он открыто и определённо боролся и с тем, и с другим. И в эпоху заговора Катилины, и в эпоху экстраординарных полномочий Помпея, и в эпоху триумвирата Цезарь проводил сознательно идею централизации власти и необходимость разрушить престиж и значение сената.

 class=

 src=

Памятник Юлию Цезарю в Риме

Единоличность, насколько можно судить, не казалась ему необходимой. Аграрная комиссия, триумвират, затем дуумвират с Помпеем, за который Ю. Цезарь так цепко держался, показывают, что он не был против коллегиальности или деления власти. Нельзя думать, чтобы все указанные формы были для него только политической необходимостью. Со смертью Помпея Цезарь фактически остался единым руководителем государства; мощь сената была сломлена и власть сосредоточена в одних руках, как некогда в руках Суллы. Для проведения всех тех планов, которые задумал Цезарь, власть его должна была быть возможно сильной, возможно нестесненной, возможно полной, но при этом, по крайней мере на первых порах, она не должна была выходить формально из рамок конституции. Естественнее всего — так как готовой формы монархическойвласти конституция не знала и относилась к царской власти с ужасом и отвращением — было соединить в одном лице полномочия обычного и экстраординарного характера около одного какого-либо центра. Таким центром ослабленное всей эволюцией Рима консульство быть не могло: нужна была магистратура, неподверженная интерцессии и veto трибунов, объединявшая военные и гражданские функции, не ограниченная коллегиальностью. Единственной магистратурой этого рода была диктатура. Неудобство её по сравнению с формой, придуманной Помпеем — соединение единоличного консульства с проконсульством, — состояло в том, что она была слишком неопределённа и, давая в руки все вообще, не давала ничего в частности. Экстраординарность и срочность её можно было устранить, как это сделал Сулла, указанием на её постоянство (dictator perpetuus), неопределённость же полномочий — с которой Сулла не считался, так как видел в диктатуре только временное средство для проведения своих реформ — устранялась только путём вышеуказанного соединения. Диктатура, как основа, и рядом с этим серия специальных полномочий — вот, следовательно, те рамки, в которые Ю. Цезарь хотел поставить и поставил свою власть. В этих пределах власть его развивалась следующим образом.

В 49 год — год начала гражданской войны — во время пребывания его в Испании народ, по предложению претора Лепида, выбирает его диктатором. Вернувшись в Рим, Ю. Цезарь проводит несколько законов, собирает комиции, на которых его выбирают во второй раз консулом (на48 год), и отказывается от диктатуры. В следующем 48 году (октябрь-ноябрь) он получил диктатуру во 2-й раз, на 47-й г. В этом же году, после победы над Помпеем, во время своего отсутствия он получает ряд полномочий: кроме диктатуры — консульство на 5 лет (с 47 года) и трибунскую власть, то есть право заседать вместе с трибунами и производить вместе с ними расследования, — сверх того, право называть народу своего кандидата на магистратуры, за исключением плебейских, право раздавать без жребия провинции бывшим преторам [Провинции бывшим консулам распределяет по-прежнему сенат.] и право объявлять войну и заключать мир. Представителем Цезаря в этом году в Риме является его magister equitum — помощник диктатора М. Антоний, в руках которого, несмотря на существование консулов, сосредоточена вся власть.

В 46 году Цезарь был и диктатором (с конца апреля) в третий раз, и консулом; вторым консулом и magister equitum был Лепид. В этом году, после африканской войны, полномочия его значительно расширяются. Он избран диктатором на 10 лет и в то же время руководителем нравами (praefectus morum), с неограниченными полномочиями. Сверх того, он получает право первым голосовать в сенате и занимать в нём особое кресло, между креслами обоих консулов. Тогда же подтверждено было его право рекомендовать народу кандидатов в магистраты, что равносильно было праву назначать их.

В 45 году он был диктатором в 4-й раз и одновременно консулом; помощником его был тот же Лепид. После испанской войны (январь 44 г.) его избирают диктатором пожизненно и консулом на 10 лет. От последнего, как, вероятно, и от 5-летнего консульства прошлого года, он отказался [В 45 году его выбрали консулом по предложению Лепида.]. К трибунской власти присоединяется неприкосновенность трибунов; право назначать магистратов и промагистратов расширяется правом назначать консулов, распределять провинции между проконсулами и назначать плебейских магистратов. В этом же году Цезарю дано было исключительное полномочие распоряжаться войском и деньгами государства. Наконец, в том же 44 г ему дарована была пожизненная цензура и все его распоряжения заранее одобрены сенатом и народом.

Этим путём Цезарь стал полновластным монархом, оставаясь в пределах конституционных форм [Для многого и из экстраординарных полномочий были прецеденты в прошлой жизни Рима: диктатором был уже Сулла, повторял консульство Марий, распоряжался в провинциях при посредстве своих агентов Помпей, и притом не раз; Помпею же дано было народом неограниченное распоряжение денежными средствами государства.]. Все стороны жизни государства сосредоточились в его руках. Войском и провинциями он распоряжался через своих агентов — назначенных им промагистратов, которые и магистратами делались только по его рекомендации. Движимое и недвижимое имущество общины было в его руках как пожизненного цензора и в силу специальных полномочий. Сенат от руководительства финансами был окончательно устранён. Деятельность трибунов была парализована его участием в заседаниях их коллегии и дарованной ему трибунской власти и трибунской sacrosanctitas. И тем не менее коллегой трибунов он не был; имея их власть, он не имел их имени. Так как и их он рекомендовал народу, то и по отношению к ним он являлся высшей инстанцией. Сенатом он распоряжается по произволу и как председатель его (для чего ему, главным образом, и нужен был консулат), и как первый дающий ответ на вопрос председательствующего: раз было известно мнение всемогущего диктатора, вряд ли кто-либо из сенаторов решился бы противоречить ему.

Наконец, и духовная жизнь Рима была в его руках, так как уже в начале своей карьеры он был избран великим понтификом и к этому присоединилась теперь власть цензора и руководство нравами. Специальных полномочий, которые бы давали ему судебную власть, Цезарь не имел, но судебные функции имелись и у консулата, и у цензуры, и у понтификата. Сверх того, мы слышим ещё о постоянных судоговорениях у Цезаря на дому, главным образом по вопросам характера политического. Новосозданной власти Цезарь стремился дать и новое имя: это был тот почётный клич, которым войско приветствовало победителя — imperator. Это имя Ю. Цезарь поставил во главу своего имени и титула, заменив им своё личное имя Гай. Этим он дал выражение не только широте своей власти, своего imperium, но и тому, что отныне он выходит из ряда обыкновенных людей, заменяя своё имя обозначением своей власти и устраняя из него вместе с тем указание на принадлежность к одному роду: глава государства не может зваться как всякий другой римлянин С. Iulius Caesar — он Imp(erator) Caesar p(ater) p(atriae) dict(ator) perp(etuus), как гласит его титул в надписях и на монетах.

Внешняя политика[править]

 class=

 src=

Римская республика в конце правления Цезаря

Руководящей идеей внешней политики Цезаря было создание сильного и целостного государства с естественными, по возможности,границами. Эту идею Цезарь проводил и на севере, и на юге, и на востоке. Войны его в Галлии, Германии и Британии были вызваны осознанной им необходимостью выдвинуть границу Рима до океана с одной стороны, и, по крайней мере, до Рейна — с другой. Его план похода на гетов и даков доказывает, что и дунайская граница лежала в пределах его планов. Внутри границы, объединявшей сухим путём Грецию с Италией, должна была царить греко-римская культура; страны между Дунаем и Италией и Грецией должны были быть таким же буфером против народов севера и востока, как галлы — против германцев. Тесно связана с этим и политика Цезаря на Востоке. Смерть настигла его накануне похода в Парфию. Его восточная политика, включая и фактическое присоединение к римскому государству Египта, направлена была на округление римской империи на Востоке. Единственным серьёзным противником Рима были здесь парфяне: их дело сКрассом показало, что они имеют в виду широкую экспансивную политику. Возрождение персидского царства шло вразрез с задачами Рима, преемника монархии Александра, и грозило подорвать экономическое благосостояние государства, всецело покоившееся на денежном Востоке. Решительная победа над парфянами сделала бы Цезаря в глазах Востока прямым преемником Александра Македонского, законным монархом. Наконец, в Африке Юлий Цезарь продолжал чисто колониальную политику. Политического значения Африка не имела: экономическое её значение, как страны, могущей производить огромное количество натуральных продуктов, зависело в значительной степени от регулярной администрации, прекращения набегов кочевых племён и воссоздания лучшей гавани севера Африки, естественного центра провинции и центрального пункта для обмена с Италией — Карфагена[30]. Деление страны на две провинции удовлетворяло первым двум запросам, окончательное восстановление Карфагена — третьему.

Реформы Юлия Цезаря[править]

Основная статья: Реформы Юлия Цезаря

 class=

 src=

Бюст Юлия Цезаря

Во всей реформаторской деятельности Цезаря ясно отмечаются две основные идеи. Одна — необходимость объединения римского государства в одно целое, необходимость сгладить различие между гражданином-хозяином и провинциалом-рабом, сгладить рознь национальностей; другая, тесно связанная с первой, — упорядочение администрации, тесное общение государства с подданными, устранение посредников, сильная центральная власть. Обе эти идеи сказываются во всех реформах Цезаря, несмотря на то, что проводил он их быстро и торопливо, стараясь использовать короткие промежутки своего пребывания в Риме. Ввиду этого последовательность отдельных мер случайна; Цезарь каждый раз брался за то, что казалось ему наиболее необходимым, и только сопоставление всего сделанного им, независимо от хронологии, позволяет уловить сущность его реформ и подметить стройную систему в их проведении.

Объединительные тенденции Цезаря сказались прежде всего в его политике по отношению к партиям в среде руководящих классов. Его политика милости по отношению к противникам, за исключением непримиримых, его стремление привлечь к государственной жизни всех, без различия партии и настроения, допущение им в среду своих приближённых бывших своих противников, несомненно, свидетельствуют о желании слить все разномыслия около своей личности и своего режима. Этой объединительной политикой объясняется широкое доверие ко всем, которое и было причиной его гибели.

Ясно сказывается объединительная тенденция и по отношению к Италии. До нас дошёл один из законов Цезаря, касающийся регулировки некоторых частей муниципальной жизни в Италии. Правда, теперь невозможно утверждать, что закон этот был общемуниципальным законом Ю. Цезаря (lex Iulia municipalis), но все же несомненно, что он сразу дополнял для всех муниципиев уставы отдельных италийских общин, служил для них для всех коррективом. С другой стороны, соединение в законе норм, регулирующих городскую жизнь Рима и норм муниципальных, и значительная вероятность того, что нормы городского благоустройства Рима были обязательны и для муниципиев, ясно указывает на тенденцию свести Рим до муниципиев, муниципии возвысить до Рима, который отныне должен был быть только первым из италийских городов, резиденцией центральной власти и образцом для всех ему подобных центров жизни. Общемуниципальный закон для всей Италии при местных различиях был немыслим, но некоторые общие нормы были желательны и полезны и явно указывали на то, что в конце концов Италия и её города представляют одно объединённое с Римом целое.

Убийство Юлия Цезаря[править]

Основная статья: Убийство Юлия Цезаря

Цезарь был убит 15 марта 44 г до н. э. на заседании сената. Когда однажды друзья посоветовали диктатору остерегаться врагов и окружить себя охраной, Цезарь ответил: «Лучше один раз умереть, чем постоянно ожидать смерти»[31]. Одним из заговорщиков был Брут, один из его близких друзей, которого он считал своим сыном. По преданию, увидев его среди заговорщиков, Цезарь вскрикнул по-гречески: «И ты, дитя моё?»[32] и перестал сопротивляться. Наиболее вероятна версия Плутарха[источник не указан 634 дня], согласно которой Цезарь ничего не сказал, увидев среди убийц Брута. В руках у Цезаря был стилус[33] — палочка для письма, и он как-то сопротивлялся — в частности, после первого удара он проткнул им руку одного из нападавших. Когда же Цезарь увидел, что сопротивление бесполезно, то прикрылся от головы до пят тогой, чтобы пристойнее упасть (это было принято у римлян, Помпей тоже накрылся тогой, чтобы не увидели его лица во время смерти). Большинство ран, нанесённых ему, были не глубоки, хотя их было нанесено множество: на теле было обнаружено 23 колотые раны; испуганные заговорщики сами поранили друг друга, пытаясь дотянуться до Цезаря. Существует две различные версии его смерти: что он умер от смертельного удара (более распространённая версия; как пишет Светоний, таковым был второй удар, в грудь) и что смерть наступила в результате кровопотери. После того, как Цезарь был убит, заговорщики пытались произнести речь перед сенаторами, но Сенат в страхе разбежался. Некоторые учёные считают, что Цезарь сам отказался от жизни. Он не послушал совета жены в этот день, распустил немногочисленную охрану и даже не обратил внимание на записку анонимного друга (эта записка была с трудом вытащена из рук Цезаря при «вскрытии»). Он мог желать смерти из-за приступов необычной болезни и не очень сопротивлялся. Поговаривали, что он страдал падучей болезнью (эпилепсия).

Гай Юлий Цезарь как писатель[править]

 class=

 src=

De Bello Gallico.

Широкое образование, грамматическое и литературное, давало Цезарю возможность, как и большинству тогдашних образованных людей, быть деятельным не только в политике, но и в литературе. Литературная деятельность Цезаря в зрелые его годы была, однако, для него не целью, а средством чисто политического характера. Два сохранившихся до нашего времени его литературных произведения: «Записки о галльской войне» (Commentarii de bello gallico) и «Записки о гражданской войне» (Commentarii de bello civili) (первые в 7-ми, вторые в 3-х книгах), — являются не чем иным, как политическими орудиями воздействия на общественное мнение.

«Commentarii de bello gallico» написаны после окончания борьбы с Верцингеториксом, но до разрыва с Помпеем, вероятно в 51 до н. э. Они характеризуют весь ход галльской войны вплоть до решительных действий 52 до н. э. включительно. Целью их было, очевидно, показать Риму, как много Цезарь сделал за 8 лет своего проконсульства, как многого добился и как не правы были те, которые говорили, что он искал войны. Комментарии определённо проводят мысль, что все галльские походы были результатом агрессивных действий самих галлов и германцев. Герой рассказа прежде всего он сам (о нём говорится в третьем лице), но ещё более его войско, сильное, храброе, закалённое, преданное своему вождю до самозабвения. Рассказ Цезаря был в этом отношении демонстрацией по адресу сената и памятником войску, ветеранам Цезаря. Древние критики ясно сознавали, что перед ними только материал для историка, а не цельное историческое произведение; ясно указывал на это и сам Цезарь, дав своему произведению название комментариев (записки, протокол).

Ещё в большей мере проникнуты политическими тенденциями книги «Commentarii de bello civili», говорящие о событиях с 1 января 49 до н. э. до Александрийской войны, которую они обещают рассказать. Не приведение этого обещания в исполнение с одной стороны, ряд указаний на то, что комментарии написаны по окончании гражданских войн дают право заключить, что Цезарю не удалось закончить своего труда. Цезарь всячески старается показать, что он был вынужден к войне не столько Помпеем, сколько сенатом. Вражды кПомпею не чувствуется; по отношению к нему имеется только ряд тонких критических замечаний, не лишённых язвительности, — но тем сильнее достаётся сенату и отдельным представителям сенатской партии. Наиболее ядовитые стрелы направлены на второстепенных деятелей. «Сципион (тесть Помпея), потерпев (в Сирии) у горы Амана несколько поражений, провозгласил себя императором» (надо знать, что титул императора давался за победы и войском). Лентул при приближении Юлия Цезаря к Риму успевает только открыть запасную казну, но бежит, не успев захватить оттуда деньги, и т. д.

Нападки на помпеянцев служат только для более яркого освещения законности и необходимости действий Цезаря. Через все произведение проходит повторное указание, во-первых, на постоянное стремление Цезаря кончить дело миром и на то, что все его попытки гордо и неразумно отвергались Помпеем; во-вторых, на то, что во всех сражениях он щадил войска противников и стремился, где возможно, кончить дело с наименьшим кровопролитием или вовсе без него; рядом с этим он щадит и отдельных лиц, вождей помпеянской партии, между тем как лагерь Помпея только и думает, что о казнях, мести и проскрипциях (последнее вполне подтверждается и помпеянцем Цицероном в ряде его писем); наконец, только Цезарь опирается на истинное сочувствие италийских муниципиев и провинций. Тщательно и подробно отмечает Цезарь, как один город за другим выгонял из своих стен помпеянцев и с восторгом впускал войска Цезаря. Рядом с доброй волей (voluntas) Италии выдвигается на первый план геройство и самоотверженность войска, в лице, главным образом, солдат и низших офицеров; уже из «Commentarii de bello civili» ясно, что новый режим собирается опереться на Италию, провинции и в особенности войско.

Об исторической достоверности комментариев была уже речь. Превосходную литературную их характеристику даёт Цицерон («Brutus», 75, 262), правда, не без некоторой лести: «они наги, прямы и красивы, с них сняты всякие украшения речи, как одежда. Желая приготовить другим, которые возьмутся писать историю, материал для пользования, Цезарь может быть и оказал услугу более глупым из них, которые могут пожелать подвить (его изложение) горячими щипцами; разумных людей он отпугнул от трактовки той же темы; нет ничего приятнее для истории, как чистая и блестящая краткость». Действительно, основное литературное достоинство комментариев — ясность и простота изложения и стиля, не лишённая в моменты подъёма и некоторого пафоса, конкретность образов и тонкая характеристика не только отдельных личностей, но и целых народностей, особенно галлов.

Из не дошедших до нас произведений Гая Юлия Цезаря наиболее объёмисты были, вероятно, сборники его речей и писем. Чисто политического характера были два его памфлета, озаглавленные «Auticatones». Памфлеты эти были ответами на литературу, порождённую смертью Катона Утического — литературу, в которой первым выступил Цицерон. Цезарь стремился доказать, что панегирики Катону преувеличены. Написаны были эти памфлеты в 45 до н. э., в лагере при Мунде. Чисто литературными произведениями были стихотворные работы Цезаря: «Похвала Геркулесу», трагедия «Эдип», поэма «Iter», где описано его путешествие из Рима в Испанию в 46 году до н. э. Имеем мы сведения и об одном научном его произведении, в 2-х книгах — «De analogia», грамматическом трактате, где разбирался знаменитый грамматический спор между аналогистами и аномалистами и разрешался в пользу первых, то есть в пользу принципа закономерности. К комментариям Цезаря присоединены были после его смерти несколько добавлений, долго считавшихся за произведения самого Цезаря. Это — 8-я книга комментариев о галльской войне, говорящая о событиях 51 и 50 гг., написанная несомненно Гиртием; далее «Commentarii de bellum Alexandrinum», где, кроме событий в Александрии, рассматриваются события в Азии, Иллирии и Испании, «Bellum Africanum» — события африканской войны, и «Bellum Hispanicum» — вторая испанская война. Кто авторы последних трёх дополнений — сказать трудно. Несомненно, что войны испанская и африканская описаны их участником, может быть, лицом, близко стоявшим к 5-му легиону. Относительно bellum Alexandrinum возможно, что и здесь автором является Гиртий. Дополнения к комментариям сохранились вместе с ними в целом ряде рукописей одного корня (издатели обозначают этот извод ?); только комментарии о галльской войне сохранились и в другой редакции, как кажется — лучшей (?).

Сексуальная жизнь[править]

По единодушному свидетельству всех античных авторов, Цезарь отличался сексуальной распущенностью: «он был любовником многих знатных женщин», включая жен своих товарищей по триумвирату — Тертуллы, жены Красса, и Муции, жены Помпея; утверждали и о связи его с женой его союзника царя Мавритании Богуда — Эвноей. Особой любовью Цезаря пользовалась Сервилия, сестра Катона Младшего и мать Брута[34], что дало повод к легенде о том, будто Брут был родным сыном Цезаря (хотя Брут был моложе Цезаря всего на 17-19 лет, разгар же романа с Сервилией приходится на конец 60-х гг., когда Брут уже вступал во взрослую жизнь[35].

Вопрос о предполагаемой бисексуальности Цезаря спорен, вопреки слухам о юношеской связи с Никомедом. Этот эпизод дал повод некоторым людям, в особенности идеологам гей-сообщества, причислять Цезаря к числу знаменитых гомосексуалов[36]. Наоборот, люди, придерживающиеся традиционных взглядов на гомосексуальность, склонны отвергать даже эпизод с Никомедом, объясняя его клеветой врагов. Данный слух получил достаточно широкое распространение не только среди политических противников Цезаря, так как даже собственные его солдаты во время галльского триумфа пели песенки о «покорении» Цезаря Никомедом[37]. Что же касается его гомосексуального поведения в дальнейшем — никаких свидетельств тому нет. Сторонники этой идеи ссылаются на остроту Куриона Старшего, который «в какой-то речи назвал его мужем всякой женщины и женой всех мужей[38]». Однако тут перед нами образец инвективного жанра, который, как и всякая ругань, очень условно соотносится с реальностью (при этом, обвинения в гомосексуальном разврате были в античных инвективах почти обязательными). Сам Светоний, от которого мы знаем все подробности обвинений, утверждений и насмешек по поводу истории с Никомедом, считает её однако «единственным пятном на целомудрии Цезаря»[39]. Действительно, при том что мы относительно подробно осведомлены о многочисленных романах Цезаря с женщинами — мы не знаем более о его связях ни с одним мужчиной, ни даже о его мальчиках-любимцах, хотя иметь раба-любимца считалось в порядке вещей для богатого римлянина и мы знаем имена любимцев целого ряда знаменитых людей; ряд же источников, в особенности письма Цицерона, донес до нас мельчайшие бытовые детали тех лет[40].

Образ Цезаря в историографии[править]

Личность Цезаря всегда привлекала внимание исследователей античной истории, но оценки его деятельности были различными. Основатель одной из первых научных школ изучения римской истории Бартольд Нибур сдержанно оценивал деятельность диктатора. В противовес ему Вильгельм Друман заложил основы апологетической традиции в изображении Цезаря в историографии[41]. Он также полагал, что будущий диктатор вынашивал планы по установлению монархии ещё со времён Суллы, во времена первого триумвирата манипулировал Крассом и Помпеем, а также предпринял поход в Галлию ради намеренной подготовки гражданской войны[42].

Большое внимание Цезарю уделяли французские историки и, прежде всего, роялистской и бонапартистской ориентации[43]. Франсуа-Жозеф де Шампаньи в духе представлений своего времени считал Цезаря «орудием провидения»[43]. Трёхтомную «Историю Юлия Цезаря» в середине XIX века написал император Франции Наполеон III[41], который придерживался схожих с Шампаньи взглядов на роль Цезаря[43].

Британский историк Чарльз Меривейл (Мериваль)[en] видел Цезаря «великим предтечей императоров» и подчёркивал его успехи в борьбе с сенатской олигархией, которую он называл «бесполезной тиранией»[44]. Меривейл не отрицал пороки Цезаря, но считал, что их затмевают безусловно положительные действия на политическом поприще[44].

С. Л. Утченко об образе Цезаря уТ. Моммзена

Цезарь для Моммзена — беспримерный творческий гений. Он великий полководец, оратор, писатель, но все эти свойства вторичны, дополнительны, всем этим он стал только потому, что был в первую очередь и в полном смысле слова государственным человеком (Staatsmann). Основная же особенность его государственной деятельности и его личности — полнейшая гармония. Потому ему и удавалось то, что было недоступно другим политическим деятелям: сплочение под своей властью самых разнородных элементов и «коалиций», т. е. проведение надсословной, надклассовой политики, результатом которой было возрождение как эллинской, так и римской «нации». Его цель — восстановление древней царской власти; одновременно он сумел сохранить верность своим юношеским идеалам демократии. Но и это еще не все: Цезарь оказывается — благодаря завоеванию Галлии, романизации западных народов — родоначальником всей современной европейской цивилизации. Он — идеальный монарх...[45]

В целом негативно отзывались о Цезаре Карл Маркс и Фридрих Энгельс, и в советской историографии их оценки назывались «убийственными характеристиками»[46].

Несмотря на высокую оценку диктатора Друманом, создание «мифа о Цезаре» в историографии обычно приписывают Теодору Моммзену[45]. Он очень высоко оценивал деятельность Цезаря в своей «Римской истории» (см. справа). В третьем томе своего главного труда он представил диктатора в качестве основателя «демократической монархии». Описанию последней немецкий историк задумал посвятить четвёртый том, но он так и не вышел. Исследователи видят причину отказа от работы над более детальной апологией Цезаря в изменении взглядов самого историка из-за перемен во внутренней политике объединённой Германии[47]. Тем не менее, достаточно целостный образ Цезаря сложился и в написанных томах. Огромная популярность и значительная тенденциозность работы Моммзена стала катализатором для написания ряда обобщающих исследований римской истории с альтернативными выводами. В частности, Карл Людвиг Петер[de] отказывал Цезарю в возможности влияния на судьбу Рима, хотя и считал его действия благоразумными[48]. Полемизировал с Моммзеном и Вильгельм Ине. По его мнению, установление единоличной власти было неизбежно, и борьба Цезаря с Помпеем не могла повлиять на дальнейшее развитие Римского государства[49]. Таким образом, он не был склонен идеализировать личность Цезаря. Карл Вильгельм Нич и вовсе считал Цезаря не созидателем, а разрушителем[50]. Итальянский исследователь Гульельмо Ферреро[en] также был сдержан в оценках Цезаря; по его мнению, он не был дальновидным и мудрым государственным деятелем, а лишь авантюристом и честолюбцем[51]. Итальянский историк называл планы диктатора фантастическими и противоречивыми, а самого его изображал как неудачника[50]. Оценки Ферреро обычно считают полемикой с выводами Моммзена[52].

В немецкой историографии первой половины XX века изучением различных аспектов деятельности Цезаря занимались, прежде всего,Эдуард Мейер, Маттиас Гельцер[de], Герман Штрасбургер[de]. В 1903 году Эдуард Мейер написал статью «Император Август», которая в 1919 году (по другим данным, в 1918 году[53]) была серьёзно дополнена и издана отдельной монографией «Монархия Цезаря и принципат Помпея». Мейер полемизировал с выводами Моммзена и, прежде всего, с его видением Августа как преемника Цезаря[54]. По мнению Мейера, Помпей стремился сохранить республиканскую форму правления и выступал её гарантом, в то время как Юлий Цезарь основал монархию восточного типа[54]. Октавиан же виделся немецкому учёному продолжателем дела Помпея, а не своего приёмного отца[54]. В 1938 году Герман Штрасбургер издал работу «Вступление Цезаря в историю», в которой Цезарь представлен как гениальный авантюрист-неудачник[55]. Большинство других исследователей, впрочем, следовало апологетической традиции, заложенной ещё Моммзеном. Особенно много апологий деятельности Цезаря издавалось в Германии времён Третьего рейха, что было связано с пропагандой культа героев, творящих историю[55]. В целом, интерес к личности в немецкой историографии начала XX века был неизменно высоким[55].

В этот же период активно развивалась школа просопографических исследований римского нобилитета[55].

В связи с масштабными потрясениями, вызванными Первой мировой войной, антиковеды обратились к активному использованию термина «революция», который начали применять для объяснения или иллюстрации событий римской истории в конце I века до н. э. Например, М. И. Ростовцев считал Цезаря революционером, но отрицал такую характеристику автор работы «Римская революция» Рональд Сайм, называвший Цезаря «оппортунистом» и считавший настоящим революционером его приёмного сына[56][57]. Британский историк указывал на то, что Цезарь не строил планов создания монархии эллинистического образца[57].

Высоко оценивал Цезаря французский историк Жером Каркопино[en], который в целом следовал идеям, которые заложил Моммзен[58]. По его мнению, диктатор уничтожил классовое соперничество, заложил основы справедливого политического устройства и при этом отказался от насилия в качестве политического инструмента[59]. Каркопино полагал, что Цезарь отстаивал интересы плебса и римских провинций, а после победы сумел встать над всеми сословиями и классами[58]. Французский историк обратил внимание и на то, что распространившиеся эллинистические верования способствовали распространению взгляда на божественную природу власти Цезаря[58]. Он также присоединился к мнению о вынашивании Цезарем монархический идей с молодости[58].

Для итальянской историографии первой половины XX века была характерна очень высокая оценка деятельности Цезаря. Так, Перикле Дукати[it] считал Цезаря великим гением[60], аАльдо Феррабино[it] — «великим итальянцем»[61]. Профессор Католического университета в Милане Аристиде Кальдерини подчёркивал и личное, и политическое превосходство Цезаря над Помпеем[62], а его коллега Роберто Парибени считал главной заслугой Цезаря и его приёмного сына прекращение эпохи гражданских войн в Риме[62]. Прямые аналогии с современностью проводил Эмануэле Чачери[it], назвавший Цезаря предшественником Бенито Муссолини[63]. Нередко встречались модернизации и в англо-американской историографии середины XX века: в частности, Роберт Уилкин сравнивал Цезаря с Адольфом Гитлером[64].

В российской историографии одно из первых подробных исследований деятельности Цезаря провёл Р. Ю. Виппер[52]. По его мнению, если до посещения Египта и Сирии во время гражданской войны Цезарь придерживался демократических взглядов, то в дальнейшем он попал под обаяние восточного образа жизни и восточной монархической системы в частности[65]. Поэтому всё в большей степени диктатор начинает опираться на армию[65]. Долгое время советская историография античности ориентировалась на изучение классовой борьбы и социально-экономической истории в Риме, и поэтому личности Цезаря уделялось небольшое внимание. Среди исключений — исследования В. С. Сергеева иН. А. Машкина[66]. Последний в своей монографии «Принципат Августа» уделил немало внимания изучению деятельности диктатора[57]. По его мнению, нет оснований считать, что Цезарь стремился к единоличной власти с юности; как и люди его окружения, он был честолюбив, но конкретные планы преобразования государства начал строить только когда в его руках сосредоточились войска и возможности захватить власть[67]. Н. А. Машкин обратил особое внимание на использование различных титулов для обоснования своей связи с армией и римским народом, а также на религиозное оформление своей власти[67]. Исследователь также указывал на серьёзную социальную опору власти Цезаря[68]. Кроме того, деятельность Цезаря детально проанализировал С. Л. Утченко, посвятивший ему монографию «Юлий Цезарь» (1976)[69]. Исследователь отстаивал тезис об отсутствии у диктатора стремления к установлению монархии, а все его поступки объяснял решением текущих политических задач[69]. Эта работа пользовалась большой популярностью[70].

Сочинения Цезаря и его продолжателей[править]

В 1724 году по поручению Петра I Ф. Анохин перевел на русский четыре книги «Записок», но перевод не был издан и утрачен[71].

Цезарь был «школьным автором», и его «Записки о галльской войне» неоднократно издавались в России в конце XIX-начале XX века в оригинале.

Русские переводы:

  • Краткое описание о войнах из книг Цезариевых с некоторыми знатными приметы о тех войнах, со особливым о войне разговором. М., 1711. (перевод книги Анри де Роана — «бледное отражение» Цезаря[71])
  • Каия Юлия Кесаря записки о походах его в Галлию. / Пер. С. Воронова. СПб, 1774. 340 стр.
  • Сочинения К. Ю. Цезаря. Все, какие до нас дошли от него или под его именем. С приложением его жизнеописания, сочиненного Светонием. / С лат. перевел и издал А. Клеванов. М., 1857.
    • Ч. 1. Записки о Галльской войне. LIV, 214 стр.
    • Ч. 2. Записки о внутренней войне и о прочих походах Цезаря. 265 стр. (С. 240—265. Испанская война.)
  • Шрамек И. Ф. Подробный словарь к Запискам К. Юлия Цезаря о Галльской войне. СПб, 1882. 276 стб.
  • Записки о Галльской войне. / Пер. В. Е. Рудакова. СПб, 1894. 196 стр.
  • Записки о междоусобной войне. / Пер. И. Кельберина. Киев-Харьков, 1895. 384 стр.
  • Записки о Галльской войне. / Подстрочный и лит. пер., синтаксические обороты, слова. / Сост. А. Новиков. СПб, Классики для учащихся. 1909. Вып.1-7.
  • Семь книг Записок о Галльской войне. / Пер. М. Гринфельда. Одесса, 1910?. 322 стр.
  • Записки Юлия Цезаря и его продолжателей о Галльской войне, о Гражданской войне, об Александрийской войне, об Африканской войне / Пер. М. М. Покровского. (Серия «Литературные памятники») М.-Л., Изд-во АН СССР. 1948. 560 стр. 5000 экз. (есть переиздания)
  • Псевдо-Цезарь. Испанская война. / Пер. Ю. Б. Циркина. // Циркин Ю. Б. Античные и раннесредневековые источники по истории Испании. СПб.: Изд-во СПбГУ. 2006. 360 стр. С. 15-31.
  • Разделяй и властвуй!: Записки триумфатора / Пер. с латин. — М.: Эксмо, 2012. — 480 с., ил. — (Великие полководцы). — 3000 экз., ISBN 978-5-699-54458-5

Иностранные издания:

В серии «Loeb classical library» изданы «Галльская война» (№ 72), «Гражданские войны» (№ 39) и продолжатели Цезаря (№ 402).

В серии «Collection Bud'e» опубликованы «Галльская война» в 2 кн. и «Гражданская война» в 2 кн., а также отдельные тома «Александрийской войны», «Африканской войны» и «Испанской войны».

Несохранившиеся или сохранившиеся во фрагментах сочинения:

  • «Об аналогии» («de analogia») (в 2-х книгах)[72][73] (49 год до н. э.) — грамматика.
  • «Против Катона» («Anticatones») (в 2-х книгах) (45 год до н. э., возможно в марте этого года)[72] — инвектива.
  • «Путь» («Iter»)[72] — поэма.

Киновоплощения[править]

  • Юлий Цезарь (1908, немой) — Чарльз Кент
  • Кай Юлий Цезарь (1914, немой) — Амлето Новелли
  • Клеопатра (1917) — Фриц Лайбер
  • Клеопатра (1934) — Уоррен Уильям
  • Цезарь и Клеопатра (1945) — Клод Рейнс
  • Юлий Цезарь (1950) — Гарольд Таскер (Harold Tasker)
  • Юлий Цезарь (1953) — Луи Кэлхерн
  • Спартак (1960) — Джон Гэвин
  • Юлий Цезарь и война с галлами (1962) — Кэмерон Митчелл (Cameron Mitchell)
  • Царица для Цезаря (1962) — Гордон Скотт
  • Клеопатра (1963) — Рекс Харрисон
  • Юлий Цезарь (1970) — Джон Гилгуд
  • Всемирная история, часть первая (1981) — Дом Делуиз
  • Зена — королева воинов (1995—2001) — Карл Урбан
  • Астерикс и Обеликс против Цезаря (1999) — Готфрид Джон
  • Клеопатра (1999) — Тимоти Далтон
  • Друиды (2001) — Клаус Мария Брандауэр
  • Юлий Цезарь (2002) — Джереми Систо
  • Астерикс и Обеликс: Миссия Клеопатра (2002) — Ален Шаба
  • Римская империя. Август (2003) — Жерар Клейн
  • Спартак (2004) — Ричард Дилан
  • Рим (2005—2007) — Киаран Хайндс
  • Астерикс на Олимпийских играх (2008) — Ален Делон
  • Астерикс в Британии (2011) — Фабрис Лукини
  • Спартак: Война проклятых (сериал) (2013) — Тодд Ласанс

Без серии

Великие полководцы

серия книг

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.