Ульянов Михаил Александрович

Книги от автора Ульянов Михаил читать онлайн бесплатно или скачать в формате fb2, txt, html, mobi или epub
Рейтинг: 5,00   
Пол: мужской   
Об авторе

Михаил Александрович Ульянов (20 ноября 1927, село Бергамак,  Муромцевский район,  Тарский округ,  Сибирский край — 26 марта 2007,  Москва) — советский и российский актёр, режиссёр театра и кино, театральный деятель, Народный артист СССР (1969),  Герой Социалистического Труда (1986). Один из наиболее ярких и самобытных артистов Советского Союза и постсоветской России[1][2].

Критик Валерий Кичин писал: «Это был актёр, которому подвластны любые краски — от высокой патетики до гротеска, от народной драмы до цирковой эксцентриады»[3]. Диапазон киноролей актёра был невероятно широк и варьировался от «жёстких руководителей, сильных и волевых людей» до «трусливых „стукачей“ и исписавшихся драматургов»[4]: Егор Трубников («Председатель»; 1964), Дмитрий Карамазов («Братья Карамазовы»; 1968),  маршал Георгий Жуков (Ульянов перевоплощался в маршала почти 20 раз, этот образ признан критиками и зрителями самым запоминающимся в кинокарьере актёра[2][1]; «Освобождение», «Блокада», «Выбор цели», «Победа», «Битва за Москву» и многие другие), генерал Григорий Чарнота («Бег»; 1970), драматург Ким Есенин («Тема»; 1979), Сергей Абрикосов («Частная жизнь»; 1982), Он — бывший муж («Без свидетелей»; 1983), Иван Афонин («Ворошиловский стрелок»; 1999) и «Отец» («Антикиллер»; 2002)[5][4].

Театр имени Е. Вахтангова был для Михаила Александровича неотделимой частью жизни, «вторым домом», без которого он себя просто не представлял[6]. В нём он переиграл множество крупных исторических личностей (Иосифа Сталина, Марка Антония,  Гая Юлия Цезаря,  Ричарда III,  Наполеона Бонапарта,  Сергея Кирова,  Понтия Пилата и, естественно, Владимира Ленина) и вымышленных персонажей знаковых пьес (Виктора в «Варшавской мелодии»,  Бригеллу в «Принцессе Турандот», Гулевого в «Конармии», Эдигея в «И дольше века длится день»)[7][8]. В 1987 году актёр стал художественным руководителем Вахтанговского театра и занимал этот пост до конца жизни[9].

Результатом многолетней актёрской карьеры Михаила Ульянова стали несколько десятков ролей на сцене и около 70 — в кино. Как режиссёр, он снял полнометражный кинофильм и поставил не один театральный спектакль, а как писатель — стал автором пяти книг о себе и своей профессии[1]. За свою деятельность Михаил Александрович был удостоен многих наград и регалий, получил Государственную премию СССР и специальный приз жюри Венецианского кинофестиваля (1983).   За создание образа Ивана Афонина в картине Станислава Говорухина «Ворошиловский стрелок» Ульянов был признан лучшим актёром года на церемонии вручения премии «Ника»[4].

Михаил Александрович Ульянов ушёл из жизни вечером 26 марта 2007 года в одной из больниц Москвы[1].   Причиной смерти стали серьёзные проблемы с почками, развившиеся на терминальной стадии онкологического заболевания[1]. 29 марта актёр похоронен на Новодевичьем кладбище с воинскими почестями, за организацию которых выступили московские ветераны Великой Отечественной войны[1][10]. Имя Ульянова носят арктический танкер и Омский государственный Северный драматический театр в городе Тара, рядом с которым в 2012 году актёру был установлен памятник[11].

 

Биография,

Детство,

Ульяновы обосновались в Сибири ещё во времена деятельности Петра Столыпина[12]. Дед Михаила Александровича добывал золото на Алдане, где, скорее всего, потерял ногу, позже работал писарем в Бергамаке[12]. Дедушка и бабушка по отцовской линии Ульянова закончили свою жизнь на Васюганских болотах, куда были сосланы большевиками[13].

Михаил Александрович Ульянов, сын директора небольшой деревообрабатывающей артели Александра Ульянова и домохозяйки Елизаветы Ульяновой[14], родился20 ноября 1927 года в селе Бергамак Муромцевского района (ныне — Омская область)[12]. В современных СМИ преобладает дезинформация, касающаяся того, что Михаил родился под девичьей фамилией матери Жуков, что не соответствует истине и никогда не подтверждалось самим Ульяновым ни в многочисленных интервью, ни в одной из пяти книг[15]. Вместе с Мишей подрастала его сестра Маргарита.

Михаил Ульянов (второй слева) с родителями и сестрой, предположительно, начало 1930-х годов

Когда Мише было три года, семья переехала в село Екатерининское, расположенное неподалёку от Бергамака[12][16]. Прожив там недолгое время, Ульяновы направились в город Тара, где поначалу жили в арендованном флигеле[12]. В Таре мальчик и провёл всё своё детство и юность[12].

Ульянов рос обычным советским мальчиком: играл в казаки-разбойники, участвовал в лыжных соревнованиях и осенних походах за кедровыми шишками, бегал в кинотеатры[17]:

В кино, куда мы, мальчишки, бегали часто, тоже увлекал только, так сказать, сюжет: „А он сейчас как стрельнет!“, „Посмотри, посмотри, как он сейчас понесется!“. Замечательна эта мальчишеская способность — все заранее знать и переживать горячо, как впервые. Хоть в сотый раз смотришь фильм, знаешь все движения героев картины, а все принимается непосредственно, взаправдашно, и замирает сердце, и стучат босые ноги о пол от восторга, и горят глаза радостью победы или отчаяньем поражения.

В 1941 году, с началом Великой Отечественной войны, отец 13-летнего Миши ушёл на фронт[18]. Александр Андреевич воевал в сибирских пехотных дивизиях в Старой Руссе в должности политрука, был ранен в ногу, с окончанием военных действий награждён орденом Красной Звезды[18][19]. Семья неоднократно навещала его в селе Черёмушки, что под Омском[18]. Сам Михаил в 10 классе получил повестку в военкомат, но наверху постановили, что рождённые в 1927 году пока защищать Родину не будут[20].

В школе Ульянов учился средне, отвлекало постоянное участие в литературных вечерах[18]. Первая в его жизни роль — отец Варлаам в любительской постановке «Бориса Годунова» Александра Пушкина[18]. До пятнадцати лет Михаил не имел ни малейшего представления о театре, пока Тару не посетили труппы из Тобольскаи Омска[18]. Однажды юноша зашёл в детскую студию при Национальном академическом украинском драмтеатре имени Заньковецкой, который как раз в то время был эвакуирован в Тару[18]. Там подростки читали стихи и Ульянов постепенно, «потихоньку, помаленьку, случайно увлёкся театром, во многом оттого, что не было в Таре во время войны ничего другого»[18]. Руководитель студии Евгений Просветов спустя некоторое время понял, что из мальчика выйдет толк, и посоветовал ему ехать в Омск — поступать в студию при областном театре, сам же написал письмо руководителю Омского театра, актрисе Лине Самборской[18].

Обучение азам актёрского мастерства,

Омск: первые преподаватели и уроки,

Поселившись в Омске, куда мать, Елизавета Михайловна, проводила его всего лишь с мешком картошки, Ульянов два года проучился в студии при Омском областном драматическом театре (ныне — Омский академический театр драмы); художественного руководителя и ведущую актрису театра Лину Самборскую молодой Ульянов и его сокурсники считали «недосягаемой вершиной»[21][22]. Позже Михаил Александрович вспоминал, что, увидев её, «статную, величественную, как Екатерина Великая», понял, что в студию его, «небольшого такого крепыша-головастика», не примут[21]. Тем не менее, прочитав отрывок из «Мёртвых душ», он получил «зелёный свет»[21].

Этот «мучительный», как его называл сам Ульянов, этап своей жизни он прошёл нелегко, работая над этюдами, посещая репетиционный зал театра и играя в массовке в некоторых спектаклях[22]. Индивидуальные занятия с Ульяновым проводил актёр театра Михаил Иловайский, эрудит, «завораживавший» студийцев своими рассказами о людях, которые повстречались ему на его жизненном пути[22]. Одновременно с обучением в студии Михаил пытался пройти полный курс обучения и в Омской школе лётчиков-истребителей, но не успел, так как война завершилась[21]. Помимо этого, Ульянов полгода работал утренним диктором на Омском радио, «постепенно привык к микрофону»[23].

Тогда же, пытаясь хоть как-нибудь исправить свой высокий звонкий голос, Ульянов кричал во всю силу, да так, что на это обратил внимание его сосед по дому и по совместительству коллега по драмтеатру Николай Колесников[24]. Результатом мучений стал столь характерный, «хриплый, сорванный голос», которым Михаил Александрович обладал до конца жизни[24].

За время обучения в Омской студии Ульянов успел познакомиться со многими именитыми артистами и сыграть немало ролей в учебных постановках, в том числе Бориса («Гроза» Александра Островского), Шмагу (его же «Без вины виноватые»), Кочкарёва («Женитьба» Николая Гоголя). Однако все эти два года Михаил мечтал сыграть Яго в «Отелло» Уильяма Шекспира — роль, которую, к огромному сожалению Ульянова, ему тогда так и не поручили[25].

Москва: поступление в Щукинское училище и Театр им. Вахтангова,

Народ в вагоне был разный, но среди них были москвичи, и я жадно прислушивался к их разговорам о столице, стараясь представить, какая она. Я заметил, что никакие рассказы, никакое знакомство по фотографиям, кинокартинам не дает представления о городе. Недаром говорят: «Лучше раз увидеть, чем сто раз услышать».

Михаил Ульянов, 1987[26]

В августе 1946 года с благословения отца Ульянов отправился в «белокаменную» — поступать в театральную студию[21]. Перед отъездом Александр Андреевич подарил сыну немецкий пистолет, добытый на фронте[21]. С оружием Михаил приехал в Москву, где первый же патруль задержал его из-за подозрительного, испуганного вида[21]. Пистолет чудом не нашли, и Ульянов отправился покорять столицу[21]. В городе Михаил поселился в Сокольниках у знакомой отца, пожилой работницы шоколадной фабрики, в старом двухэтажном доме на 3-й Сокольнической улице (ныне — улица Гастелло)[21][26]. Там же, в одноимённом парке, Ульянов учил стихи для поступления[27].

В 1941 году в Омск был эвакуирован Театр им. Вахтангова; два года он работал под одной крышей с Омским драматическим и оставил по себе долгую память,  — в восторженных воспоминаниях местных актёров, в том числе об Алексее Диком, в те годы служившем в Вахтанговском театре, Ульянову почему-то запомнилась «студия Дикого». В столицу он приехал, не имея, по собственному признанию, ни малейшего представления о театральных школах, долго и безуспешно искал студию Дикого, закрытую ещё в 1936 году, и, убедившись в том, что в Москве её нет, наугад пытался поступить в Щепкинское училище приМалом театре и в Школу-студию МХАТ[27][28]. «Провалившись всюду, я впал в панику. Аховое было положение — домой вернуться не мог, не взяли бы, а без театра себя уже не представлял»,  — рассказывал позже Михаил Александрович[21]. Отчаявшийся Ульянов подумывал даже о том, чтобы попросить прославленную актрису Веру Пашенную, набиравшую тогда курс в Щепкинское училище, принять его к себе, и даже нашёл место её проживания, но так и не решился постучать в дверь[21][29].

В Театр им. Вахтангова, о котором он мечтал, Ульянова привёл случай: на улице он встретил бывшего сокурсника по омской студии и только от него узнал, что у вахтанговцев есть собственная школа — не «студия Дикого», а Училище им. Щукина[29]. В этот раз Ульянову повезло — принимавший экзамены ректор училищаБорис Захава зачислил его на первый курс[21]. Из дома знакомой отца он переехал в общежитие на Трифоновской улице[21]. Так как студентов на курсе оказалось около 40, решено было разбить их на две группы[30]. Одна отошла к Елизавете Алексеевой, другая — к Леониду Шихматову и Вере Львовой[30]. Ульянов попал во вторую[30]. Шихматов и Львова были строгими и придирчивыми преподавателями, студентов заставляли работать на совесть[31].

В Щукинском училище с давних пор существовала традиция — с первого же курса приучать студентов к самостоятельной работе: они могли сами ставить спектакли, выбирая материал на собственный вкус[32]. Михаил Ульянов,  Юрий Катин-Ярцев и Иван Бобылёв поставили спектакль «Два капитана» по роману Вениамина Каверина, исполнив в нём ключевые роли[33]. Успех вдохновил Ульянова на отважную попытку поставить, на сей раз совместно с Евгением Симоновым, «Бориса Годунова», в котором он сыграл заглавную роль[34]. Захава их смелость не оценил, заметив, что работать «по ремеслу» они, к счастью, ещё не научились, а «по искусству» — до такой работы пока не доросли[35]. Десятилетия спустя Ульянов писал: «Это был урок, который я по сей день помню и очень ценю. В искусстве ничего легко и сразу не даётся»[36].

Четыре года, как позже признавался Михаил Александрович, пробежали незаметно и пришло время выпускных спектаклей[37]. Молодому актёру были поручены две роли: Нил («Мещане» Максима Горького) и Макеев («Чужая тень» Константина Симонова)[38]. На премьерах присутствовали, как тогда было принято, известные театральные режиссёры столицы и представители Министерства культуры[39].

В 1950 году руководство Театра им. Вахтангова приняло в труппу четверых выпускников училища (хотя обычно брали одного, максимум двух[40]): Вадима Русланова, Николая Тимофеева,  Михаила Дадыко и Михаила Ульянова[40]. Правда, прежде чем принять окончательное решение, тогдашний художественный руководитель театра Рубен Симонов попросил Ульянова отрепетировать роль Сергея Кирова в пьесе «Крепость на Волге» Ильи Кремлёва, так как исполнитель этой роли Михаил Державин стал часто болеть[41]. Отрывок, подготовленный к показу, пришлось играть перед худсоветом на огромной сцене театра, и это оказалось так страшно, что молодому актёру уже не хотелось ни роли, ни театра — только бы не выходить на эту сцену: «Как я пролепетал весь текст, как не сел мимо стула, как я дожил до конца отрывка, я не помню»[42]. Но приглашение в театр он получил[42].

В июне уже официальный «вахтанговец» Ульянов получил из рук ректора Захавы диплом, где было указано: «…окончил полный курс Театрального училища имени Б.  В.  Щукина, и ему присвоена квалификация актёра драматического театра»[43].

Первые театральные сезоны, роли в кино и знакомство с женой,

Тогда, летом, «вахтанговцы» уехали на гастроли в Минск, а Ульянов проведал родителей в Таре, где «отъедался, отсыпался и ждал сентября, когда начнётся мой первый сезон»[44]:

Ах, эти далекие невозвратные каникулярные дни, когда ты приезжаешь отощавший и отвыкший от своих, входишь в такой уменьшившийся дом, наклоняешь голову, боясь удариться о притолоку, ставшую такой низкой, прижимаешься к счастливой и без конца хлопочущей маме, закуриваешь с отцом из привезенной тобой в подарок пачки дорогих папирос и ешь, ешь без конца. Долгожданное домашнее тепло. И ты счастлив и немножко горд, что приехал из самой Москвы, и рассказываешь о своей учебе, о жизни в столице, о ее ритме (это тогда-то!). И счастливые отец и мать готовы слушать без конца твои рассказы о не таких уж и понятных им студенческих проблемах.

Это был единственный полный отпуск в его жизни; отдохнув, Михаил Александрович возвратился в Москву, где приступил к долгожданной работе в Театре им. Вахтангова[45].

Вскоре после прихода Ульянова в театр руководство вспомнило о его успешной альтернативе Державину в образе Кирова[46]. Ввести актёра в спектакль и помочь ему с разработкой роли доверили авторитетному педагогу Анне Орочко[46]. Ульянов работал, «стараясь выполнять все задания и все подсказки Анны Алексеевны», и в день его дебюта на вахтанговской сцене Орочко подарила ему фотографию Рубена Симонова и Бориса Щукина с подписью: «Если бы юность умела, а старость могла»[47]. Летом 1951 года Державин внезапно скончался в возрасте 48 лет[48]. Ульянов остался единственным исполнителем роли Кирова, хотя и считал, что совершенно на неё не подходит («…беда заключалась в том, что из этого крепкого тела торчало на тонкой юношеской шее худое лицо плохо питавшегося студента»)[47].

В первые годы работы в театре Михаил Александрович играл много — Симонов считал его перспективным актёром[49]. Тем не менее, «из-за малоопытности и однообразия материала» Ульянов «не получал радости» от работы[49]. В числе таких работ бригадир Баркан («Государственный советник»), Артём («Макар Дубрава»Александра Корнейчука) и Яков («Егор Булычов и другие» Максима Горького)[50].

Репертуар театра изменился с наступлением «оттепели»: в 1958 году Александра Ремизова поставила «Идиота» Ф.  М.  Достоевского, поручив Ульянову сложнейшую роль Парфёна Рогожина. «Актер в этой роли,  — писал Н. Берковский,  — не погрешил ни грубостью, ни мелкостью. Ульянов поставил себе верную задачу: сделать понятным, почему и как Рогожин может оказаться крупным и красивым человеком, а страсть его — по-своему значительной и привлекательной»[51].

С момента поступления в Театр им. Вахтангова Ульянова буквально засыпали приглашениями в кино[52]. Однако пробы проходили безрезультатно, пока в 1953 годуКлеопатра Альперова не позвала его попробовать себя в роли вожака комсомольцев Петрограда Алексея Колыванова в картине Юрия Егорова (человека, проложившего, как считал Ульянов, ему дорогу в кино[53]) «Они были первыми»[52]. Театральный сезон только что закончился, и Ульянов вместе со съёмочной группой отправился в Ленинград[52]. Там он долгое время проживал в гостинице, и только в начале следующего театрального сезона стартовали съёмки сцен с его участием[52]. Позже Ульянов вспоминал, что был подавлен тем, как он выглядит на экране: «Все мне не нравилось в себе: фигура, лицо, голос, глаза… Конечно же, я не ожидал увидеть такое неуклюжее, некрасивое, кургузое и очень старающееся что-то сыграть существо»[52].

Примерно в это же время Ульянов познакомился со звездой нашумевшего фильма «Небесный тихоход» Аллой Парфаньяк[54]. Актёр долго ухаживал за ней, отбил её у легенды советского экрана Николая Крючкова, и в 1959 году они расписались в одном из ЗАГСов столицы[54]. В декабре того же года у супругов родилась дочь Елена[55].  

В конце десятилетия Ульянов много и тяжело работал — как в театре, так и в кино[56]. Он снова сотрудничал с Юрием Егоровым в лентах «Дом, в котором я живу» и «Добровольцы», на съёмках последней «имел счастье» общаться с Леонидом Быковым, о котором позже очень тепло отзывался[57]. Все эти фильмы, а также «Екатерина Воронина» принесли Михаилу Александровичу «начальный опыт, знания и навыки актёрского труда на съёмочной площадке»[58].

1960-е,

«Битва в пути»,

Однако своей первой успешной ролью сам Ульянов считал инженера Дмитрия Бахирева в производственной драме Владимира Басова «Битва в пути» (1961)[59]. «…мне удалось по-настоящему ощутить огромную воздействующую силу кино, его отзвук в миллионах зрительских сердец, его проникновенность в самые глухие уголки земли…» — писал он[59]. Сначала от роли Бахирева Ульянов категорически отказался, считая, что он совершенно не похож на главного героя романа Галины Николаевой, по которому и снимался фильм[60]. Вскоре, перечитав книгу, актёр понял, что «главное в Бахиреве все-таки не запоминающаяся и резкая манера поведения и внешность, главное — его внутренний мир, его мировоззрение, его гражданская позиция»[61]. Когда ему предложили роль во второй раз, он уже не смог отказаться[61].

Появилась новая проблема — в 1959 году директором Театра им. Вахтангова стал «человек с редким знанием театра, психологии актеров, по-настоящему интеллигентный человек» Фёдор Бондаренко[61]. Совместно с писателем Леонидом Леоновым он приступил к постановке «Русского леса» и в главной роли, Вихрова, видел только Михаила Ульянова[62]. Михаил Александрович никак не надеялся, что Бондаренко отпустит его на съёмки картины, но после беседы с молодым актёром тот сказал: «Ну что ж, я понимаю тебя, и, наверное, такую работу в кино не стоит упускать»[63].

Фильм был отснят и имел в стране серьёзный кассовый и зрительский успех[64]. Примечательно, что картина была успешной не только в СССР, но и за рубежом: тогдашний руководитель ГДР Вальтер Ульбрихт даже приглашал Ульянова на съёмки в одном из их фильмов, но из-за финансовых неурядиц Михаил Александрович отказался[65].

«Председатель»: всесоюзная популярность,

В 1963 году Ульянов снова встретился с Владимиром Басовым на съёмочной площадке неоднозначной драмы «Тишина»[66]. Роль подлого доносчика Петра Быкова стала одним из немногих отрицательных образов в карьере актёра. Перед отъездом с труппой театра на гастроли в Австрию, где Ульянов должен был в очередной раз сыграть Владимира Ленина, творческий коллектив вызвала к себе министр культуры Екатерина Фурцева. Когда ей сообщили, что роль самого Ленина будет исполнять актёр, совсем недавно сыгравший подонка и «стукача» в «Тишине», Фурцева гневно воспротивилась этому, но труппу всё же отпустила[66].

В середине того же года Михаилу Александровичу передали сценарий Юрия Нагибина «Трудный путь», сказали просто — «о колхозе»[67]. Ульянов был в восторге от «виртуозно выписанного характера Егора Трубникова» и успешно прошёл пробы[67]. Тогда на эту же роль рассчитывал и Евгений Урбанский, но Ульянову пояснили: «Да, Урбанский подходит, но может сыграть уж очень героически, очень сильно, и исчезнет Егорова мужиковатость, заземлённость»[68]. Для подготовки к роли и создания достоверного образа Ульянов рассматривал фотографии Кирилла Орловского, послужившего прототипом Трубникова[69]. Ульянов играл характер сложный, угловатый, жёсткий; его Трубников крут и непримирим, по словам критика, когда дело касается главного — «поднять колхоз, накормить людей, вселить в них веру в возможность лучшей жизни»; ради этой цели он может не подчиниться указаниям начальства и оказаться безжалостным по отношению к колхозникам. Но когда районное начальство решает сместить строптивого председателя, колхозники неожиданно поддерживают его. «Когда море рук поднимается за Трубникова,  — пишет М. Кваснецкая,  — на глаза Егора навёртываются слёзы… Лицо его становится мягким, беспомощным, незащищённым. Ещё одной гранью сверкнул характер героя, засветился ярко благодаря умному, тонкому актёрскому решению Михаила Ульянова»[70].

Картину «Председатель» снимали почти год — с августа 1963 по июль 1964[71]. Именно роль Егора Трубникова принесла Ульянову всесоюзную славу, за её исполнение Ульянов был удостоен главной в стране Ленинской премии, размер которой тогда составил семь тысяч рублей[72]. Отвечая на вопрос, почему этот фильм с таким триумфом прошёл по стране, Михаил Александрович говорил: «Мне кажется, что в своё время успех таких фильмов, как „Битва в пути“ или „Председатель“, в создании которых мне довелось участвовать, как раз объяснялся тем, что они отвечали на некоторые важные вопросы нашего общественного развития»[73].

Читатели журнала «Советский экран», по результатам традиционного ежегодного опроса, назвали Михаила Ульянова лучшим актёром года[74].

Конец 1960-х: «Братья Карамазовы» и «Варшавская мелодия»,

Михаил Ульянов о разработке образа Мити Карамазова

Без серии

Мой 20 век

серия книг

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.