Шундик Николай Елисеевич

Книги от автора Шундик Николай читать онлайн бесплатно или скачать в формате fb2, txt, html, mobi или epub
Закладки
Рейтинг: 10.00 Дата рождения: 30.07.1920 
Пол: мужской Место рождения: д.Михайловка р-на им. С.Лазо Хабаровского края 
Wiki: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D1%83%D0 Дата смерти: 16.02.1995 
Об авторе


Шундик Николай Елисеевич  [30.7.1920, д.Михайловка р-на им. С.Лазо Хабаровского края — 16.2.1995, Москва]  — прозаик, драматург. 
       Родился в крестьянской семье. Дед по отцовской линии, Шундич, серб по национальности, кузнец по профессии, в XIX в. эмигрировал в Белоруссию. Его сыновья после поражения первой русской революции 1905 в поисках лучшей доли оказались на Дальнем Востоке, в Хабаровском крае. Здесь они встретили Октябрь 1917, на стороне советской власти участвовали в Гражданской войне и борьбе против иностранной интервенции. 
       Будущий писатель был первым ребенком в многодетной семье. Ему, сызмальства приученному к труду, надо было заботиться о двух младших братьях и четырех сестрах. В 1936 Шундик окончил 7-летнюю школу в Оборском леспромхозе и поступил в Хабаровское педагогическое училище. 
       С 1939 в течение 7 лет учительствовал на Чукотке. Здесь он накопил огромный запас наблюдений и сведений о языке, быте, традициях и нравах чукотского народа. Шундик собирал произведения фольклора, публиковал их в газете. В эти годы Шундик на чукотском языке написал ряд незатейливых пьесок-агиток; стал вести дневник; дневниковые записи послужат впоследствии основой для первых очерковых произведений Шундика. Первые литературные опыты Шундик заметил и поддержал Н.Ф.Пугачев — секретарь Чаунского райкома партии, автор «Чукотских рассказов» (1940). 
       В 1946 Шундик стал членом ВКП(б). 
       Вернувшись в 1946 в Хабаровск, Шундик около года работал учителем, в 1947 поступил на факультет русского языка и литературы Хабаровского педагогического института. Окончив в 1952 институт, он устроился на работу в редакцию журнала «Дальний Восток». 
       В 1955-57 Шундик, ставший членом СП СССР еще в 1949, учился в Москве на Высших литературных курсах при Литературном институте СП СССР им. М.Горького. 
       Шундик начал печататься еще в предвоенную пору. В «Тихоокеанском комсомольце» были опубликованы его стих. «Провокация» (1939.12 июня), «Тучи» (1940. 13 авг.). Свои стихотворные опыты Шундик продолжал и в годы войны: в газете «Тихоокеанская звезда» (1941. 26 нояб.) было напечатано стих, «из чукотских мотивов» — «Мы готовы к бою». С 1947 в дальневосточной печати (преимущественно в газете «Тихоокеанская звезда») стали регулярно появляться корреспонденции, статьи и очерки Шундика. В конкурсе журнала «Смена» на лучший рассказ о молодежи Шундик за рассказ (отрывок из повести) «Гибель каменного человека» («Колыбель на рогах волшебного оленя») (1948) получил в 1948 первую премию. Однако подлинным началом творчества Шундика следует считать его большой очерк «На краю земли советской (Записки о Чукотке)» (Дальний Восток. 1948. №3; то же: Звезда. 1949. №2,3 — под названием «На далекой Чукотке»). Из этого очерка «выросла» документальная повесть «На земле Чукотской» (1949). Свое дальнейшее развитие чукотская тема, ставшая едва ли не основной в творчестве писателя, получила в повести «На Севере дальнем» (1952) — о жизни чукотских детей (в сравнении с жизнью их американских сверстников). Выдержавшая в 1950-е немало изданий, повесть «На Севере дальнем» получила первую премию на лит. конкурсе Министерства просвещения РСФСР на лучшую книгу для детей и юношества. «Чукотские» очерки и повести Шундика конца 1940-х — начала 1950-х, далекие от художественного совершенства, и поныне сохраняют свое историческое и этнографическое значение. 
       В начале 1950-х Шундик обращается к романному жанру, который в последующие десятилетия будет ведущим в его творчестве. В основу первого романа Шундика — «Быстроногий олень» (1952) — в значительной мере лег материал повести «На земле Чукотской». Роман рассказывает о преобразованиях в жизни чукотского народа, о самоотверженном труде охотников и оленеводов в период Великой Отечественной войны. Публикации романа помог Ф.И.Панферов, о встречах с которым Шундик рассказал в статье «Светится глубокая душа» (1977). Критики единодушно отмечали широту социально-исторического мышления Шундика «Быстроногий олень» неоднократно переиздавался, он переведен на многие языки. 
       В середине 1950-х Шундик обратился к драматургии. Пьеса «Сигнальный костер» (1955; другое название — «Двенадцать спутников») была поставлена на сценах ряда театров страны, а в 1961 по ней был снят на студии «Арменфильм» одноименный художественный фильм. К драматургическому жанру Шундик не раз обращался и позже. В начале 1960-х в Рязанском областном драматическом театре и в Рязанском театре юного зрителя с успехом шли его пьесы «Одержимая» (1963) и «Солнечные струны» (1963). В 1974 Шундик написал драму в двух действиях «Сергей Есенин» (1975), которая вскоре была поставлена городским драматическим театром Комсомольска-на-Амуре и Рязанским областным драматическим театром. Перу Шундика принадлежат также одноактная пьеса «Золотой парень» (1959) и сценическое представление «Весенний набат» (1962), которое было написано для агитбригад Рязанской области. 
       С 1957 по 1965 Шундик живет в Рязани, где в течение нескольких лет возглавляет местную писательскую организацию. Шундик очень быстро породнился с есенинским краем, о чем, в частности, свидетельствуют его довольно частые выступления (статьи, заметки, рецензии, интервью) в местной печати. Здесь, в Рязани, им были созданы не только пьесы «Одержимая» и «Солнечные струны», но и значительные прозаические произведения: роман «Родник у березы» (1959; позже издавался в Саратове под названием «Червонная соль») и повесть «С красной строки» (1961). 
       В романе «Родник у березы», замысел которого возник не без влияния решений XX съезда КПСС, Шундик, воскрешая впечатления детства и юности, рисует жизнь уссурийского колхоза. В центре повествования образы двух коммунистов — Корнея Севастьяновича Кленова и Никифора Гавриловича Чумака, которые в свое время боролись за установление советской власти на Дальнем Востоке. И по прошествии многих лет, несмотря на выпавшие испытания, герои сохранили нравственную чистоту и верность своим идеалам. В романе правдиво показаны сложность и противоречивость послереволюционной эпохи. Шундик не склонен был трактовать решения XX съезда КПСС как призыв к бездумному переписыванию отечественной истории, к безудержной переоценке ценностей. 
       В повести «С красной строки», также построенной на дальневосточном материале, затрагиваются вопросы, связанные с воспитанием и возмужанием подрастающего поколения. 
       В 1965 Шундик переехал из Рязани в Саратов, где был организатором и — до 1976 — главным редактором нового литературно-художественного и общественно-политического журнала «Волга», ставшего одним из лучших «провинциальных» журналов страны. «Человек завидного кругозора и гибкого ума, прекрасный организатор дела, обладающий чутьем на талант», Шундик, «посвятив "Волге" десять лет своей жизни, сыграл видную роль в развитии русской и национальных литератур Поволжья...» (Васильев В. О Николае Шундике и его книгах // Шундик Н. СС: в 4 т. Т.1. С.11). 
       Еще в Рязани в 1964 Шундик начал писать свой новый роман, построенный уже не на северном или дальневосточном, а на рязанском материале. Над его первой редакцией Шундик работал 6 лет. Первоначально роман был озаглавлен «В стране синеокой» (1968-70). В 1979 переименован — «Зарок». После опубликования в журнале «Волга» Шундик продолжил работу над текстом произведения: доработанное издание романа «В стране синеокой» вышло в свет в 1973 (см.: Новиков В. Плодотворная доработка // Литературное обозрение. 1973. №9. С.35-36). Роман, получивший неоднозначную оценку критиков, посвящен рязанскому крестьянству, актуальным вопросам нравственного совершенствования человека. Особое место в произведении занимает судьба первого секретаря обкома партии Иллариона Степановича Буянова. Шундик исследует истоки драмы этого сильного, незаурядного человека, страстно работавшего на приближение будущего, которое, однако, отвернулось от него. В образе писателя Евгения Браташа, который «семь лет разгадывает... загадку гибели Буянова» (СС: в 4 т. Т.2. С.418), дает себя знать автобиографическое начало. В «рязанском» романе «В стране синеокой» была весомо заявлена и есенинская тема, ведь писатель Браташ, помимо всего прочего, стремится постигнуть «глубокую есенинскую тайну»: «Ты пишешь роман о Буянове, Дарье Комарковой или драму о Есенине?» (Там же. С. 26, 422). В 1970-е появилось и другое «рязанское» произведение Шундика, но созданное в Саратове,— драма «Сергей Есенин». 
       В середине 1970-х Шундик вновь обратился к теме Севера и судьбам малочисленных народов в совр. мире: в Саратове писатель начал работать над новым «чукотским» романом «Белый шаман», который был опубликован в 1977, когда Шундик жил уже в Москве. За это произведение, самое значительное в творчестве Шундика, автору была присуждена в 1979 Государственная премия РСФСР им. М.Горького. 
       В 1983 по роману «Белый шаман» был поставлен одноименный телефильм. Этот роман, рассказывающий о жизни и обычаях чукотского народа и о тех переменах, которые внесла советская власть в его судьбу, можно рассматривать как своеобразную энциклопедию бытового уклада, нравов, верований, воззрений и занятий чукчей. Роман «Белый шаман» отличается богатством языковой палитры, яркой, насыщенной «северной» образностью. Сага Шундика о Чукотке, ставшая заметным событием в литературе 1970-х, некоторыми своими особенностями перекликается с повестью Ч.Т.Айтматова «Пегий пес, бегущий краем моря», также появившейся в 1977. 
       С середины 1970-х Шундик жил в Москве, был секретарем правления СП РСФСР (1976-78). Некоторое время (1979-81) он возглавлял издательство «Современник». 
       В 1982 Шундик публикует свой пятый роман, над которым работал около 4 лет (1978-81) — «Древний знак», многими нитями связанный и с «Быстроногим оленем», и с «Белым шаманом». В «Древнем знаке», обладающем целым рядом признаков философского романа (романа-притчи), существенную роль играет фантастический элемент, который имеет фольклорную основу. Не совсем обычно место действия романа: «Происходило это на далеком-далеком заполярном острове, принадлежащем одной из северных стран. Был он крошечным и сиротливым в безбрежном Ледовитом океане, однако островитяне отводили ему достойное место не просто на планете Земля, а в самом мироздании, и никак не меньше. Такими вот были те люди, способные вбирать в собственную душу всю бездну внешнего мира с его океаном, небом, звездами, луною, солнцем. И это помогало им не мучиться чувством потерянности, скорее наоборот, они находили в себе достаточно мудрости и достоинства ощущать свою необходимость всему сущему — и тому, что было на земле, и тому, что было в море, а также тому, что находилось вверху, где вечно сияла Звезда постоянства, так здесь называли Полярную звезду» (СС: в 4 т. Т.4. С.268). Людям маленького северного племени не удалось отстоять «заповедный» остров, который был превращен пришельцами в военный полигон. Аборигены вынуждены были переселяться «на остров Бессонного чудовища, где они и шагу не могли ступить без смятенья, преследуемые суеверным страхом» (Там же. С.501). Роман имеет трагическое звучание. В конце повествования солдат «с несуразной кличкой» Херувим в упор расстреливает волшебного оленя — «Сына всего сущего» (Там же. С.516). Однако писатель верит в разум людей: «Бился Сын всего сущего на окровавленном снегу. А Хранитель, засыпая, едва шевеля губами, шептал: "До встречи, Земля, через тысячу лет. Через десять тысяч лет. До встречи, Земля. Надеюсь, что ты будешь жива. Да будет вечным ясный разум..."» (Там же. С.517). Надежду вселяет и Брат оленя, который прижимал к сердцу «священный камень» — «частицу планеты Земля, частицу космического тела...» (Там же. С.525). На романе «Древний знак» лежит отпечаток известного «антиамериканизма» (в ранней повести Шундика «На Севере дальнем» также ощущались «антиамериканские» мотивы). 
       Последним крупным произведением Шундика стала автобиографическая повесть «Олень у порога» (1987). Шундик — автор многих очерков, ряда рассказов и статей по вопросам литературы и искусства. Он интересно писал о своих собратьях по перу: прозаиках и поэтах М.Н.Алексееве, В.А.Закруткине, В.М.Санги, С.П.Данилове, С.С.Орлове и др.
       Шундик оставил довольно обширное литературное наследие. Несмотря на отдельные недостатки (некоторые длинноты, идеологическая прямолинейность, чрезмерный «мифологизм», композиционная рыхлость), его многоплановые произведения, охватывающие широкий круг актуальных общественных проблем, дают объемную картину народной жизни послевоенных десятилетий и побуждают читателя к осмыслению традиций национальной культуры. Его талантливые книги о Чукотке заметно обогатили то направление в советской литературе, которое предсталено такими именами, как В.К.Арсеньев, А.А.Фадеев, Т.3.Семушкин, Ю.С.Рытхэу, В.М.Санги, Ю.Н.Шесталов, Г.Г.Ходжер, Д.Б.Кимонко и др.
       Шундик был награжден орденами Трудового Красного Знамени (дважды), Дружбы народов, «Знак Почета» и медалями. 
       Ряд произведений Шундика переведен на иностранные языки.

Без серии

Белый шаман

Белый шаман - Шундик Николай Елисеевич

— Ты виноват, что мои кэлитуль в негодность пришли! — заорал он. — Сам за всех моих должников теперь будешь долги отдавать! Пойгин свой нож выхватил, а смех в себе унять не может. Стоит с ножом в руках, хохочет, и все люди хохочут, уж больно смешно получилось с теми бумажками. Ятчоль вдруг успокоился (видно, смех Пойгина его в чувство привел) и ушел прочь. С тех пор он Пойгина еще больше возненавидел. А тот по-прежнему на ловкость ему вызов посылал, требуя самого беспощадного поединка. Но главный …

Читать книгу

На Севере дальнем

На Севере дальнем - Шундик Николай Елисеевич

Ако посмотрел внимательно на своего сына и сказал, обра­щаясь к гостю: — Послушай, Виктор, какая новость обо мне пошла! Не знаю, хорошо ли это... У гостя засветились в улыбке голубые глаза: —   Все дело в луке, говорят? А вот сам ты как думаешь, Ако, в чем твоя сила? Крупное лицо Ако с чуть горбатым носом, с черными в длинном разрезе глазами стало как-то по-особенному задум­чивым. — Пусть сила моя будет в луке, — наконец сказал Ако. — Но лук мой — сердце мое, а стрела его — это великий …

Читать книгу

У пионерского костра

серия книг

Для родины любимой! (Стихи и рассказы)

У пионерского костра [0]
Для родины любимой! (Стихи и рассказы) - Паустовский Константин Георгиевич

Накануне, поздно вечером, прибыли из Ленинграда монтажники. Вручив Илье Викторовичу свои командировочные удостоверения, они не захотели ехать в Дом для приезжающих, где для них уже были приготовлены комнаты, и стали просить, чтобы их немедленно, сейчас же отвезли смотреть строительство. Признаться, и самому Илье Викторовичу не терпелось показать приезжим свое грандиозное детище, где им теперь предстояло установить и собрать машины, какие не доводилась еще монтировать ни одному механику в мире. Он …

Читать книгу

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.