Самвелян Николай Григорьевич

Книги от автора Самвелян Николай читать онлайн бесплатно или скачать в формате fb2, txt, html, mobi или epub
Закладки
Рейтинг: 7.00 Дата рождения: 3 ноября 1936 
Пол: мужской Место рождения: Енакиево, Украина 
  Дата смерти: 3 июня 1992 
  Место смерти: Москва 
Об авторе

Николай Григорьевич Самвелян (Лесин) - действительный член Римской Академии наук и искусств «Тиберина», профессор Римского университета, член Совета Золотого Легиона Европы. Первый Президент ассоциации, один из основателей «Мира культуры».

Автор о себе:

Родился я 3 ноября 1936 года в городе Енакиево, что на Донбассе, в котором революция застала семью моего деда Шахбаза Мадоняна, уроженца Мацанца (недалеко от Эрзерума), попавшего в Россию мальчишкой после одного из армянских погромов, где он своим трудом завоевал заметное положение в обществе — у дедушки были мельницы, пекарни, магазины и банковские дела в Ростове-на-Дону, Харькове, Криничной, Горловке, Ясиноватой, Юзовке, Енакиево, Ханджёнково, в Крыму и других местах. Кажется, даже в Польше. Во время революции деда спасли рабочие его предприятий, которые дважды куда-то девали комиссаров, приходивших арестовывать деда. Комиссары бесследно исчезали. В том, что это не семейная легенда, я убедился позднее, когда в 1942 году, во время оккупации Енакиево, в городе вновь открылась церковь, уцелевшие дедовские рабочие, уже совсем немолодые люди, пришли к нам и настояли, чтобы «внук хозяина» был крещён. Они присутствовали в церкви, когда меня крестили. Позднее приносили ёлки и игрушки к Рождеству. Один из бывших арендаторов возил семье издалека еду, когда мы голодали. Знаю также, что многие рабочие деда были в белой гвардии, о чём говорить вслух, естественно, боялись.
Так ли, иначе ли, но поначалу дед уцелел, хотя и лишился всего своего достояния. Во время новой экономической политики Ленина дед Шахбаз вновь затеял своё дело, и успешно — мельницу, пекарни, магазины. Он не верил, что власть большевиков надолго, утверждал, что реальная жизнь очень скоро поставит всё на свои места. Но очень скоро у деда в очередной раз всё отобрали. Дед перестал есть, лёг на диван и отвернулся к стене. Он умирал двадцать один день. При нём постоянно находился его старший сын, мой дядя Самвел, в честь которого я позднее взял себе постоянный литературный псевдоним, ставший по сути моим подлинным именем. Дед Шахбаз был похоронен в Енакиево. Ныне кладбище уничтожено, на его месте — жилые кварталы. Могила деда не сохранилась.
В моём кабинете — большой портрет деда Шахбаза, в углу — его трость с серебряным набалдашником.
Жена дедушки, моя бабушка Наталья Христофоровна (в девичестве — Арутюнян), — из Нахичевани-на-Араксе, откуда вместе с матерью и маленьким братом бежала в Россию после очередной резни армян. С дедушкой познакомилась в Кисловодске. Бабушка вместе с детьми после смерти дедушки поселилась в доме своей рано умершей сестры Арусяк, известной исполнением старинных армянских песен. В Енакиево одна из дочерей бабушки, моя будущая мать Арекназан, познакомилась с высланным из Киева педагогом и молодым писателем Константином Мысливцом и вышла за него замуж. Отца арестовали и расстреляли, когда мне было десять месяцев. Обвинение — украинский национализм, о чём мы с матерью узнали только в конце 1990 года, когда, наконец, получили из прокуратуры и ныне уже «покойного» Комитета государственной безопасности документы о реабилитации.
Во время войны, после взрыва металлургического завода, я был тяжело ранен. Спасли находившиеся в городе итальянские сержант, солдат и капеллан. Сержант Марио Ригони Стерн выжил, стал известным итальянским писателем. Мы часто ездим друг к другу, вместе пишем, отсняли серию документальных фильмов. Об этой истории много писала и пишет итальянская пресса. Сержант — Джулио Луки — тоже жив. Он сохранил фотографии нашей семьи. Естественно, до поры до времени эта история не афишировалась — такое было бы небезопасно. Переписывались не по официальной почте, а с оказией передавали письма.Теперь обстоятельства изменились. Вместе с Марио Ригони Стерном мы написали книгу «Легенда о капеллане», главы которой публиковались журналом «Иностранная литература».
Семье со столь «неудачной» биографией приходилось трудно. Матери, спасая меня, приходилось переезжать из города в город. Бабушка, дядя Самвел, тётя Рипсимэ, а позднее и тётя Арменик, сыгравшая особую роль в моём воспитании, переехали в Ереван. Мама во второй раз вышла замуж, меня усыновили. Отчим всегда относился ко мне хорошо и терпеливо. Но жизнь была сложна. Многое приходилось скрывать, уклоняться от ситуаций, которые грозили бы неприятностями и для себя самого, и для близких в связи с нестандартным происхождением.
По политическим убеждениям, симпатиям я скорее всего был тайным дашнаком. В студенческие годы нынешнюю Армению исходил пешком в сопровождении стариков, помнивших дашнаков и сочувствовавших им, а может быть, больше чем сочувствовавших. По ночам составлял карты будущей Армении, утром — естественно, уничтожал их.
В Армянских областях нынешней Турции побывать не удалось. В Стамбуле был, ходил, думал. Да и сегодня ближе всего мне дашнаки, их цели и идеи, хотя времена меняются, и я всё больше прихожу к неприятию идеи насильственного социального переустройства общества и всех видов сегрегационных подходов — национальных, религиозных, всяких. Считаю, что любое государство может быть построено лишь на законах, базирующихся на чётком этическом фундаменте. Естественные права Личности — основа всех основ.
Но эволюция политических убеждений в наши времена беспрецедентна для целого общества. Ведь с первой половины 60-х годов был членом партии, даже парторгом в Московской писательской организации. Парторгом с психологией классического либерала, что замечали и отмечали. Например, не разрешал репрессий, разгула страстей. В друзьях были и остались Сергей Аверинцев, Андрей Битов, Фазиль Искандер, Михаил Гаспаров, композиторы Альфред Шнитке, Эдисон Денисов, София Губайдулина. Вместе с Дмитрием Лихачёвым работал и писал. Выходили совместные книги. Но к идее невозможности и аморальности классового анализа общества пришёл лишь в середине 80-х годов, когда начал выступать со статьями, публиковавшимися в некоторых московских, киевских, варшавских и итальянских изданиях, которые в конце концов привели к классической христианской идее. Был делегатом от Церкви на международных конференциях, выступал с докладами о христианской этике и культуре.
В 1989 году избран действительным членом Римской академии «Тиберина», стал профессором Римского университета.
Вот такая странная, а может быть, характерная для нашего времени эволюция привела в конце концов к принципиальному неприятию марксизма в целом, а не какой-то из его ипостасей. Но случилось это не сразу, а нарастало медленно, что видно по публиковавшимся статьям и историческим работам, серии лекций (они были изданы) в университете итальянского города Бергамо.
Теперь о литературном пути. Читал и писал всегда, с детства. Дома были — армянская литература (романы из армянской истории), русская и украинская. В семье свободно говорили на этих трёх языках. Позднее писал и на русском, и на украинском. По-армянски в детстве читал, но, живя вдали от Армении, навыки эти забыл. Остался лишь бытовой язык.

Дебютировал в 1961 году в журнале «Литературная Армения». А до этого были — профессиональный спорт, музыка, театр. В Союз писателей был приглашён в 1976 году, уже будучи лауреатом различных премий. В это время, с 1971 года, жил в Москве, успев поработать в газетах и журналах во Львове, Киеве, Калининграде (Кенигсберге), Крыму, Одессе.

Основные произведения — «Московии таинственный посол», «Казачий разъезд», «Альпийский эдельвейс», «Век наивности», «Счастливчик Пенкин», «Серебряное горло», «Диалоги» (совместно с Д.С.Лихачёвым), «Воскрешение в Венеции», «Семь ошибок, включая ошибку автора» и другие.

«Век наивности», «Счастливчик Пенкин», «Диалоги» и другие в общей сложности переведены на 34 языка. На армянский, кроме рассказов и статей, переведена повесть «Семь ошибок, включая ошибку автора»...
Некоторые произведения выходили только на итальянском (в переводе). Издано несколько книг очерков, эссеистики, исторических исследований.
Лауреат литературных премий в разных странах.
С ноября 1989 года — президент Международной ассоциации творческой интеллигенции «Мир культуры», в которую входят многие известные писатели, композиторы, философы России, Польши, Италии, Франции, Германии, Швейцарии и других стран.

Без серии

Журнал «Искатель»

серия книг

Альманах "Мир приключений"

серия книг

Стрела

серия книг

В лабиринтах истории

серия книг

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.