Вне времени и пространства

Бердник Олесь Павлович

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Бердник Олесь Павлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ОЛЕСЬ БЕРДНИК

Вне времени и пространства

Матери, которая

научила меня

любить Мечту

"СУМАСШЕДШИЙ БРЕД"

…Заседание всемирной Ассамблеи ученых приближались к концу. Цель Ассамблеи была необычной — определить пути для более целесообразного существования человечества, отыскать новые формы социального, политического и философского сосуществования.

Было сказано много старых и новых истин. С трибуны Ассамблеи звучали и мудрые слова, и трескучие фразы, и высокая ученость, и явное невежество.

Когда проходили последние заседания Ассамблеи, ее стали совсем мало посещать, а пресса вообще потеряла к ней всякий интерес.

И на предпоследнем заседании произошло нечто странное. Репортеры, которые раньше очень грустно рассматривали разрисованный потолок помещения, теперь лихорадочно передавали что-то с помощью портативных радиоаппаратов в свои газеты. Газеты за час сделали свое дело — и случилось неожиданное…

…Конференц-зал университета вновь заполнили ученые. Здесь были представители совершенно противоположных течений в науке — и материалисты, и самые реакционные идеалисты, и даже священнослужители разных религий.

Заседание, происходившее сегодня, стало действительно интересным благодаря человеку, который сейчас стоял на трибуне. Над изумленной и взволнованной аудиторией негромко и глухо звучал голос, рождая непонятные, странные истины, завораживая присутствующих:

— …В бесконечной пустыне Вселенной плывут бесчисленные звездные миры. Сознание способно охватить всю грандиозность мироздания, но все попытки хотя бы частично выяснить суть Бытия — бесполезны, ничтожны и смешны…

— Где-то в бездне — пылинка. Это — Земля. На ней — ничтожные по своим размерам существа, смехотворно малые! Но дух и разум этих существ, вечно рвется в искания, — невероятно великие и смелые…

— Кто они такие? Куда идут? Много людей ищут разгадку великой тайны. Два пути в Науке человечества. Две крайности. Между ними — множество мелких тропинок… Путаница, вражда — а отгадки нет! Тайна! Где же истина?

Оратор замолчал. Взглянул на зал.

— Не вы ли откроете нам истину, мистер Барвицкий? — прозвучал среди молчания резкий ироничный голос. Аудитория зашумела. Послышался смех. Но оратор, даже не обратив внимания на неприличный крик, продолжал дальше:

— С одной стороны — мистические теории идеалистов, неизменно приводящие к первопричине и, наконец, требующие веры в Творца Вселенной, а с другой стороны — примитивные доктрины материалистов, которые выводят великий могучий Разум человека из косной мертвой материи и, таким образом, наделяют материю разумной основой хотя бы в потенциале… Законы Природы, которые действуют якобы неизменно везде, где для этого есть условия, создавая в процессе эволюционного развития живых существ, от первоначального протиста к одаренному Разумом человеку, снова ничем не отличаются от Творца, но теперь уже бессознательного, что еще хуже!..

— Это что — уничтожение всей науки? — снова воскликнул насмешливый голос. На него возмущенно зашикали. А Барвицкий спокойно продолжил:

— Но есть, безусловно, есть верный путь к абсолютному знанию, который спрятан от нас Природой. Гарантией этого является тот факт, что одна за другой падают тайны Мира перед оружием Ума. Этот путь — в поисках взаимосвязи Материи, Разума, Времени и Пространства…

Оратор остановился, передохнул. Взял стакан, спокойно отпил глоток воды.

Это был высокий худой мужчина с растрепанной огромной русой шевелюрой, с глубоко запавшими глазами на длинном костлявом лице, в котором была своеобразная мрачная красота. Вот он отбросил волосы со лба, поискал что-то в записке, которая лежала перед ним, и снова поднял темный загадочный взгляд на аудиторию.

Все с удивлением и тревогой ждали, что еще скажет им этот странный, похожий на маньяка, ученый. А он говорил, глядя куда-то за головы, за стены здания, словно проникая силой мысли в бездны Космоса:

— Можно ли утверждать, что есть только Бытие, которое познается нашими чувствами? Ни в коем случае! Потому что это будет вульгарное ограничение бесконечной Вселенной, которая должна быть во всех своих проявлениях бесконечной так же, как во Времени и Пространстве. Человек же, со своими чувствами и аналитическим Разумом познает только ничтожную часть безграничного Бытия, ограниченный не только во Времени и Пространстве, но и в качестве.

Тот же самый молодой ученый, который бросал иронические реплики, снова не выдержал и, вскочив с места, крикнул:

— Зачем вы намеренно усложняете проблему? Для чего нагромождаете столько мистики и непонятности? Существует ли что-либо вне возможностей наших чувств, мы не знаем! А то, что мы медленно и бесконечно познаем мир — это ясно каждому школьнику!..

— Совершенно верно — каждому школьнику! — спокойно подтвердил оратор. — Но вопрос идет о том, как мы его познаем, насколько глубоко…

— В бесконечном Космосе есть бесконечные количества различных неизвестных нам существований. Природа их организации и координаты, в которых они находятся, чужды и недоступны для нас. И вот, в то время, когда перед нами лежат бескрайние просторы неизученных чудесных стран, мы должны остановиться на берегу океана, который отделяет нас от этих чудес. Этот океан — Время и Пространство! Так, оковы Времени и Пространства связывают человечество по рукам и ногам, которое, несмотря на "прогресс" остается бессильным и жалким!

— Ну, это уже слишком! — закричало с десяток голосов из разных мест зала.

— За кого он нас принимает?

— Что за неонигилизм?!

— Тихо! Джентльмены, это же очень интересно!

— Прочь!

Все эти крики заглушил спокойный голос Барвицкого:

— Нет! Не слишком… Я докажу это!

— Действительно, давайте проанализируем сегодняшнее состояние человечества. Куда люди стремятся, что хотят, каковы их перспективы в будущем?..

— Неоспоримы заслуги науки в облегчении труда человека, в разработке средств для более быстрого передвижения, в создании средств связи на расстоянии и прочее… Все это делается для того, чтобы максимально удовлетворить разнообразные потребности людей. Но сами они — "Цари природы" — для чего живут и куда идут? Это не праздный вопрос, не надо ироничных взглядов! Несмотря на все потуги социологических наук, которые зовут людей к справедливому обществу, никто из вас не скроет и не опровергнет того, что в настоящее время человек отличается от животного только своим интеллектом и тем, что может более полно удовлетворять свои прихоти или желания — как хотите! В остальном же — рождением, кратковременностью жизни, исчезновением вместе с индивидом даже самых прекрасных его идей и желаний, смертью — мы похожи на несчастных животных, жизнь которых с философской точки зрения бессмысленна. Могут возразить — ведь наши дела приносят пользу будущим поколениям! Пустая фикция! В будущем наступит время, когда погибнет и наша планета и человечество. Так, во имя чего же, все бесчисленные страдания и тяжкий труд тысяч поколений? Ради того, чтобы когда-то на мертвом космическом теле оставить только следы деятельности ничтожных существ, которые много миллионов лет боролись ради эфемерных идей, а потом забрали их с собой в могилу, и канули в бездну Космоса?!

— Что же вы предлагаете? — послышалось теперь уже несколько раздраженных голосов. А тот самый ученый, что бросал реплики, иронически добавил:

— Очевидно, уважаемый профессор предлагает коллективное самоубийство для всего человечества, если вся наша жизнь эфемерна!..

— Не спешите с выводами, плохо воспитанный молодой человек! — отрезал Барвицкий и продолжил дальше:

— Где же выход? Как глубже познать Мир? Как осмыслить нашу жизнь и сделать ее более перспективной?..

Весь зал притих.

Барвицкий, очевидно, подходил к основному, ради чего он — профессор университета — авторитетный ученый, выступил на Ассамблее, куда съехались ученые со всего мира.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.