Дважды два равняется одуванчику

Жиленко Ирина Владимировна

Жанр: Сказки  Детские    1990 год   Автор: Жиленко Ирина Владимировна   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дважды два равняется одуванчику (Жиленко Ирина)

Пролог

Шёл по городу Весёлый Стекольщик.

— Стёкла вставляю! Стёкла вставляю!

Я выбежала к нему:

— Здравствуй, Весёлый Стекольщик!

— День добрый, хозяюшка!

— Вчера мальчишки разбили форточку мячом…

— Ничего, этому горю легко помочь! — Весёлый Стекольщик зашёл в дом и снял с плеча тяжёлую ношу. — А какие стёкла будем вставлять, хозяюшка?

— Что значит какие? Обыкновенные…

— Обыкновенные? Жаль… — огорчился Весёлый Стекольщик. — Я-то приберёг для вас цветное стекло. У нас, между прочим, есть общий друг. Не припоминаете?

И вдруг солнце как-то разноцветно вспыхнуло в стекле, и оно тихонько зазвенело: тильди-тильди-дзынь!

— Крошка Тильди! — воскликнула я. — Где он теперь?

— Вспомнили? — рассмеялся Стекольщик. — Тильди жив-здоров, кланяться вам велел.

Стекольщик ушёл. А по стенам комнаты замелькали синие, красные, зелёные, оранжевые, сиреневые и жёлтые лучи. Я вымыла свою новую форточку, и стекло вновь благодарно зазвенело: тильди-тильди-дзынь… Я достала из шкафа красивый новенький блокнот, взяла ручку и села за стол, чтобы рассказать вам, ребята, об одной маленькой девочке, о гноме Тильди, о синей птице и ещё о многом-многом другом…

Глава I. Синяя птица

Эта история, дети, случилась давно. Ваши дедушки и бабушки были тогда молодыми, а мамы и папы — маленькими. А некоторых мам и пап вообще не было на свете.

Эта история случилась весной, ибо все счастливые истории, как правило, случаются именно в это время года. Спросите — почему? А потому, что весной по земле проходит фея счастья и выпускает из рукава синюю птицу. Поймать эту птицу невозможно. Вольная певунья, летит она из города в город, из дома в дом, из окна в окно, и там, где она побывала, люди становятся счастливыми.

Надо вам сказать, что в ту весну у птицы было немало работы. Совсем недавно кончилась война, и множество людей на земле стали несчастными и одинокими.

…Под утро зацвёл первый в городе сиреневый куст. Он зацвёл потому, что фея, проходя мимо, коснулась его своим голубым шлейфом. Куст раскрыл глаза и увидал в своих ветвях маленькую синюю пташку.

— Просыпайтесь, уже светает! — прошелестел ей сиреневый куст. — У вас ведь столько работы!

Птица взмахнула крылышками и с весёлым щебетом улетела ввысь. Улицы и дворы ещё дремали, но чердачные окошки уже залило розовым светом. И Поэт, обитатель маленькой комнатёнки под самой крышей, просыпался одновременно с солнцем и птицами. Он радостно распахнул окно навстречу солнцу и крикнул:

— Какое чудесное утро! В такое утро хочется говорить только стихами!

И тут же сочинил стихи:

Доброго утра! Доброго дня! Добрые люди, услышьте меня! Каждому дому счастья желаю, маку — цветенья, полям — урожая, голубю — неба, речки — утёнку, солнца, конфет и игрушек — ребёнку. Пусть мир и порядок будут на свете: небо — как небо, дети — как дети. Пусть на башне часы не ломаются, а идут, как им полагается, каждый час равномерно звеня. Доброго утра! Доброго дня!

Тут Поэт заметил синюю птицу:

— Доброе утро, птичка. Не хочешь залететь ко мне?

— Зачем я тебе? Ты и так счастлив. Все поэты счастливые! — прощебетала синяя птица.

Городские улицы ещё пустовали. И только Весёлый Стекольщик, насвистывая, брёл по аллеям парка. Птица полетела к нему…

Глава II. Кошка Жозефина

Это — Славка. Девочка Славка, а не мальчик. Зимой она сильно хворала, и мама наголо остригла её золотистые кудряшки. Но волосы уже немного отросли, и Славкина голова теперь смахивает на пушистый весенний одуванчик. Славка-то как раз хочет, чтобы волосы отрастали как можно медленней: ей нравится быть похожей на мальчишку. Когда Славка в зелёных трусах и белой футболке стоит на перекрёстке и кто-нибудь её окликает словами: «Эй ты, пострел!» — она просто счастлива.

Это — Славкин двор. Старые деревянные домишки греются на солнце. В траве разгуливают куры бабки Довжучихи, а под забором, где трава погуще, дремлет тёти Лидина коза.

Под раскидистым клёном врыта широченная скамейка. По вечерам здесь сидят соседи и соседки, а сейчас болтает ногами Славка. Около сарая стоит коляска с маленькой Танюшкой, Витькиной сестрёнкой.

Танюшку нянчат всем двором, потому что её мама и папа на работе, а брат Витька — в школе. Двери квартир первого этажа и подвалов всегда распахнуты настежь, и на каждый Танюшкин писк выбегают сразу несколько соседок. Перепеленают, укачают, тут же постирают под краном пелёнки и развесят сушиться.

Сонно жужжат мухи. Высунув язык, понуро бредёт по двору Юркин Пистолет — костлявый чёрный пёс. Его назвали Пистолетом за громкий, пронзительный лай. Пёс лает всегда так неожиданно и звонко, что Славка в испуге подпрыгивает на полметра и у неё начинает громко и часто стучать сердце.

Заскрипела деревянная лестница — это во двор выскочил Юрка. Он свистнул Пистолету, а Славке крикнул:

— Айда в сад!

— Не могу. Я маму жду.

— Маменькина дочка… — И Юрка убежал за ворота.

За старыми деревянными воротами — шумная Ботаническая улица. Она тоже бежала вниз вместе с Юркой и всей своей ребятнёй, собаками, кустами акации и сирени. По левой стороне улицы важно красовались домики с палисадниками, по правой — сползали вниз пустынные развалины. Добежав до изгороди Ботанического сада, улица останавливалась и замолкала. Отсюда начиналось царство тишины и влажной зелени, пахнущей сиренью.

Однажды все обитатели левой стороны улицы вышли на воскресник, убирать развалины. Славка с мамой и дедушкой тоже пришли. Несколько мужчин выбирали из развалин целые кирпичи и передавали их по цепочке, из рук в руки, на грузовик. Дедушка, мама и Славка встали в конец этой цепочки.

Но Славку скоро прогнали, да она и не сопротивлялась, потому что ладони у неё уже горели от этих кирпичей. Вместе с Юркой и Толиком бродила она по разрушенным комнатам, подбирая с полу то пожелтевшую фотографию, то книгу, то сломанную игрушку. Славке стало страшно, и Толик отвёл её домой…

«Лучше не вспоминать об этом, — решила Славка. — Лучше помечтать: а вдруг мама поведёт её в кино? Или вдруг дедушка подарит ей карандаши?» Все Славкины игрушки — это белая резиновая уточка без клюва (мама рассказывала, что клюв откусила Славка, когда у неё резались зубы) да кукла Бельба с коричневым лицом и красными глазами. Соседки бабуси-Маруси (они были двоюродными сёстрами) сделали Бельбу из коричневого чулка, а на месте глаз пришили красные пуговицы. Но Славка любила Бельбу и считала её красавицей.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.