Чёрная кошка

По Эдгар Аллан

Жанр: Классическая проза  Проза    Автор: По Эдгар Аллан   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чёрная кошка ( По Эдгар Аллан)(Рассказ Эдгара Поэ)

Я не прошу и не смею просить доверия читателей, к чрезвычайно странной истории, которую сейчас расскажу. Действительно, надо быть дураком, чтобы допустить, что кто-либо поверит действительности факта, когда я сам готов сомневаться в том, что видел собственными глазами. А между тем, я в здравом рассудке и не в бреду. Но завтра я должен умереть, и я хочу облегчить мою душу… Моя задача представить читателям целый ряд простых фактов из будничной жизни, без всяких с моей стороны комментариев. В сложности, эти случаи ужасали, измучили, уничтожили меня. А между тем, я и не стараюсь их осветить… Для меня они были безусловно «ужасны»; многим они покажутся не так страшными, другим просто глупыми и смешными… Со временем, может быть, найдется ум более спокойный, более логический и менее раздражительный, чем мой, и низведет их до степени самого обыкновенного и натурального факта; все может быть.

С раннего детства я отличался гуманностью характера. У меня сердце было такое нежное и чувствительное, что я скоро сделался игрушкой своих сверстников. Особенно я отличался любовью к животным, и родные позволяли мне иметь чуть не целый зверинец любимцев. Я проводил почти все свое свободное время с ними, и для меня не было большей радости, как кормить и ласкать их. Эта страсть возрастала с годами и не оставила меня даже тогда, когда я стал взрослым человеком. Мне нечего объяснять моих чувств к животным; те, кто был привязан когда-либо к умной и верной собаке, поймут меня и без пояснений.

Я женился рано, и был счастлив, что встретил в жене подобную же симпатию. Заметя и мою страсть к животным, она никогда не упускала случая увеличить нашу коллекцию. У нас было много птиц, золотые рыбки, красивая собака, кролики, маленькая обезьянка и – кот.

Этот кот был замечательно велик и силен, шерсть его была черная без отметинки, и он обладал замечательной понятливостью. Говоря про его понятливость, жена моя (которая вовсе не была суеверна) несколько раз вспоминала древнее поверье, что черная кошка – превращенная ведьма. Я не говорю, что она говорила это серьезно, но это сравнение как-то невольно приходит мне на память, и я заношу его.

Плутон, так звали кота, был моим любимцем, моим товарищем. Я сам кормил его, и он следовал за мной по пятам, куда бы я ни пошел в доме. Мне стоило большого труда отучить его следовать за мной на улицу.

Наша дружба продолжалась много лет, в продолжение которых мой характер и мой темперамент под влиянием демона невоздержанности (я краснею, сознаваясь в этом) изменился отвратительно. С каждым днем я становился все угрюмее, мрачнее и раздражительнее. Я дозволял себе даже дерзко обращаться с женою. Мои любимцы, разумеется, испытывали на себе эту перемену характера. Я не только забывал про них, но я бывал с ними бесчеловечен. Что же касается Плутона, то я к нему чувствовал еще некоторую привязанность и обращался с ним не так жестоко, как с кроликами, обезьяной и собакой.

Но действие алкоголя все усиливалось, и даже Плутон, который от старости стал также угрюмее прежнего, начал испытывать взрывы моего бешенства.

Однажды, когда я возвратился пьяный с кутежа, мне показалось, что Плутон меня избегает. Я схватил его, но он, испуганный насилием, легонько укусил мне руку. Тут я уже не помню, что сталось со мною; на меня напал такой припадок пьяного, дикого, демонического бешенства, что я выхватил нож и, схватив несчастное животное за горло, выколол ему один глаз. Я краснею, я горю со стыда даже теперь, описывая этот проклятый, зверский поступок.

Утром, когда я проспался и пары алкоголя улетели из моей головы, я почувствовал чувство ужаса, стыда и раскаяния к моему преступлению. Но и это не подействовало на мою душу, и я скоро потопил в вине даже и самое воспоминание о моем жестоком поступке.

Между тем, кот выздоравливал медленно. Хотя орбита вытекавшего глаза представляла ужаснейшее зрелище, но, казалось, животное уже не страдало больше. Оно ходило по дому, как и прежде, но избегало меня с видом крайнего ужаса. Сначала это меня огорчало, но потом это чувство сменилось раздражением. Тогда же появился во мне, для моей окончательной погибели, дух «противоречия»… Я готов был истязать сам себя до боли, до бесчувствия, насиловать свою природу, делать зло из любви к злу, и это-то чувство заставило меня совершить заранее обдуманную казнь животного. Однажды я надел ему затяжную петлю на шею и повесил на ветке дерева в саду. Я его повесил, сам чуть не плача, сам сознавая, что оно меня любило и никогда не подавало мне причины злиться, повесил потому, что сознавал, что этим самым совершаю смертный грех, который никогда не будет мне прощен… И все это под влиянием духа самоистребления, самоистязания.

Ночью того дня, когда мною был совершен этот возмутительный поступок, меня разбудил страшный крик: «пожар, пожар!» Даже занавеси моей кровати были уже в пламени. Уже весь дом был в огне. Только с большим трудом удалось спастись мне, жене моей и прислуге. Разрушение было полное, все мое состояние было погребено под дымящимися развалинами дома, и я, потеряв все, что имел, предался самому глубокому отчаянию.

Я не только описываю преступление и наказание, но я передаю целый ряд фактов и не могу опустить ни одного звена. На следующий день я осматривал развалины. Стены, за исключением одной, упали. На оставшейся стене вся лепная работа была цела, может быть потому, что была недавно вновь реставрирована, и штукатурка еще не высохла. Целая толпа зевак окружала стену, и с видимым любопытством рассматривала что-то. Слова: «Странно! удивительно» возбудили и мое любопытство; я подошел и увидал на белой поверхности стены, словно барельеф, высеченный рукою художника, громадное изображение кошки. Изображение было поразительно верно и, в довершение всего, на шее у животного ясно виднелась петля и веревка.

При виде подобного зрелища, в первый момент мной овладел ужас. Но затем я начал доискиваться причины, и пришел к такому заключению: «Я повесил черного кота, я это помню прекрасно, в саду рядом с домом». При криках – «пожар!» сад мгновенно был наполнен толпою, и может быть, кто-нибудь из толпы, чтобы разбудить живущих, бросил кошку в открытое окно. Стены своим падением могли придавить труп животного к сырой штукатурке; известь, огонь и аммониак сгорающего тела довершили остальное…

Хоть я и успел несколько утешить мой рассудок подобными соображениями, но не мог ничем защитить голос совести, и призрак несчастного животного преследовал меня несколько месяцев. Мне казалось даже, что порою мне жаль бывшего любимца, и я летал по грязным вертепам, которые стали теперь моим единственным пристанищем, ища какое-либо животное, кем бы я мог заменить моего «Плутона».

Однажды вечером, когда я сидел в одном из самых отвратительных трактиров, мое внимание было привлечено каким-то черным предметом, покоившимся на одной из винных бочек, которые и составляли единственную меблировку комнаты. Я подошел и дотронулся до предмета, возбудившего мое любопытство. Это был громадных размеров черный кот, превосходивший величиною даже «Плутона» и похожий на него замечательно. – Все различие состояло в том, что у «Плутона» была шерсть безусловно черная, а у этого на груди было белое пятно в ладонь шириною.

Едва я прикоснулся к нему, как он тотчас встал, приветливо замурлыкал, стал тереться о мою руку и казался очень доволен тем, что я приласкал его. Это был именно тот экземпляр, который я искал. Я предложил хозяину купить у него это животное, но тот отвечал мне, что кот не его; откуда он явился, он не знает и никогда прежде его не видал.

Я продолжал гладить его, и когда мне наступило время идти домой, кот пошел за мной. Всю дорогу я ласкал его. Когда же мы пришли к моему жилищу, то он тотчас же расположился, как старый знакомый, и очень скоро сделался любимцем моей жены.

Что же касается меня, я начал замечать, что во мне стало являться к нему совершенно противоположное чувство. И я сам не знаю, почему и отчего, но его постоянная ласковость со мною была мне противна и утомляла меня. Мало-помалу это чувство начало превращаться в озлобление и ненависть. – Я стал избегать встречи с животным, и только некоторое чувство стыда и угрызения совести, при воспоминании о прошлом поступке, мешали мне обращаться с ним жестоко. В течение нескольких недель я воздерживался от побоев и избегал опротивевшее мне животное, как бегают от дыхания чумы.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.