Украденное письмо

По Эдгар Аллан

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Украденное письмо (По Эдгар)(Рассказ Эдгарда Поэ)

Nil sapientiae odiosius acumine nimio.

Seneca.

Я был в Париже в 18… году. В один темный, дождливый осенний вечер я сидел с моим приятелем Дюпеном в его кабинете, в улице Дюно № 33, в третьем этаже, в Сен-Жерменском предместье. Мы оба курили, погруженные в задумчивость. Уже около часу мы упорно молчали, и если бы кто-нибудь взглянул на нас со стороны, верно, подумал бы, что каждый из нас исключительно и глубоко занят клубами дыма, наполняющими атмосферу комнаты. Но что касается до меня, я обсуживал про себя некоторые обстоятельства одного дела, о котором мы говорили в начале вечера, а именно, об убийстве в улице Морг. [1] Я думал об этом деле, как вдруг дверь к нам в комнату отворилась и вошел старинный наш знакомый, префект парижской полиции, господин Жискэ.

Мы его приняли радушно, потому что в этом человеке были не одни дурные стороны; у него тоже были свои достоинства, и, кроме того, мы уже очень давно его не видали. Так как мы сидели без огня, то Дюпен встал зажечь лампу; но когда Жискэ сказал, что пришел посоветоваться с нами об одном важном деле, которое наделало ему много хлопот, мой приятель оставил это намерение и опять уселся на свое место.

– Если дело, о котором мы будем говорить, требует размышления, – заметил Дюпен, оставляя лампу незажженною, мы лучше его рассмотрим в темноте.

– Вот еще одна из ваших странностей, – сказал префект, у которого была привычка называть странным все, что превышало его понятия, так что ему приходилось жить в беспредельной сфере странностей.

– Правда ваша! – отвечал Дюпен, подавая гостю трубку, и подвигая к нему мягкое кресло.

– Ну, в чем же дело? – спросил я; – надеюсь, что на этот раз не в убийстве.

– О, нет! Ничего и похожего. В сущности – дело самое простое, и я уверен, что мы сами дойдем до всего; но мне пришло на мысль, что Дюпену будет приятно узнать подробности этого дела, потому что оно чрезвычайно странное.

– Простое и странное, – сказал Дюпен.

– Да, именно; однако и это название для него не точно: вернее, одно из двух. Скажу вам только, что мы все из-за этого дела в большом затруднении, потому что как оно ни просто, а совершенно сбивает нас с толку.

– Потому-то вы, может быть, и в затруднении, что оно слишком просто, – сказал мой приятель.

– Что это вы за бессмыслицу говорите! – возразил префект, смеясь от души.

– "Может быть, тайна слишком ясна, – сказал Дюпен.

– Ах, Боже мой! да слыхано ли это?

– "Может быть, слишком очевидна.

– Ха, ха, ха, ха! Ах, ох! – кричал наш гость, развеселясь, как нельзя больше. – Ах, Дюпен, вы просто заставите меня умереть со смеху.

– Да скажите же, наконец, в чем дело, – спросил я.

– Сейчас, сейчас, – отвечал префект, выпуская большое облако дыму и усаживаясь покойно в своем кресле. Я расскажу вам все в нескольких словах. Но, прежде всего, я должен предупредить, что это дело требует величайшей тайны: если бы узнали, что я его кому бы то ни было поверил, – я, вероятно, лишился бы места.

– Начинайте же, – сказал я.

– Или не начинайте вовсе, – сказал Дюпен.

– Хорошо; я начинаю. Мне было лично объявлено, и в очень высоком месте, что один важнейший документ пропал из королевских комнат. Знают, кто его украл – это не подлежит ни малейшему сомнению – видели, как он брал его. Знают тоже, что этот документ до сих пор в руках у того, кто взял его.

– Как же это-то знают? – спросил Дюпен.

– Это ясно из того, что нет тех результатов, которые бы непременно последовали, если бы документ не был более в руках того, кто его похитил.

– Пожалуйста, выражайтесь прямее, – заметил я.

– Вот, видите ли, эта бумага дает ее владельцу особенную власть, в особенном месте, где эта власть может иметь неисчислимое значение. – Префект был помешан на дипломатических намеках и тонкостях.

– Я еще меньше понимаю, – сказал Дюпен.

– Неужели? Ну, слушайте. Если этот документа покажут третьему лицу, которого позвольте мне не называть, то одна высокая особа будет в опасности; это-то и дает тому, у кого теперь документ, власть над высокой особой – от этого зависит и честь и безопасность ее.

– Но ведь эта власть, – прервал я, – зависит вот от чего: знает ли вор, что он известен тому лицу, у которого украден документа? Кто осмелится?…

– Вор, – сказал Жискэ, – это Д…; он осмеливается на все, что недостойно честного человека и что достойно его самого. Самый ход воровства был необыкновенно искусен и смел. Этот документ, скажу прямо, письмо, было получено высокою особою, когда она была одна в королевском будуаре. Между тем как она его читала, вошло одно, тоже знаменитое, лицо, от которого нужно было особенно скрывать это письмо.

Она сначала хотела его поскорее бросить в ящик туалета, но так как не успела этого сделать, то была принуждена оставить письмо открытым на столе. Однако случилось, что, на счастье, подпись и содержание были закрыты, потому что письмо лежало чистой страницей кверху; внимание вошедшего лица не было привлечено. Между тем, пришел министр Д… Его зоркий глаз тотчас же заметил бумагу, узнал на адресе почерк, заметил затруднительное положение той особы, к которой письмо было адресовано, и проник всю тайну.

Поговорив о делах, что, как и всегда у него, было очень недолго, он вынул из кармана письмо, похожее на то, которое лежало на столе, стал сначала как будто читать его, а потом положил его тоже на стол, возле другого письма. После того, он с четверть часа опять разговаривал о разных политических делах; наконец простился и, уходя, взял, как будто по ошибке, не свое, а другое письмо. Особа, которой оно принадлежало, очень хорошо это видела, но не смела обратить на это внимания при третьем лице, возле которого она стояла. Так министр и ушел, оставив на столе какое-то свое ничтожное письмо.

– Итак, – сказал Дюпен, – обращаясь ко мне, обстоятельства делают власть самою полною: вор знает, что он известен той особе, у которой украл письмо.

– Да, – отвечал префект, – и вот уже несколько месяцев министр сильно пользуется этою властью и употребляет ее во зло, по политическим делам; это становится чрезвычайно опасным. Особа, у которой украли письмо, с каждым днем более и более убеждается в необходимости добыть это письмо обратно. Но, разумеется, этого нельзя сделать открыто. Дело дошло до того, что эта особа, доведенная до отчаяния, возложила на меня поручение – достать письмо.

– Нельзя было, по моему мнению, – произнес Дюпен из облака дыму, – выбрать, или даже вообразить поверенного проницательнее и искуснее.

– Вы мне льстите, – возразил префект, – но, очень может быть, что обо мне там составили себе такое мнение.

– Очень ясно, – сказал я, – как вы сами прежде заметили, что письмо до сих пор в руках министра, потому что собственно владение, а не употребление письма дает власть. С употреблением власть исчезнет.

– Правда, – отвечал Жискэ, – я и действовал по этому убеждению. Я счел первым долгом сделать самый подробный обыск в доме министра; при этом, самая трудная задача состояла в том, чтобы сделать обыск без его ведома. Кроме того, я всеми силами старался отвлечь всякое подозрение с его стороны о нашем намерении.

– Ну, уж, в этих обысках, вы как нельзя более искусны. Парижской полиции частенько приходилось в этом упражняться.

– Да, разумеется. По этому-то я сильно надеялся на успех. Образ жизни министра много мне помог: он имеет привычку часто не ночевать дома. Слуг у него немного. Они спят довольно далеко от кабинета своего господина, и притом, так как они неаполитанцы, то их нетрудно напоить пьяными. У меня, как вам известно, есть ключи ко всем комнатам и кабинетам в Париже. Три месяца сряду я уделял по нескольку часов в каждую ночь на личные обыски в доме Д… Во-первых, здесь затронута моя честь, а во-вторых, скажу вам под величайшею тайною, мне обещана огромная награда. И признаюсь, я тогда только оставил все розыски, когда убедился, что вор хитрее меня. Я уверен, что обыскал в доме каждый угол и закоулочек, где бы можно было спрятать бумагу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.