Драма на Итальянском бульваре

Алле Альфонс

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Драма на Итальянском бульваре (Алле Альфонс)

Чудовищная, невиданная драма разыгралась вчера в одном славном, и обычно спокойном квартале города Парижа (департамент Сена).

Такое случается ближе к вечеру, часа в четыре, когда давка на улицах достигает апогея.

На Итальянском бульваре неизвестно почему остановились бок о бок два экипажа «Главной Компании омнибусов». Один из них направлялся к площади Бастилии, другой — к театру «Одеон». В создавшейся тесноте они оказались прижатыми друг к другу или, как говорят на флоте, «встали борт к борту».

В таких обстоятельствах нет ничего смешнее, чем положение пассажиров на империале, когда совершенно незнакомые люди вынуждены разглядывать друг друга, и если ситуация накаляется, чувство неловкости сменяется чувством непонятной злости.

Именно это вчера и произошло.

На империале экипажа «Мадлен-Бастилия» расположилась некая молодая особа — очень аппетитная, не станем этого отрицать, но простоватая и имеющая смутное представление о хороших манерах. Глядя на господина с орденской ленточкой в петлице, сидящего напротив нее на империале «Батиньоль-Клиши-Одеон», она вдруг хихикнула и задала ему вопрос, очень популярный с недавних пор в Париже, поскольку его задают друг другу все и без всякого повода:

— Ну что, как лечимся от насморка?

Пятидесятилетний визави девицы, к которому был обращен этот идиотский вопрос, к сожалению, не отличался ни умом, ни миролюбием. Вместо того, чтобы просто пожать плечами, он разразился бранью, обзывая девицу гусыней, овцой и сучкой; тройное ругательство вовсе не означало, что произнесший его страстно интересуется зоологией или ревностно придерживается логики.

— Ах ты, старый котяра, пошел вон! — дерзко ответила дамочка.

(Котяра — зверь, который водится на Монмартре, и, как считается — уж не знаю, правда это или нет — живет за счет своих веселых подружек).

До сих пор никто и подумать не мог, что дело может принять серьезный оборот, пока господину с орденом вдруг не взбрела в голову злосчастная идея выстрелить в девицу из револьвера, а та в свою очередь что есть силы огрела его зонтиком по голове.

* * *

Если, несмотря на чрезмерный накал страстей, терпеливый читатель соблаговолит немного напрячь свою память, он вспомнит начало моего рассказа о господине с империала омнибуса «Батиньоль-Клиши-Одеон», который выстрелил из револьвера в некую молодую особу, сидевшую напротив него в «Мадлен-Бастилии», в ответ на что получил энергичный удар зонтиком по голове.

У всех пассажиров омнибуса «Мадлен-Бастилия» инцидент вызвал бурю негодования.

Господин с револьвером был освистан, осыпан бранью, обруган всеми возможными словами, и невозможными тоже.

Как раз в эту минуту технические неполадки были устранены, и два тяжелых омнибуса двинулись в одну сторону, только первый — к площади Бастилии, а второй — к улице Ришелье.

К несчастью, на коротком отрезке пути между Итальянским бульваром и улицей Ришелье ситуация усугубилась, и господин с орденской ленточкой вновь почувствовал необходимость стрелять, на этот раз — в высокого молодого человека, который отпускал в его адрес на редкость язвительные шуточки.

Пассажиры омнибуса — люди отнюдь не безгрешные, зато им свойственно живейшее чувство солидарности и безоглядная преданность своим попутчикам.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что пассажиры «Мадлен-Бастилии» встали горой за молодую особу с зонтиком, а пассажиры «Батиньоль-Клиши-Одеон» приняли сторону пятидесятилетнего господина с револьвером.

Даже кучера обоих экипажей, оскорбившись за своих пассажиров, обменялись проклятиями, и когда «Батиньоль-Клиши-Одеон» протиснулся в узкую улицу Ришелье, «Мадлен-Бастилия» даже не притормозил. Вместо того, чтобы следовать по своему маршруту к площади Бастилии, он двинулся за своим врагом в сторону «Комеди-Франсез».

Это была битва гомеровского масштаба. Всех женщин, детей, стариков и инвалидов, сидящих на империале, эвакуировали на нижний этаж.

Оружия не было, но ему нашли грозную замену.

Посыльный от Леона Лорана, везший в город корзину шампанского, пожертвовал своими бутылками, и после того, как их осушили, они превратились в устрашающего вида дубины.

«М-Б» уже готов был выбросить белый флаг, когда одному мальчику-подмастерью пришла в голову идея быстро высадиться у издательства Оллендорфа и обчистить стоящую по соседству лавку, торгующую абордажными саблями.

Операцию провернули быстрее, чем были написаны эти строки.

Теперь «Б-К-О» не мог даже мечтать о продолжении борьбы, и все уцелевшие пассажиры вышли у касс «Комеди-Франсез», вне себя от ярости и жаждущие мести.

Что касается священников, то они, как всегда, подавали пример восхитительного самопожертвования, усердно подбирая раненых, делая им перевязки и вселяя мужество в умирающих.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.