Эльф из 5-го «Б»

Шаинян Карина Сергеевна

Серия: Рассказы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Тяжелая дверь пихает меня в спину, и я влетаю в школьный холл. Звонка еще не было – весь первый этаж заполнен раздевающимися школьниками. Пробираюсь через орущее, дерущееся и бегающее месиво к охраннику. Толстый дядька смотрит на ежеутренний бардак, неодобрительно поджав губы, и не сразу замечает меня. Похлопав по столу, добиваюсь его внимания, и, перекрикивая школьный гам, требую ключи от кабинета и журнал консультаций. Какая-то девчонка, пролетая мимо, кричит мне «Привет!». Автоматически киваю, дядька смотрит с еще большим неодобрением, но уже на меня.

Ладно, кто у меня сегодня? Замусоленная тетрадка, разграфленная по числам и урокам… Имя, класс, кто отправил на консультацию. Открываю сегодняшнюю страницу. Четвертый урок. Аккуратный, еще не сформировавшийся почерк. Настя. 5й «Б». И бледные, неуверенные буковки: «Сама».

На второй этаж бегу, перепрыгивая через ступеньки: звенит звонок, сейчас из кабинетных недр вынырнет директриса, и ее пронзительный голос обрушится на вопящую толпу…

5 «Б»… Похоже, у девчонок этого класса новая мода – посещать психолога. По крайней мере половина их у меня перебывала. Первую, брыкающуюся, привели за шкирку родители. А потом пошли подружки и подружки подружек. Сначала шли с проблемами, потом стали приходить и просто так – порисовать на белых кафельных стенах, заполнить какой-нибудь тест, спросить, почему люди поступают именно так, а не иначе… Рассказать, что очень нравится «один мальчик»… Просто поболтать, зная, что здесь их не будут осуждать, воспитывать и учить жизни. Посмотрим, с чем пришла Настя…

* * *

Звонок на четвертый урок. Неужели не придет? Не успеваю подумать об этом, слышу, как в дверь кто-то скребется. Выбираясь из-за стола, кричу «Войдите». Дверь тихо открывается, и на пороге возникает хрупкое белокурое существо.

– Настя? Здравствуй. Заходи. – Существо оглядывает раскрашенные стены огромными голубыми глазами и робко улыбается, осторожно продвигаясь к центру кабинета. Огромный ранец, зажатый в тонкой руке, тянет в сторону, и Настя замирает у стола.

Я киваю на набитый учебниками портфель: «Поставь его где-нибудь здесь… Выбирай себе стул и садись». Она аккуратно подтягивает к столу какого-то деревянного монстра и усаживается. Стул предупреждающе скрипит, но не разваливается. Ноги в грубых ботинках болтаются, не доставая до пола. Наверняка ей страшно неудобно, но сейчас это ее выбор.

Выдерживаю маленькую паузу. Хоть бы начала сама…

– Я просто хотела спросить… – сегодня мне везет. Она говорит тихо и торопливо, иногда сбиваясь с дыхания. – Мне все время снится один и тот же сон. Я хотела узнать, что он значит… Я в соннике смотрела, а там нет ничего похожего.

Так, сегодня работаю за сонник…

– Мне все время снится, что я иду домой… Захожу во двор, поворачиваю в арку… А потом сразу начинает сниться, что вокруг такой серый туман… И в нем вроде как корабли плывут, с парусами… серебристые такие… А потом я оглядываюсь и вижу, что я тоже на корабле стою, на носу. – Она смотрит сквозь меня, на корабли в тумане. – И все мы куда-то плывем, на кораблях много таких, как я. А туман такой серый-серый, и все гуще, даже мой корабль не видно, только нос, а про другие корабли я просто знаю… а потом понимаю, что даже моря нет – только этот туман… а потом сразу просыпаюсь…, – и сразу, без паузы: – Вы не знаете, что это значит?

Однако. Я не знаю, стоит ли задавать этот вопрос, он может все испортить, но удержаться не могу.

– Настя, а ты когда-нибудь читала «Властелина колец»?

Она смотрит на меня удивленно.

– Нет… а что это, книжка такая? А про что?

– Ну, это такая длинная сказочная история про страну Средиземье.

– Нет, не читала…

Настя озадачена и разочарована. Она не обманывает, это видно… Ей просто снится такой сон…

– Тебе часто снится этот сон?

– Да, почти каждый день…

– Настя… Ты сказала – много таких, как я. Каких?

– Не знаю… я не думала… но мне кажется, что это не совсем люди. И я тоже…

– И ты решила узнать, что это значит… – Настя с надеждой кивает. Я смотрю на тонкие черты ее лица, прозрачную кожу, длинные, почти белые волосы – даже на первый взгляд понятно, какие они мягкие… «Я не знаю, что это значит, я этого не понимаю, как это может быть – заблудившийся эльф в московской школе… И вообще, моя тема – атрибутивные процессы, я в другом не разбираюсь», – кричит во мне специалист, узкий до невидимости. Пытаюсь взять себя в руки.

– Расскажи, что ты чувствуешь, когда это тебе снится. Тебе неприятен этот сон?

– Н-нет… – она чертит по столу розовым ногтем. Говорит, осторожно подбирая слова. – Сначала… когда еще во дворе… мне просто очень хочется домой, мне кажется, что я где-то в чужом месте… хотя двор мой, я точно знаю…

Настя умолкает. На ее лбу появляется крошечная складочка, взгляд становится озабоченным.

– И я знаю, что было что-то очень страшное… но не помню, что…

– А потом, на корабле? – я не знаю, что думать, и подгоняю ее, чтобы найти хоть какое-нибудь несоответствие… крошечную зацепочку за реальность, в которой есть школа, и голые деревья за окном… и лужи на школьном дворе, и слякоть… и в которой нет моря, перегороженного стеной тумана.

Ее лицо разглаживается, становится мечтательным… она снова смотрит сквозь меня, и мне становится не по себе.

– А когда я оказываюсь на корабле, мне становится так спокойно-спокойно… и я знаю, что ничего плохого больше никогда не случится… и страшного в этом мире больше нет. А еще мне кажется, что так спокойно мне теперь будет всегда.

Я проваливаюсь в какую-то яму. Пытаюсь схватится взглядом за яркие рисунки на стенах, безобразную трубу, торчащую в углу из пола… как сквозь туман, доносится ее мягкий, чистый голос… как сквозь серый, густой туман.

– Так что же значит мой сон?

Я не знаю. Я не знаю! Я сейчас не могу быть психологом.

Сколько раз ты задавала себе этот вопрос: а что, если? Начитавшись фантастики, пройдя вместе с героями через муки непонимания, через насмешки и неверие окружающих, через обвинения в безумии… И ты спрашивала себя: а что… если к тебе придет человек и скажет: я пришел из другого мира. Ты – поверишь? Или будешь решать какие-то его проблемы, а потом, не справившись, отправишь к психиатру?

И вот перед тобой сидит эта девочка и говорит, что она – эльф. Классический толкиеновский эльф. Что ты будешь делать?

Нет, это я придумала. В конце концов, это только сон. Просто сон, который слишком часто повторялся. И если кто-нибудь из нас двоих безумен, то это – я…

Она смотрит на меня с легким любопытством. Она ждет ответа на свой вопрос, наверное, думает, что я сейчас выдам точное объяснение, которое ее успокоит… ведь этот сон ее волнует, иначе бы она не пришла.

Постараюсь быть честной.

– Понимаешь, Настя… Я не могу тебе точно ответить…

Мою последнюю фразу заглушает звонок. Настя соскакивает со стула, превращаясь из эльфа в обыкновенную симпатичную пятиклашку.

– Ой, мне сейчас бежать надо, – скороговоркой тараторит она, – можно, я в другой раз еще зайду?

Я облегченно откидываюсь назад, только сейчас почувствовав, как трясутся руки.

– Да, конечно. Запишешься в журнале…

Она подхватывает неподъемный ранец и зигзагами устремляется к двери. Обернувшись на пороге, первый раз улыбается широко и искренне и пищит: «До свиданья!». В открытую дверь врываются грохот и визги, и я успеваю заметить, как Настя убегает по коридору, лавируя в толпе первоклашек.

* * *

– Карина, а ты на этой неделе протестируй пятые классы. На предмет сплоченности.

С серьезным видом киваю. В кабинете душно, педсовет затянулся, и я готова тестировать кого угодно и на любой предмет. Директриса начинает собирать бумаги, и я завороженно слежу за ее пухлыми руками. Последний листок… нет, это не нам, ура! Директриса объявляет, что все свободны. Выхожу в коридор, чувствуя, что мне хочется завопить и треснуть какого-нибудь мальчишку портфелем по голове…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.