Великий обман

Шаинян Карина Сергеевна

Серия: Рассказы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

– Нет, это просто невыносимо, – Биолог метался по кают-компании, – мы первые! первые столкнулись с трехполыми сапиенсами! И не можем узнать, как они размножаются! Ты психолог или кто? – Психолог пожал плечами, – что, ты не можешь обойти эти дурацкие табу?

– Ты Биолог или кто? – в тон ему возразил Психолог. – У тебя куча зверья по клеткам, вот и выясняй. Что ты к разумным прицепился? У них так же.

– Нет, не так же! Где ты был все это время? Они – единственный трехполый вид на этой планете… и вообще таких больше пока не встречалось. А у здешнего зверья, у ближайших родственников этих сапиенсов, пол один! Ты можешь это понять?!

– Нет, – развел руками Психолог. – Я здесь еще много чего не могу понять.

Удивительная планета! У них давно не было такой удачной экспедиции. Климат и биохимия почти земные, развитая цивилизация, аборигены внешне почти гуманоиды… Команду «Улисса» приняли с дружелюбным любопытством. Космонавты блаженствовали – информацию, которую на других планетах приходилось добывать неделями и месяцами, они получили сразу же, прямо на блюдечке. Как только местные жители узнали об их целях, в распоряжение землян была предоставлена груда учебников – от школьных до университетских, оставалось только перевести их. Лингвист, изучив язык планеты, впихал его в гипноизлучатель, и теперь целыми днями они бродили по небольшому городку, рядом с которым приземлился «Улисс», и с удовольствием болтали с аборигенами.

Геолог даже подружился с одной одинокой парой и постоянно сидел у них в гостях. Пара считалась одинокой, так как для полного и абсолютного семейного счастья им не хватало представителя третьего пола – ойха. Поедая вкуснейший пимм, который считался здесь чем-то вроде картошки – таким же необходимым, дешевым и неинтересным, Геолог пытался сообразить – зачем им нужен третий? Улно, ойн, несмотря на длинные жесткие вибриссы под носом-кнопкой, вполне соответствовала земному представлению о женственности. Правда, на вкус Геолога, она была слишком уж большой спорщицей и легко начинала злиться. Ойм Эгзи был меньше похож на мужчину, чем Улно – на женщину, но был сильнее ее физически и вел себя покровительственно. Правда, он тоже был весьма агрессивен, и Геолог, несмотря на искреннюю симпатию к этой паре, старался вести себя в гостях как можно осторожнее и не расставался с рацией, связывающей его с командой. Так, на всякий случай.

Несчастен был только Биолог. Изучив роскошный и очень подробный анатомический атлас, прочитав все учебники по анатомии и физиологии, он так и не понял – в чем заключается роль ойх. Было понятно, что они также необходимы для размножения, как и ойны с оймами, но вот почему? Вообще сексуальная жизнь аборигенов явно была табу. Даже в учебниках по физиологии она скрывалась за смутными словами об обмане Бога-природы, что являлось страшным и неизбежным грехом. О роли ойн и ойм еще можно было догадаться по характерным органам размножения, но у ойх-то их вообще не было! Мышцы у среднего ойха были намного сильнее, нервная система – менее возбудима. Силой да полным отсутствием хоть какого-нибудь намека на репродуктивную систему и отличался третий пол аборигенов от двух других.

Ближайший к сапиенсам, да и все остальные биологические виды планеты вообще размножались партеногенезом. Причем спусковым механизмом деления был выброс гормонов в моменты смертельной опасности. Биолог с увлечением читал о том, как животное, перед тем как быть съеденным или убитым соперником, в последний момент выбрасывает сгусток начавших делиться клеток. Так поддерживалось хрупкое экологическое равновесие планеты. Но цепочки одних и тех же в генетическом смысле животных начисто исключали всякую возможность развития…

Все подобные учебники заканчивались одной и той же фразой: «Вы знаете, как мы смогли обмануть Бога-природу и стали теми, кто мы есть. Но говорить об этом обмане не дозволено». Биолог чертыхался и листал новый учебник, чтобы нарваться на все ту же фразу…

Психолог мало чем мог помочь. Он перерыл множество религиозных сочинений и любовных романов. Богословы твердили все о том же великом обмане. В романах удивляло разве что ненормальное количество ссор…

– Ты сам посмотри, – размахивая ярко раскрашенным рулоном ткани, испещренным текстом, говорил Психолог. – Вот реклама: «Самый яркий и откровенный роман о любви!» А теперь читай: с первой по последнюю страницу они выясняют отношения. Плавно переключаясь на мордобой. И где тут любовь? И почему младший ребенок мэра ушел из-за стола, когда Капитан упомянул одно лишь название?

– Это когда? – с любопытством спросил Биолог.

– На приеме в честь подписания договора. Будем менять алюминий на пимм. Хоть Капитану радость – рейс окупится полностью. Светская беседа, ах, спасибо за ваши книги, а вот этот роман показался мне самым интересным… И тут мэр зыркает на свое дитя, и оно уматывает со скоростью света, старательно пряча глаза.

– Может, ты не понял в романе чего-нибудь? – Биолог начал быстро раскручивать рулон, пробегая по строчкам глазами.

– Я не хуже тебя язык выучил, – обиделся Психолог, – хочешь – сам читай.

– Я Геолога подбил у его друзей спросить как-нибудь аккуратненько, – задумчиво продолжал Психолог, – и что? Его сначала стали вежливо выпроваживать, а потом решили – ну что с инопланетянина взять?

– И рассказали? – без всякой надежды спросил Биолог.

– Рассказали, – с сарказмом ответил Психолог, – что это нехорошо, и пусть обещает никогда об этом не говорить, что это великий грех… далее по тексту.

– Ндааа… Слушай! У меня есть идея!

– Да ну, – иронически поднял брови Психолог, – ну, давай свою идею…

– Только это ты с Лингвистом должен сделать, – заторопился Биолог, – вы вдвоем выкрутитесь, если что…

***

В маленькой книжной лавочке было почти темно. Тощий пожилой ойм сидел за прилавком, погрузившись в какой-то свиток. Подталкивая друг друга, Психолог и Лингвист вошли в магазин и замерли на пороге.

Абориген поднял глаза и оскалил внушительные зубы.

– Инопланетяне в моей лавке? – просвистел он. – Я думал, того, что дал мэр, вам хватило.

– Дда-да, – вытирая вспотевшие ладони об брюки, ответил Психолог. – Но мы хотели бы почитать что-нибудь… эээ… про любовь.

– Про любовь? – усмехнулся торговец, – вот на этих полках много книг про любовь. – Выбравшись из-за прилавка, он подошел к полкам и нежно перебирал свитки. – Вот самый откровенный и захватывающий роман про любовь, – гордо сообщил он, демонстрируя знакомый пестрый рулон.

– Нет, нам бы что-нибудь… – Лингвист осторожно подбирал слова, – что-нибудь более откровенное… и подробное.

Вибриссы аборигена приподнялись и мелко затряслись. Не заметив в полумраке этого грозного признака, Психолог добавил интимным шепотом:

– Что-нибудь неприличное, понимаете? Ну, для одиноких ойм…

Абориген одним прыжком оказался рядом и грубо схватил Психолога за рукав.

– Сейчас я тебе покажу «неприличное», – прошипел он. Заливистый свист оглушил землян, и почти сразу на пороге выросла внушительная фигура ойха в пестром одеянии и с длинной палкой на поясе.

– Он… – усы продавца ходили ходуном, – он хотел купить непристойные книги… В моей лавке!

– Страж порядка № 35, рад приветствовать вас на нашей земле, – дружелюбно сказал ойх. – Вы арестованы за преднамеренную попытку приобретения непристойных свитков. – И оскалил зубы в приветливой улыбке.

– Пойду, сообщу Капитану, – пробормотал Лингвист, поспешно ретируясь.

***

– Пять суток ареста. – Капитан вздохнул. – Ничего, посидит… мы должны уважать чужие законы. В своем научном рвении вы переходите все границы…

– А что мне оставалось делать? – разозлился Биолог, – это же величайшее открытие! Нигде нет трехполых… Наука должна…

– Ну, завел, – поморщился Капитан, – слышали уже… Больше никаких выходок. Так и договор сорвать можно.

Биолог снова забился в угол дивана. Погрузившись в свои мысли, он только автоматически отмечал: вот Капитан снова перечитывает договор… вот вошел Геолог… покружился по каюте и присел на краешек кресла… Но то, что сказал Геолог, вернуло Биолога к действительности.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.