Веронский тест

Шаинян Карина Сергеевна

Серия: Рассказы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Они были героями. Они прошли все тесты, все испытания, на их любви держалась земля и добрая половина телепрограмм. Их дети украшали своими счастливыми лицами любую рекламу – плоды истинной, настоящей любви, вполне самостоятельные, впрочем, плоды. Любовь их родителей спасла Землю от прозябания на задворках галактики. Любовь детей ко всяким продуктам могла спасти любое месиво от прозябания на задворках магазинов. Их семья была счастлива, и основой их счастья была великая, всеми признанная, знаменитая на всю галактику любовь.

***

– Вы сами решите, есть ли в вашем мире настоящая любовь. Обеспечение теста мы берем на себя, а жюри из лучших представителей землян выберет самую подходящую пару и определит результат испытания. – Представитель Объединенной Галактики вежливо размахивал щупальцами. – В наш союз входят только расы, способные на любовь. Бог есть любовь, так у вас говорят? Редкое прозрение для такой примитивной расы. Извините, – пришелец немного смутился, поняв, что нарушает местные правила вежливости, но продолжал уже жестче. – Надеюсь, ваше жюри будет искренним, принимая решение, – впрочем, у нас есть способы это проверить.

***

Они были самой красивой парой из тысяч претендентов. Совсем молодые, высокие, стройные, он – такой мужественный, а она – милая и застенчивая. И они так любили! Не спускали друг с друга глаз, все время норовили коснуться друг друга… Они готовы были свернуть горы ради своей любви, обойти любые препятствия.

Их забросили на несколько сотен лет назад в Верону.

***

– Да, – председатель жюри, великий физик, вытащил смятый платок и прочувствованно высморкался, – да. Это ли не любовь? Думаю, земляне прошли тест с честью.

Жюри и галактическая комиссия с ним согласились.

***

Юля разгребала почту, накопившуюся за два дня. Предложения от рекламных компаний, просьбы дать интервью, несколько писем от разного рода фанатиков и маньяков, и реклама, кучи рекламы – салоны красоты, косметика, пластическая хирургия… «Мы сохраним Вашу молодость и красоту на всю жизнь!». Юля вздохнула. Они с мужем были самой знаменитой парой планеты, и это приходилось терпеть. «Сохраним молодость и красоту…» Это было бы неплохо. Конечно, они любили друг друга, и время не было им препятствием, но все же… И что подумают люди, увидев, что знаменитым влюбленным уже за сорок? Так, глядишь, еще перестанут верить в их любовь… «А ведь мы так сильно любим друг друга!» Юля еще раз вздохнула, украдкой взглянув на мужа.

– Ромка, а помнишь, как ты ко мне под балкон приходил? – она грузно присела на его колени.

– Я помню, как меня несло после этого жуткого яду, – мрачно ответил тот, не отрываясь от газеты. – Хорошо, что нас успели вовремя вернуть обратно, а то ведь могли и не откачать… «О вашей безопасности позаботятся, нам не нужны лишние жертвы», – передразнил он координатора теста.

– Но зато мы прошли испытание! Посмотри, – она обвела рукой комнату, обставленную по последней галактической моде, – это все – благодаря нам! И это, – ласково погладила роскошный томик Шекспира, лежащий на почетном месте, – и это тоже! Какая красивая история! И – только подумай – ее сотворили мы! Когда ты первый раз меня увидел… – перечитай, перечитай!

– Да, – Роман приобнял жену, погружаясь в воспоминания. Его лицо расслабилось, стало моложе. – Каким я был, а? Красивая история, черт возьми… Налей мне еще кофе, малышка, да я побегу.

– Подожди, – она сосредоточенно рассматривала конверт, выуженный наугад из общей кучи, – здесь письмо от координатора теста. Что нужно этому зеленому?

– Прочитай, – равнодушно пожал плечами Роман.

– «Приглашаем вас… в кругогалактическое путешествие… в честь двадцатипятилетия вашей свадьбы (по земному летоисчислению). Гарантируем обеспечение кислородом, питательными веществами, пригодными для белковых сапиенсов, а так же программой развлечений, доступных и приятных восприятию землян»… «Приятных восприятию»! Сколько веков на земле, а говорить до сих пор не научился!

– Да какая тебе разница, как он говорит?

– Да никакой! Просто – у тебя работа, я собиралась наконец-то съездить в гости к детям… а вместо этого нам придется мотаться по всей галактике, да еще в компании этого чешуйчатого кретина, размахивающего щупальцами! И изображать влюбленных идиотов…

– Юлька, но ведь мы любим друг друга! Почему бы нам не попутешествовать? Я возьму отпуск ненадолго… побудем вместе…

– Да, – она смягчилась, – мы ведь так любим друг друга… Я тебя люблю.

– Я тебя тоже люблю, – ответил он, поспешно проглатывая кофе.

***

Путешествие было прекрасным. Они бродили в обнимку по рощам Басуры, сидели в кафешках на узеньких улицах столицы Аламеды, катались на лодке по бесконечным озерам Баньо. В системе Х3657 сходили на экскурсию в сад поющих кристаллов, и какой же хорошенькой она там выглядела! Раскрасневшаяся от мороза, в шубке из меха бахойского льва. Ее фотографии в этом наряде обошли все журналы солнечного сектора. Она в пушистом капюшоне и он, в спортивной куртке, такой мужественный и сильный, и глаза их светятся той самой знаменитой любовью…

***

– Это сок орго, – мохнатый официант приветливо улыбнулся, – на нашей планете он считается напитком любви… У нас принято встречать им все влюбленные пары. Сок орго и серенада для землян. Вам нравится наша планета?

– Очень, – ответила Юля, счастливо улыбаясь и переглядываясь с Романом.

– Слушай серенаду, Юлька, это нам, – влюбленно шепнул он, сжимая под столом ее пухлую руку и с наслаждением отхлебывая из стакана.

Координатор теста забыл предупредить официанта, что сок орго для землян смертельно ядовит.

***

– Я так опечалена смертью моего мужа… – Юля поправила воротничок изящного черного платья. – Мы так любили друг друга! До сих пор помню наше первое свидание… И вот моего Ромочки нет больше… Не знаю, как я смогу это пережить! – она разрыдалась, на минуту уткнувшись в покрытое гладкое чешуей плечо координатора теста, и, не переставая плакать, выбежала на улицу.

***

– Я так опечален гибелью моей жены, – Роман стряхнул пылинку с безупречного черного пиджака, – мы так любили друг друга… и вот моей малышки нет больше. Вспоминаю, как приходил к ней под балкон… Мы рисковали жизнью ради нашей любви. Я должен держать себя в руках, но один Бог знает, как мне тяжело… – его голос задрожал, и землянин, пожав щупальце сочувствующему представителю Объединенной Галактики, поспешно вышел на улицу.

«Мы были идеальной парой… Какая любовь, сколько лет вместе… сколько лет вместе… Мы ни на минуту не прекращали любить друг друга, – он слегка передернул плечами, вспоминая обязательный утренний поцелуй, – а вон та гуманоидка весьма ничего…» Он широко улыбнулся бронзовокожей девушке в немыслимой прозрачной шляпе, но тут же спохватился. «Как я могу смотреть на других девушек, ведь у меня была она! Она сейчас на небесах или где там еще, а я еще живой… Какое горе! Но я-то еще живой… Конечно, мы любили… я всегда буду любить ее… любить, любить, любить, – Роман пнул подвернувшуюся под ноги банку из-под сока орго, – сейчас опять кто-нибудь бросится сочувствовать, понавешали портретов на каждом заборе…» Он бешено взглянул на слабо вскрикнувшую женщину и остановился, как будто налетел на стену.

– Юлька?

Они замерли друг напротив друга, не в силах поверить, чувствуя, как их вечное, безоблачное счастье возвращается… их любовь не умерла, они снова вместе, вместе!

– Рома, – слабо ахнула женщина. Руки судорожно трепали сумочку, губы дрожали. – Рома, – решительно повторила она.

Женщина, похожая на постаревшую Джульетту, отвернулась к витрине. Мужчина, похожий на сделавшего карьеру Ромео, схватив у газетчика отчет о последнем межпланетном футбольном матче, погрузился в статью. Ноги сами уносили его все дальше, все дальше от Юльки, с наслаждением рассматривающей очередное платье. Он знал, что его жена не оглянется. Они наконец-то были свободны.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.