От межколониальных конфликтов к битве империй: англо-французское соперничество в Северной Америке в XVII-начале XVIII в.

Акимов Юрий Германович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
От межколониальных конфликтов к битве империй: англо-французское соперничество в Северной Америке в XVII-начале XVIII в. (Акимов Юрий) ИЗДАТЕЛЬСТВО С.-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. 2005 Издание второе, переработанное и дополненное

ВВЕДЕНИЕ

Края в Северной Америке, на которые могут претендовать Великобритания или Франция, представляют собой такую же ценность, как каждое из этих королевств. Та плодородная страна к западу от Аппалачей, между Канадой и Миссисипи больше, чем вся Франция, Германия и Польша <…> Два могущественных монарха борются сейчас за этот бесценный приз.

Натаниэл Эймс («Размышление о прошлом, настоящем и будущем Северной Америки»)

О чем пойдет речь в этой книге

Начиная с эпохи Великих географических открытий внешняя политика многих европейских стран и международные отношения в целом на протяжении нескольких столетий были теснейшим образом связаны с колониальной политикой. [1] Сразу же по возвращении первой экспедиции Колумба в Старом Свете начались споры о внешнеполитическом статусе найденных ею земель. В последующие столетия эти споры переросли в ожесточенную борьбу за господство над различными регионами Западного полушария, в которой приняли участие Испания, Португалия, Голландия, Англия, Франция. На Североамериканском континенте (к северу от Рио-Гранде) со времен первых колониальных предприятий конца XVI — начала XVII в. и вплоть до Войны за независимость и образования США ведущими игроками оставались последние две из перечисленных держав.

Англо-французское соперничество является одной из наиболее ярких, значимых и в то же время недооцененных и дискуссионных страниц как в истории международных отношений раннего нового времени, так и в истории колониальной Северной Америки. Отдельные стычки между англичанами и французами происходили здесь еще на рубеже XVI-XVII вв. А вскоре после основания на Североамериканском континенте первых постоянных английских и французских поселений начались столкновения между их жителями. В 1613 г., действуя по приказу губернатора Вирджинии, капитан Семюэл Арголл напал на группу французских колонистов, высадившихся на острове Маунт-Дезерт (сейчас штат Мэн), а затем совершил налет на Пор-Руайяль — центр французской колонии Акадия. С той поры в разных точках континента подданные двух держав и их индейские союзники много раз поднимали оружие друг против друга, а на противоположном берегу океана дипломаты и политики Англии и Франции провели немало дискуссий о принадлежности отдаленных земель и островов.

Борьба между англичанами и французами вСеверной Америке и заСеверную Америку принимала различные формы, знала периоды обострения и затишья, но прекратилась только тогда, когда один из ее участников — Франция — по условиям Парижского мира 1763 г. лишилась всех своих владений на территории современных США и Канады, а спустя еще 40 лет, продав вернувшуюся было к ней Луизиану американцам, окончательно отказалась от попыток восстановить свою колониальную империю на Североамериканском континенте.

Создание колониальных империй, борьба за господство над заморскими землями, формирование новых обществ в Западном полушарии и в первую очередь в Северной Америке являются одной из доминант истории нового времени, и рассмотрение различных аспектов этих процессов имеет большое значение в общенаучном плане.

В то же время изучение истории англо-французских отношений и соперничества в Северной Америке имеет большое значение для понимания важнейших тенденций внешне- и внутриполитического развития четырех ведущих стран Запада — США, Канады, Великобритании, Франции — в новое, а отчасти и в новейшее время.

Так, по словам известного англо-канадского историка У. Дж. Эклза, «США и современное политическое деление Северной Америки проявляются как прямое следствие тлеющей вражды между Францией и Англией». [2] Феномен американской цивилизации невозможно понять без рассмотрения колониального периода, порождением которого, как отмечал американский исследователь К. П. Неттлз, являются «основные институты управления в Америке и превалирующая [там] сейчас философия». [3] Выдающийся представитель консенсусной школы в историографии США Д. Бурстин утверждал, что уже в идеях первых поселенцев — отцов-пилигримов содержалась не просто философия правительственного управления XVII или XVIII в., но совершенная теория в зародыше — теория, которой в настоящее время руководствуются американцы. По утверждению Бурстина, «зрелые политические идеалы нации существовали в ясном виде в мыслях наших предков, то есть — пуритан». [4]

Действительно соседство с североамериканскими владениями Парижа — Новой Францией, Акадией, позднее Луизианой — заставило пользовавшихся достаточно большой автономией жителей британских колоний сделать первые самостоятельные шаги на внешнеполитической арене. Уже в 40-е годы XVII в. Массачусетс оказался в ситуации, когда его лидерам было необходимо самостоятельно выработать свою собственную позицию по отношению к междоусобице, происходившей в это время в соседней французской колонии Акадия. Напряженные дискуссии, развернувшиеся в этой связи среди руководителей Массачусетса, рассматриваются историками и политологами как первые в американской истории дебаты по внешнеполитическим проблемам, откуда берут свое начало основные внешнеполитические концепции США. [5]

Английские колонии (в наибольшей степени колонии Новой Англии, а также Нью-Йорк и Южная Каролина) приняли весьма активное и заметное участие в англо-французских войнах, в ходе которых они преследовали или, по крайней мере, старались преследовать и отстаивать свои собственные цели и интересы, отличные от целей и интересов метрополии. В годы этих войн, которые в американской историографии принято называть «индейскими и французскими», особенно остро стали проявляться противоречия между Британской короной и ее американскими подданными, а окончательное вытеснение французов из Северной Америки в результате Семилетней войны (1756-1763) стало важнейшей вехой на пути к Американской революции. Не случайно Д. Бурстин в предисловии к книге X. Пэкхэма, посвященной войнам колониального периода, подчеркнул, что «их герои <…> также помогли расчистить дорогу к независимости США». [6]

Трудно переоценить значение англо-французского соперничества для исторического развития Канады. С одной стороны, можно сказать, что именно в ходе полуторавековой схватки двух держав определилась специфика канадского государства, состоящая в его уникальном двунациональном, двуязычном характере (добавим, что в значительной степени именно поэтому Канада в дальнейшем стала федерацией).

С другой стороны, английское завоевание сначала Акадии, Ньюфаундленда и побережья Гудзонова залива, а затем долины реки Св. Лаврентия и прилегающих к ней территорий (которые в XVII-XVIII вв. называли Канадой в узком смысле слова) породило франко-канадскую (ныне квебекскую) проблему, которая в течение долгого времени представляла (а в определенной степени продолжает представлять и в наши дни) серьезную угрозу стабильности и целостности Канады.

Страницы исторического прошлого, связанные с длительной и упорной борьбой французов и англичан, героика стычек в лесной глуши, воспоминания об эпохе, когда их предки контролировали половину Североамериканского континента и успешно сопротивлялись сильному и многочисленному врагу, являются частью национальной идеологии и мифологии франко-канадцев. [7] В наши дни политики и общественные деятели Квебека постоянно подчеркивают наличие самой непосредственной связи между событиями двух с половиной и даже трехвековой давности и реалиями сегодняшнего дня. Типичным примером здесь может служить фраза главного редактора крупнейшей франкоязычной канадской газеты «Ля Пресс» А. Дюбюка на пресс-конференции, проходившей в Монреале накануне провинциальных выборов 1998 г.: «Нас победили, и мы до сих пор помним тот ужасный момент, когда англичане нас победили!». [8]

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.