Если бы первое слово

Ното Михкель

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Если бы первое слово (Ното Михкель)

Знаете ли вы ваше первое слово? То, самое первое, которое позволило вам стать ближе к остальным людям? Мои родители не помнят его, а значит я потерял эту нить. Что ж, многие люди лишены её – или родственники больно забывчивы, или их заменяли чужие люди, или это первое слово не было произнесено по каким-либо другим причинам. В общем, вариантов немного – «мама», «папа», «баба», «деда», «дай» и тому подобное.

Некоторые дети начинают говорить раньше, некоторые позже, девочки обычно опережают мальчиков. Кто-то сразу начинает извергать поток фраз и предложений, забалтывать окружающих до полного изнеможения, а из некоторых слова приходится клещами вытаскивать. Бывают и такие случаи, что заговоривший ребёнок вдруг умолкает на месяцы, а то и годы. Я же хочу рассказать об одном удивительном и грустном случае, который произошёл с ребёнком по имени Николас.

Николас родился одиннадцатого апреля в семь часов утра. Роды прошли легко, и миру явился здоровый мальчик со светло-серыми глазами. Он весил три с половиной килограмма и сразу же начал издавать здоровый детский крик. Через несколько дней после всех необходимых процедур мать с ребёнком выписали, и новоиспечённый отец отвёз их домой.

Первое время всё шло прекрасно. Малыш просил есть, спал, улыбался и агукал. Он болел обычными детскими болезнями, доставлял родителям проблемы, как и все его сверстники и ничего особенного не проявлял. Его мать ушла с работы и каждый день в любую погоду упорно гуляла с коляской как минимум два часа. Ник постоянно простужался, но малыша только теплее укутывали и опять отправляли укреплять здоровье на свежем воздухе.

Он рос и развивался, обзаводился первыми молочными зубами, учился сидеть и ползать. Мамины новые подруги, такие же тёти с колясками, много болтали со своими детьми, и в свой срок те начали отвечать. Только Ник всё так же издавал младенческие звуки.

Доктор не обнаружил никаких отклонений и посоветовал просто ждать. Проходили дни, недели, месяцы, но в жизни мальчика ничего не менялось. Потом потянулись бесконечные больницы, частные врачи, даже экстрасенсы и маги. Ставились противоречивые диагнозы. Предполагали редкий и малозаметный дефект связок, психические заболевания, экзотические синдромы. Многих не смущало даже то, что Николас с удовольствием предавался обычным детским играм и в пятилетнем возрасте сам научился читать. Недолгая надежда на возможности письма провалилась – Ник старательно выводил буквы, не складывающиеся в слова. Его, классического флегматика любящего рисовать и строить в углу дом из кубиков, называли недоразвитым и странным. Родители скрепя сердце отдали Ника в специализированную школу.

Чтобы дойти до конца нашей истории вам надо больше знать об этой семье. Родители мальчика были небогаты, если не сказать – бедны. Отец, вспыльчивый и угрюмый, чаще ворчал и размахивал кулаками, чем работал. Мать, глупая чудачка, была до невообразимости скучна и легковерна, хотя сама любила приврать. Были в них, конечно, и положительные стороны, семья отнюдь не пропащая – но кто скажет, что счастливая? Этот мир населён разными людьми, и многие из них ведут немыслимую жизнь, сами не догадываясь об этом.

Николасу исполнилось семь лет. Он стеснялся своей ношеной растянутой одежды, которая досталась ему в наследство от подросших детей бесчисленных родственников. Ребёнок тянулся к ярким вещам, игрушкам, событиям – но почти всегда получал отказ. Он рыдал во время побоев, но быстро всё забывал и становился весел. Ник медленно соображал, но жадно впитывал в себя любую информацию. Понимая своё недостаток, он много раз пытался заговорить, но из его горла вырывалось кхеканье, чавканье, свист и визг – ничего похожего на человеческую речь. Жесты не сильно помогали ему объясниться, но всё же давали хоть какую-то возможность. В глубине души Ник по-детски не понимал, почему люди не выхватывают его мысли прямо из головы и причиняют так много боли.

В тот день на мальчика опять накинулся разъярённый отец. Он кричал, ругался, налился малиновым цветом и брызгал слюной. Быстро забывая тумаки и брань, ребёнок так и не смог к ним привыкнуть. На этот раз, чувствуя всю несправедливость и глядя в спину медленно удаляющемуся отцу, он произнёс своё первое слово.

- Свинья! – сказал Николас.

Услышавший это отец развернулся и отвесил ему хорошую затрещину.

Дальше в этой истории всё также много грустного, но уже мало удивительного.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.