Как наши предки открывали мир

Емельянова Элла Леонидовна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как наши предки открывали мир (Емельянова Элла)

1. Афанасий Никитин. «Хождение за три моря»

Границы нашей родины сегодня простираются от Европы на западе до Тихого океана на востоке. А когда-то Россия была значительно меньше по размеру. Но любознательность и жажда знаний заставляла наших предков отправляться в далекие, а порой и опасные путешествия. Одними из первых путешественников можно считать купцов.

В XV веке многие торговцы искали богатые страны, где можно было выгодно продать товар. Купец Афанасий Никитин решил отправиться к далеким и неизведанным берегам Индии. Он не только путешествовал, но и вел наблюдения, занося все самое интересное в тетрадь. До нас дошли записки Афанасия Никитина, известные как «Хождение за три моря». Рассказ Никитина не содержит дат, поэтому о времени путешествия ученые судят по косвенным свидетельствам. Долгое время считали, что Никитин путешествовал в 1466–1472 годах. По уточненным данным, его поход состоялся в 1471–1474 годах.

Мы мало знаем о самом Афанасии Никитине. Нет сведений, где и когда он родился. Никитин не раз ходил по Волге, бывал в Византии, Литве, Молдавии, благополучно возвращался домой с товаром. На этот раз Афанасий Никитин отправился на двух судах по Волге до Дербента. Купцы избрали Никитина главой каравана. Экспедиция благополучно миновала Калязин, Углич, Кострому.

В дельте Волги на караван напал отряд астраханского хана Касима. Татары разграбили два корабля. Никитин и десять купцов находились на посольском судне и избежали плена.

Никитин отправился в Баку, затем в Ормуз. Здесь он узнал, что из Ормуза лошадей возят в Индию и там продают. Афанасий решил подзаработать. Он купил хорошего коня и «пошел есми за море Индейское». Через шесть недель он добрался до индийского города Чеул. Невиданная ранее земля произвела на купца неизгладимое впечатление. Она сильно отличалась от родных мест. Удивили Никитина и местные жители: «Простые люди ходят нагие, голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну косу заплетены…»

Из Чеула Никитин отправился вглубь страны на восток — в Пали, Умри, оттуда — в Алланд.

Путешествуя по Индии, купец старался побольше узнать о жизни чужого народа, изучить местные обычаи. Он завел знакомства с индийскими семьями. Никитин отмечал, что индийцы «едят два раза в день, а в воскресенье и понедельник только по одному». Поразили Никитина праздники, на которые собиралось до 100 тысяч человек. Интересными показались купцу и обычаи — «новорожденному сыну имя дает отец, а дочери — мать».

На обратном пути Афанасий Никитин побывал на побережье Восточной Африки, в «земле Эфиопской», потом в Аравии. Миновав Иран и Турцию, он дошел до Черного моря и прибыл в крымский город Кафу. Здесь Никитин дожидался весеннего купеческого каравана и писал «Хождение за три моря». Здоровье Афанасия было подорвано длительным путешествием. По дороге на родину Никитин умер. Рукопись «Хождения за три моря» привезли в Москву его спутники — купцы Степан Васильев и Гритка Жук. Благодаря ей наши соотечественники узнали много нового и интересного, открыли для себя далекую загадочную Индию.

ИЗ «ХОЖДЕНИЯ ЗА ТРИ МОРЯ»

Записал я здесь про свое грешное хождение за три моря: первое море — Дербентское, дарья Хвалисская, второе море — Индийское, дарья Гундустанская, третье море — Черное, дарья Стамбульская.

Пошел я от… государя своего великого князя Михаила Борисовича Тверского, от владыки Геннадия Тверского и от Бориса Захарьича.

Поплыл я вниз Волгою. И пришел в монастырь калязинский к святой Троице живоначальной и святым мученикам Борису и Глебу. И у игумена Макария и святой братии получил благословение. Из Калязина плыл до Углича, и из Углича отпустили меня без препятствий. И, отплыв из Углича, приехал в Кострому и пришел к князю Александру с другой грамотой великого князя. И отпустили меня без препятствий. И в Плес приехал без препятствий…

2. Поморы-мореходы

С давних времен побережье Белого моря населяли выходцы из Великого Новгорода. Местность, где жили, они называли Поморским берегом, а себя — поморами. Соседями поморов были племена карелов, саамов и ненцев.

Позднее сюда стали стекаться свободолюбивые люди из других регионов России, ведь долгие века наша страна не имела выхода к морю — только к студеному Белому. В Поморской земле никогда не было крепостного права.

Суровые природные условия наложили отпечаток на характер и образ жизни поморов. Земледелием на Русском Севере практически не занимались. Главным средством существования для поморов было море. Оно давало им пищу и одежду — рыбу и морского зверя. Тюленей добывали ради мяса, жира и шкуры. Не боялись охотиться на белых медведей, моржей и даже китов.

Поморы умели хорошо солить, вялить и сушить рыбу, поморская рыба пользовалась славой у соседних скандинавов, с которыми поморы вели торговлю.

Со временем поморы стали прекрасными мореходами. Они знали компас, он назывался «маточка», умели ориентироваться по звездам. Основы и секреты навигации вместе с рукописными лоциями и картами передавались от отца к сыну.

Лоции поморов с нанесенными на них опасными течениями и береговыми ориентирами использовались на протяжении нескольких веков.

Основными кораблями у поморов были ладьи, карбасы и шняки. Для плавания среди льдов строили специально приспособленные суда-кочи. Они имели двойную обшивку для прочности и специальную округлую форму корпуса — под напором льда корабли выталкивались наверх. Современные ледоколы также имеют подобную форму корпуса.

Корабли нередко снабжались полозьями, которые позволяли преодолевать целые ледовые поля. С помощью системы воротов и веревок мореходы вытаскивали корабли на льдины, где суда передвигались подобно саням. Обычно на корабли ставили одну мачту, но были и двухмачтовые кочи.

Доски бортов скрепляли не гвоздями, а вицей — гибкими прутьями из ели или можжевельника. Гвозди в воде быстро ржавели, расшатывались и выпадали, а вица, наоборот, разбухала и еще прочнее держала доски.

Поморы были первыми исследователями ледяных просторов Арктики. Они открыли Новую Землю, обогнули Кольский полуостров, вышли в Баренцево море, добрались до островов Медвежий и Грумант (Шпицберген). Поморские корабелы ходили даже в Карское море, которое почти круглый год было во льдах. Поморы открыли полуостров Ямал, дошли до устья реки Оби — Обской губы.

На Груманте часто оставались на зимовки. Окрестные воды в те далекие времена были богаты рыбой и зверем, так что проблем с добычей пищи у поморов не возникало.

Женщины работали наравне с мужчинами. Поморы уходили в море на промыслы на недели, месяцы и даже годы, и хозяйкой в доме оставалась именно женщина. Многие поморки не хуже мужчин умели управляться с парусами, знали основы мореходства, занимались рыбной ловлей и другими мужскими делами.

Грамотными среди поморов были почти все. Поморские дети начинали читать с шести лет. В каждом доме имелись книги. Не случайно великий русский ученый Михайло Ломоносов был из поморского рода.

ПОМОРСКИЕ ПОГОВОРКИ

Где ладья не рыщет, а у якоря будет.

По чьей речке плыть, той и славой слыть.

И радость, и горе помору — все от моря.

Улов-то уловом, а все и красота морская тянет.

Море закалку дает и телу, и сердцу.

Помор наукой отцовской, дружками да своим трудом силен.

3. Покорение Сибири

Первые сведения о народах, населявших Сибирь, встречаются в старинных русских рукописях конца XV века. Они больше похожи на сказки: «На Восточной стране, на Югорской земле над морем живут люди-самоеды… Они невелики взрастом, плосковиды. Носы малы. Но резвы велми и стрельцы скоры и горазды, и езда на оленях и собаках, и платие носят соболие и оление».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.