Научи меня убивать

Казанцев Кирилл

Серия: Воровская любовь [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Научи меня убивать (Казанцев Кирилл)

Глава 1

В том, как он держал оружие, чувствовался выработанный годами и обстоятельствами навык: «Вепрь» в левой руке, итальянская помповуха в правой, стволы вниз, но под углом, что позволяет их мгновенно вскинуть и начать стрельбу. Можно и не целиться, а просто палить с двух рук, красиво, как ковбои в кино или чикагские гангстеры. Только те и другие короткостволу предпочитали «кольт» или «винчестер», а этот выпендриться решил. С «Вепрем» понятно, издалека да неискушенному человеку с перепуга померещится, что в руках стрелка «АКСУ», но это обман зрения. Похож он лишь издалека… А тот, кто с этим самым «АКСУ» в руках в свое время по горам досыта набегался, десять отличий найдет моментально… А вот «Бенелли» в правой лапе парня у двери — другое дело, ни с чем не спутать, один из самых популярных по обе стороны Атлантики полуавтоматов, жрет любой патрон двенадцатого калибра, и случая, чтобы подавился и дал осечку, в практике пока не было… Видно, что готовился мужик, готовился основательно, с умом и с любовью экипировку подбирал, о вспомогательных средствах не забыл, ибо чем другим объяснить открытые ножны слева на ремне и рукоять охотничьего ножа, изящно изогнутую, сияющую от частого употребления. Откуда ж ты взялся, такой красивый, и самое интересное, с какой целью приперся? О том, кто пустил, речь не идет, даже думать неохота, и что внизу, на проходной, сразу двое охранников остывают, а другого входа в здание нет. Хотя выстрелов он не слышал, по крайней мере, за последние пять минут…

Олег положил ладони на стол и на всякий случай даже авторучку подальше от себя откинул, а то мало ли что незваному гостю померещится.

Оружие в руках одному придает уверенность в своей безопасности, а второго делает похожим на обезьяну с гранатой… К какой категории относился вошедший, было пока неясно — не двигается, молчит, а половину гладко выбритой круглой рожи закрывают темные пластмассовые очки. Но физиономия спокойная, с мимикой порядок, клыки не стучат, пена не капает, что настораживает — видимо, действия свои хорошо обдумал и все для себя заранее решил. Для себя и еще для троих, оказавшихся в этом кабинете.

— Добрый день, — вежливо произнес «ковбой».

Олег не шелохнулся, продолжая смотреть на стеклянную дверцу набитого папками шкафа у двери. Кадровое делопроизводство — та еще волокита, на одну главную бумажку три вспомогательных приходятся, и каждая с подписями да печатями, и это только на штатных сотрудников, а есть еще и совместители, а если еще и архив учесть…

Но «ковбоя» краем глаза рассмотреть он успел хорошо и первые выводы сделал: дядя весом под сотню или более, но нежирный, крепкий, лобастый, башка бритая, держится спокойно, знает, зараза, что перечить ему тут не осмелятся. Одет подобающе: камуфляж «флора», разгрузка с карманами на груди, берцы поношенные, но крепкие и послужат хозяину еще долго. Непрост парень, ох непрост, что ж он тут потерял?.. А ведь вот так, в лоб, не спросишь…

В кабинете было очень тихо, но в отражении на дверце Олег видел обеих сотрудниц. Одна постарше, с крупными темными кудрями на голове, затянутая в узкое цветастое платье, как сидела с телефонной трубкой в руке, так до сих пор и ждала ответа, слушая длинные гудки. Вторая, лет двадцати пяти, бледная офисная моль, кажется, дунь — и за шкаф унесет, минуту назад с хрустом грызла сушки, и половинка одной до сих пор торчала у нее в зубах. Именно этой девушке Олег и собирался отдать заполненную анкету, над которой корпел четверть часа, расписывая по пунктам весь свой опыт работы. Назывался он коротко: «участие в боевых действиях», но въедливые кадровички, посовещавшись, потребовали подробностей, а именно дат и названий населенных пунктов. От последнего Олег отбился, мотивировав отказ тем, что эти сведения разглашению не подлежат, о чем в его личном деле, ныне сданном в Подольский военный архив, собственноручная расписка имеется, а вот с хронологией пришлось повозиться. И только-только закончил, вывел последнее: «уволен с военной службы по выслуге лет», написал нынешнее место работы и должность, как нате — болт в томате, нарисовался этот ковбой. Ну, хоть поздоровался, глядишь, и дальше разговор завяжется…

— А… — сказала кудрявая кадровичка, продолжая стискивать трубку; бледная девушка хрустнула зубами громче, чем сушкой; дядя у двери легко вскинул четырехкилограммовую помповуху и нажал на спуск.

Грохнуло так, что звякнули стеклянные дверцы, в светло-серых обоях над шкафом у противоположной стены образовалась круглая дыра с рваными краями.

«Хорошо, что стена кирпичная, — мимолетно подумал Олег, — рикошета можно не ждать». В кабинете завоняло пороховой гарью, ствол «Бенелли» картинно дымился, дядя перевернул «итальянку», ловко вытряхнул пустую гильзу и добавил из «Вепря» по пучку сушеных цветов в вазочке на том же самом шкафу, попал аккурат в горлышко, осколки, сухие стебли и труха разлетелись по кабинету. Вторая дыра красовалась в точности под первой, что выдавало в «ковбое» если не профессионала, то основательно прокачанного любителя, впрочем, в последнем Олег уже начал сомневаться. Перевел взгляд на стеклянную створку, глянул на теток — обе пока не в обмороке, но истерика на подходе, того гляди прорвется слезами и криками, а это последнее дело, «ковбои» подобный аккомпанемент к выстрелам ненавидят… Хотя бывают и любители женского визга…

— На пол, — приказал «ковбой». — Руки за голову. Всем лежать мордой в пол.

Странно, что в коридоре по-прежнему тихо, точно выстрелов никто и не слышал, или разбежались сотруднички. И очень хочется верить, что хоть кто-нибудь из них догадался позвонить «куда следует» и к офису крупной торговой конторы уже мчатся представители приличествующих случаю служб.

Трубка грохнулась о стол, гудки стали громче, кудрявая тетенька всхлипнула, разминаясь, скривила свеженакрашенные губы и поползла с кресла вниз. Причем проделала это на удивление ловко и быстро, точно тренировалась предварительно, но, как заподозрил Олег, было это лишь желанием поскорее убраться с линии огня и вообще ничего страшного перед собой не видеть. Под столом оно как-то спокойнее, это она верно рассудила.

Вторая, бледная, загремела следом за напарницей, падала столь громко и неловко, что едва стул не перевернула, да еще вдобавок врезалась макушкой в столешницу, уже оказавшись в укрытии. Зато поскуливать обе перестали и пропали на фиг с глаз долой, что существенно облегчало дело.

Олег глянул в створку еще разок — точно, позади чисто, теперь его черед. «Ковбой» мыслил синхронно, повернулся всей тушей к Олегу и вскинул оружие стволами вверх.

— И вас тоже прилечь попрошу…

Нет, ну до чего налетчики, или во что он там играет, культурные пошли, так и тянет сказать в ответ «не извольте беспокоиться, я вас не задержу» или что-то в этом роде. Не орет, не матерится, зубами не скрежещет, пены опять же не наблюдается, от него даже водой туалетной пахнет, недешевой, между прочим. У самого полфлакона такой же дома на полке стоит, Маринкин подарок на двадцать третье. Запах совершенно не его, но отказываться неудобно было, а потом и пользоваться пришлось, чтобы опять же не обидеть.

Олег с готовностью кивнул, медленно повернулся на стуле и при этом на «ковбоя» старался не смотреть, прекрасно зная, что тот из-за темных очков за ним неотрывно наблюдает. Сам бы так поступил, только «окуляры» бы поменьше выбрал, в таких хорошо девок на пляже клеить, а не окаянные дела творить.

— Сейчас. — Олег приподнялся над стулом, чуть вытянул руки и как бы невзначай выронил многострадальную анкету. Листок полетел на пол, «ковбой» еле заметно дернул подбородком, отвлекся, и этих мгновений хватило. Как подброшенный, Олег рванулся вперед и вниз, еще в полете ухватил дядю под коленки, приземлился в полуприседе и с силой дернул его за пестрые штанины на себя. Сам успел убраться в сторону еще до того, как «ковбой» грянулся об пол, сначала хорошенько, со стуком приложившись затылком о дверь. «Вепрь» вывалился из рук налетчика, Олег наступил на карабин, вырвал из рук «ковбоя» помповоху и от души врезал прикладом тому по лбу. Но промазал, попал в переносицу, от чего очки треснули и развалились на две половинки. На свет божий явились изумленные крохотные глазки жабьего цвета, и глазки эти тут же сощурились от боли — второй удар пришелся в цель. Даже не удар, Олег просто опустил на башку налетчика приклад, точно уронил, и не успел подхватить в последний момент, поднял карабин, взвел курки и легонько надавил подошвой «ковбою» на горло. Перехватил удобнее оба ствола, навел на голову лежащего и предупредил вполголоса:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.