Блатной конвейер

Казанцев Кирилл

Серия: Оборотни в законе [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Блатной конвейер (Казанцев Кирилл)

Основано на реальных событиях

РИА «Новости»

2011.07.06

Массовая драка, в которой был застрелен житель Екатеринбурга, произошла на въезде в поселок Сосновое городского округа Верхняя Лебедянка. Все чаще в средствах массовой информации это событие фигурирует под названием «Кровавое побоище на Черной речке», по названию реки, на которой и расположен этот злосчастный поселок. По факту ЧП было возбуждено уголовное дело по статье «Убийство». По данным областной прокуратуры, в конфликте участвовали около 30 человек: с одной стороны местные жители, с другой — приезжие из Екатеринбурга. Обе стороны были вооружены. Событие, произошедшее почти неделю назад, привлекло внимание в том числе и многих деятелей, склонных разыгрывать «национальную» карту. При этом часть СМИ делает акцент на национальности участников событий, другая часть ее принципиально не указывает. Следствие упорно умалчивает тот факт, что в основе событий лежит неприкрытая наркоторговля. В поселке уже несколько дней дежурят усиленные наряды полиции. О событии было толком ничего не известно до вечера понедельника, пока жители Соснового не отправились жаловаться в штаб-квартиру фонда «Город без наркотиков» в Екатеринбурге…

Глава 1

Сергей Резенков шел по рынку в мрачном настроении. Он не был в Екатеринбурге четыре года, и теперь видел, как многое тут изменилось. Рынок преобразился, чувствовалась сильная хозяйская рука. Исчезли павильоны с облупленными стенами, исчезла сама конструкция крытых торговых рядов со стеклянной крышей, под которой хлопали крыльями вездесущие голуби. Теперь здесь выросло современное двухэтажное здание с продовольственным рынком на первом и промтоварными отделами на втором.

И сама территория преобразилась. За новым ажурным металлическим забором все было закатано хорошим асфальтом. Не осталось и следа от привычных ям и щербин, заполненных грязной тухлой водой, которые надо было осторожно преодолевать по брошенным доскам и поддонам. Теперь тут красовались однообразные металлические навесы с крупными номерами на стенках. По периметру территории были выстроены тоже однообразные одноэтажные павильоны из легких конструкций. И на каждом виднелись яркие вывески: «Обувь», «Костюмы. Брюки», «Мягкие игрушки», «Строительные материалы».

«Жизнь проходит мимо, — всплыла в голове Сергея услышанная когда-то фраза. — Все меняется, все другое, а я плетусь тут, как моряк-оборванец с выброшенного штормом на берег корабля». Солнце припекало спину и голову, его блики играли на стеклах и бирюзовых стенах ближайшего павильона. И опять в мозгу непроизвольно возникла ассоциация с морем.

Это была его наивная, еще давняя детская мечта. Мечта о море. Он был там один раз, в детстве. Сколько тогда ему было? Лет шесть, кажется? Да, как раз перед поступлением в первый класс родители повезли его на юг в Геленджик. Он так радовался, с таким нетерпением ждал дня отъезда, потом в ожидании, когда покажется море, с таким же нетерпением торчал у окна в купе поезда. А потом… потом, в первый же день обнаружилось, что у него воспаление легких. Он даже не успел искупаться в море, даже посмотреть на него близко.

И две недели прошли для него в больничной палате, а родители с виноватыми глазами, загорелые и пропахшие морской водой, дважды в день приходили к нему. Они успокаивали его, обещали, что обязательно приедут с ним сюда еще раз, будут часто приезжать. А он дул губы и плакал по вечерам в подушку, переполняемый детским эгоизмом. Ну почему они без него ходят купаться и загорать? Если он болеет, то и они не должны ходить на море. И с тех пор накрепко в нем засела мечта о море.

Потом он подрос. Неожиданно у родителей начались проблемы на работе, и с деньгами в семье стало плоховато, не до поездок на море. Потом эта дурацкая авария, в которой родители погибли, а он остался с одной бабушкой. Затем армия, краткосрочный отпуск на похороны бабушки.

А потом детская мечта вновь стала манить. Вот закончится служба, и первым делом надо поехать на море. Ощутить наконец его соленую прохладу, вдохнуть южного воздуха. Крепко засела эта мысль в голове, настолько крепко, что стала навязчивой идеей, как будто это был долг перед покойными родителями.

И он тогда мужественно подписал контракт на пять лет и остался служить. Оно стоило того. Только служба по контракту позволяла ему вернуться на гражданку с деньгами, которые позволят ему первым делом съездить на юг, к морю, а потом уже жить дальше. И он служил упорно, старательно, лез во все дыры, зарабатывая «боевые». Ох, как хотелось ему попасть в ситуацию, которая позволила бы проявить себя и, чем черт не шутит, заработать звание Героя России. Ведь за него полагалась немалая сумма.

В животе опять заурчало, и желудок сжался от голодного спазма. Сергей перестал глазеть по сторонам и решительно свернул в сторону крытого продовольственного рынка. Здесь можно было купить пожрать чего-нибудь калорийного и не очень дорого. Сколько ему еще тянуть на оставшиеся пять тысяч, он не знал. Пока ни работы, ни жилья. От мыслей о ряженке или кефире появилась тошнота. Нет, таких экспериментов он больше делать не будет, слишком большая нагрузка на желудок и кишечник, если постоянно и в таком количестве есть их с одним хлебом. Кстати, и ощущения сытости тоже это дает не особенно.

Курить хотелось страшно. Сергей вздохнул и остановился у входа в крытый рынок. Из фирменного пакета магазина «Пятерочка» он извлек спичечный коробок с половинкой притушенной сигареты «Прима». Чтобы хоть как-то экономить, Сергей выкуривал по половинке сигареты, а оставшуюся часть аккуратно тушил и прятал в спичечный коробок. Он понимал, что выглядит сейчас и без этого окурка как бомж. Хотя бомж он и есть, если разобраться.

От первых затяжек острое чувство голода притупилось, слюна во рту немного связалась горечью сигаретного дыма. Еще пара затяжек, и пальцами окурок уже не удержишь. Есть, правда, один способ добавить парочку лишних затяжек. Для этого кончик сигареты нужно зажать двумя спичками, чтобы не обжечь пальцы. Но стоять тут у всех на виду, зажимая спичками окурок, было стыдно.

Эти двое парней сразу бросились Резенкову в глаза. Типаж, к которому его глаз уже привык и автоматически вычленял его из любой толпы. Бегающие глаза, мимика, жестикуляция, даже то, как они переговаривались, явно таясь от чужих ушей, — все говорило за то, что эти пареньки замыслили поживиться чужим. Прошли мимо и скрылись в дверях рынка.

Сергей сплюнул и тоже пошел на рынок. Его волновал собственный желудок, а на все остальное было глубоко наплевать. Он двинулся в ту часть торговых рядов, где торговали мясом и колбасами. Пареньки снова попались ему на глаза. Сергей ожидал, что они по обычной схеме карманников начнут притираться к какой-нибудь тетке с висящей на руке сумкой. Но эти двое оказались не карманниками.

Все произошло быстро. Один из парней, тот, который был поменьше ростом и худощавее, вдруг перегнулся через прилавок, запустил туда руку и выхватил из передника продавщицы мясного отдела пачку денег. Женщина оказалась проворной и успела поймать вора за руку. И тут случилось то, чего Сергей не ожидал. Парень, недолго думая, размахнулся и врезал продавщице кулаком в лицо. Женщина громко, истошно вскрикнула и, зажав лицо руками, скрылась за прилавком.

Грабитель зигзагами, выбирая свободное пространство, юркнул в сторону выхода. Поднялся крик, суматоха. Двое или трое мужиков рванулись следом, но напарник грабителя умело подыгрывая толпе, споткнулся в самый «неудачный» момент и создал сутолоку на несколько секунд. Этого было бы достаточно, чтобы его дружок с деньгами скрылся.

Сергей, крайне озлобленный на вора за то, что тот ударил женщину, не смог удержаться. Вор как раз собрался пронестись мимо него и скрыться за дверью. Выброшенная горизонтально в сторону напряженная рука Сергея сработала как шлагбаум, ударивший парня в верхнюю часть груди. Вор хрипло ахнул от удара, взбрыкнул в воздухе ногами и грохнулся спиной и затылком на каменные плиты пола. Резенков резко присел и добавил нижней частью кисти прямо в солнечное сплетение. Парень еще раз ахнул и согнулся пополам на грязном полу. Вокруг с шумом стал собираться народ.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.