Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса

Стиглиц Джозеф Юджин

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Крутое пике. Америка и новый экономический порядок после глобального кризиса (Стиглиц Джозеф)

Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц раскрывает читателям всю подоплеку недавнего финансового кризиса, со свойственной ему прямотой называет основных виновников, описывает тайные схемы и приводные механизмы экономической катастрофы. Книга содержит полномасштабный и объективный анализ посткризисной ситуации, произошедших глобальных изменений, включая смену экономических ролей, ослабление бывших и усиление новых лидеров, прежде всего Китая. Отдельного внимания заслуживает профессиональная оценка автором предпринимаемых в настоящее время правительством США и других стран усилий, направленных на восстановление экономики, включая оценку эффективности стимулирующих пакетов. Не ограничиваясь констатацией и анализом фактов, Джозеф Стиглиц также дает конкретные рекомендации для предотвращения будущих экономических катастроф.

Предисловие

Во время Великой рецессии, начавшейся в 2008 году, миллионы людей в Америке и по всему миру лишились своих домов и рабочих мест. Еще больше людей испытали очень негативные чувства из-за опасений, что их постигнет та же судьба, и почти каждый, кто откладывал деньги на пенсию или на образование своего ребенка, увидел, что реальная стоимость этих средств резко уменьшилась. Кризис, начавшийся в Америке, вскоре приобрел глобальные масштабы, в результате чего десятки миллионов людей по всему миру потеряли свои рабочие места (только в Китае таких оказалось 20 млн), еще десятки миллионов стали нищими. Это, конечно, не тот путь развития, на который мы рассчитывали. Современная экономика с ее верой в свободный рынок и глобализацию обещала процветание для всех. Широко разрекламированная Новая экономика при помощи удивительных новшеств, которые стали отличительным признаком второй половины двадцатого века, в том числе дерегулирования и финансового инжиниринга, должна была, как предполагалось, обеспечить лучшее управление рисками и благодаря этому избавиться от такого явления, как бизнес–цикл. Если рецепты, предлагаемые совместно Новой экономикой и современной экономической наукой, и не устранят до конца экономические колебания, они хотя бы помогут взять их под контроль. По крайней мере, нам так говорили.

Однако Великая рецессия, несомненно, самый сильный экономический спад со времен Великой депрессии, случившейся за 75 лет до этого, разбила эти иллюзии. Она заставила нас переосмыслить многие давние наши представления. На протяжении четверти века в науке явно доминировали доктрины свободного рынка, исходившие из ряда базовых положений: свободные и ничем не сдерживаемые рынки эффективны; если на рынках возникают ошибки, они сами быстро их исправляют; лучшим правительством является малозаметное; регулирование только мешает инновационной деятельности; центральные банки должны быть независимыми и уделять основное внимание лишь поддержанию низкого уровня инфляции. Сегодня даже Алан Гринспен, первосвященник этой идеологии, который был председателем Федеральной резервной системы в течение того периода, когда преобладали указанные взгляды, согласился, что при обосновании этого направления были допущены некоторые ошибки. Но его признание прозвучало слишком поздно для очень многих людей, пострадавших из-за реализации этих идей на практике.

Эта книга посвящена битве идей, концепциям, которые привели к выбору ошибочных и неудачных приемов, способствующих возникновению кризиса, а также урокам, которые мы получили благодаря ему. Со временем любой кризис заканчивается. Но ни один кризис, особенно столь глубокий и серьезный, как нынешний, не проходит бесследно. Поэтому наследие кризиса 2008 года будет включать и новые представления о затянувшемся конфликте, о том, какая экономическая система, скорее всего, будет для нас максимально полезной. Борьба между капитализмом и коммунизмом, может быть, и закончилась, но рыночная экономическая наука развивается по самым разным направлениям, и потому соперничество между ними продолжится и в будущем.

Я считаю, что в центре любой успешной экономики находятся рынки, но рынки сами по себе работают не очень хорошо. В этом смысле я сторонник лучших традиций, заложенных знаменитым британским экономистом Джоном Мейнардом Кейнсом, влияние которого остается очень сильным и в современной экономической науке. Правительство (Здесь и далее в переводе чаще, но не всегда, используется термин «правительство» (в оригинале government), хотя его надо понимать шире — как исполнительную власть или даже все органы власти, а иногда и как государство. — Прим. перев.) должно играть предназначенные ему роли, и делать это не только при спасении экономики, когда рынки демонстрируют свою несостоятельность, но и при регулировании рынков, чтобы не допускать краха вроде того, который мы только что пережили. Экономике нужен баланс ролей рынка и ролей правительства, достижению которого во многом способствует деятельность нерыночных и неправительственных институтов. За последние 25 лет Америка не только сама утратила эту сбалансированность, но и способствовала созданию такого несбалансированного положения дел во многих странах по всему миру.

В этой книге объясняется, почему ошибочные представления, которые привели к кризису, не позволили ключевым лицам из частного сектора, принимающим основные решения, и политикам государственного масштаба разглядеть нарывающие проблемы. Доминировавшие ошибочные взгляды помешали политикам и после кризиса: они не смогли эффективно справиться с нежелательными его последствиями. Продолжительность этого кризиса будет зависеть от проводимой политики. Уже сделанные ошибки действительно приведут к тому, что спад будет более длительным и более глубоким, чем мог бы быть. Но вопросы управления экономикой в период кризиса — это лишь первая из тех тем, которые меня беспокоят. Я также очень сильно озабочен и тем, каким будет мир после кризиса. Мы не должны и не можем вернуться к тому миру, который существовал до этого.

До кризиса Соединенные Штаты и мир в целом сталкивались с множеством самых разных проблем, не последней из которых была и необходимость адаптации к меняющемуся климату. Высокие темпы глобализации привели к быстрым изменениям в структуре экономики, в том числе к появлению более широких возможностей по копированию одними странами удачных приемов и подходов, применяемых другими. Возникшие вызовы останутся, причем в более масштабном виде, и после кризиса, хотя ресурсы, которыми мы сможем распоряжаться, чтобы справиться с ними, значительно сократятся.

Кризис, я надеюсь, приведет к изменениям и в области политики, и в сфере идей. Если мы примем правильные решения, причем целесообразные не только с политической, но и с социальной точки зрения, то сможем сделать менее вероятным наступление следующего кризиса и, возможно, даже ускорить внедрение реальных инноваций, которые будут способствовать улучшению жизни людей во всем мире. Если же принятые нами решения будут неправильными, мы получим еще более разделенное общество и экономику, еще более уязвимую перед очередным кризисом и менее оснащенную для того, чтобы справиться с вызовами двадцать первого века. Одна из целей этой книги — помочь нам самим лучше понять, каким в итоге окажется посткризисный мировой порядок и как то, что мы делаем сегодня, будет способствовать его формированию, в лучшем или в худшем виде являются саморегулирующимися и что мы можем рассчитывать на то, что все будет работать хорошо только благодаря поведению участников рынка, руководствующихся собственными интересами.

Сторонники идеи рыночного фундаментализма предлагают собственное толкование происходящего. Некоторые из них утверждают, что наша экономика пострадала из-за «несчастного случая», а такие случаи, мол, в жизни иногда происходят. Никто ведь не станет предполагать, что мы перестанем ездить на автомобилях только потому, что с ними порой случаются аварии. Те, кто придерживаются этой позиции, хотят, чтобы мы вернулись в такой мир, каким он был до 2008 года, и сделали это как можно быстрее.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.