Пьеса длиною в жизнь

Савельева Валерия Андреевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пьеса длиною в жизнь (Савельева Валерия)

От автора: Осторожно, слеш. Рейтинг низкий, но вдруг здесь имеются ненавистники и/или слабонервные.

Можно назвать сонгфиком на песню Максима Леонидова – "Маленькая роль". Моё видение, ощущение, представление… не знаю даже, как назвать.

Тяжёлый занавес красного бархата, закрывающий всё от посторонних глаз; ровные ряды мягких кресел, практически пустующие в этот миг; и полутьма, густым туманом окутывающая зал. Здесь в воздухе витает понимание неизбежного, все затаились, будто зверь перед прыжком, ощущая пьянящую жажду, которую вскоре дадут утолить…

Не участники грядущей битвы, а те, кто будет оценивать её со стороны, взвешивая за и против да пытаясь отметить победителя в игре, где заведомо не имеется выигрышного исхода.

Я – Адреан дес Матверели, сорока двух лет отроду. Но уже в таком юном для нашей расы возрасте – глава личных войск короля Ирата Серебряного, его верный телохранитель и помощник. Последнее не официально, конечно, ибо не дело какому-то военному правой рукой правителя считаться.

Знатностью рода не отличаюсь, как и великой красотой. Всего-то сын младшего дворянина и служанки-простолюдинки, который благодаря верной и упорной службе на благо короля смог подняться на такую высоту и приблизиться к самому правителю. Парень я сероглазый, русоволосый, с изящными чертами лица – в мать, но как и отец – истинный воин, умеющий держать в руках как холодное оружие, так и огнестрельное. Вырос среди простолюдин, ведь негоже дворянину принимать в свою семью нагулянного ребёнка от какой-то служанки. А лет в пятнадцать был примечен одним из военных высокого ранга, который и начал обучать маленького тогда ещё меня воинским премудростям. Таким образом и смог я уже к сорока годам получить занимаемый пост, будучи сперва обычным наёмником в войске короля.

Известно, что миров имеется огромное множество. Наш, как говорят ослабевшие нынче маги, мир средний и затухающий, в котором технология начала вытеснять магию, а за главные магические источники ведётся война. Неспокойные земли, буйные… Однако, не утратившие ещё своих волшебных сил, что отражается и на нас – истинных жителях этого мира, тиийцах, сохранивших пока свою долгую жизнь да некоторые крупицы колдовства. Совершеннолетними выходцы нашей расы считаются лишь после тридцатилетия, так что я ещё слишком молод…

Хотя всё же успел "поймать" время Падения магии, на собственной шкуре почувствовать, насколько же больно это – практически потерять силы, по праву данные тебе при рождении. И пусть огнестрельное оружие, идея которого была взята из соседнего мира нашими новыми важными учёными – техниками-изобретателями, как воителям приносило нам радость, но в то же время показывало оно, насколько слабыми становились мы сами.

И только король держался уверенно да спокойно, умело направляя своё государство и в мирные времена и в годы войны, в долгие да страшные дни, тянущиеся уже несколько лет. Ират Серебряный – правитель, конечно, суровый, но справедливый. Хотя тоже достаточно молодой, едва за сотню повелителю нашему перевалило. Идеальное и безумно красивое создание, от одного взгляда на Ирата просто захватывает дух!

Не знаю уж, что приглянулось во мне повелителю, почему несколько лет назад он сделал какого-то юнца главой своего личного войска, практически доверяя ему жизнь. Хотя имеется у меня мысль одновременно лестная и обидная…

Солнечные лучи падают через малейшие щели во вроде бы крепко зашторенных занавесях. Они прорезают тьму, рваными полосами ложась на стены. Руки мои плавно перемещаются на бёдра стоящего рядом мужчины и мягко притягивают к себе это среброволосое чудо. Легко касаюсь его щеки, потом целую губы, вдыхая тонкий сладкий аромат, идущий от кожи.

Правитель охотно отвечает, прижимаясь всем телом, оплетая руками мою шею и вовлекая в безумную игру "за власть". Последняя остаётся за ним, хотя я всё равно "веду", исполняя более уверенную роль. От воина требуются действия, когда от короля – их оправданность и обдуманность. Однако данный повелитель всегда стремился подтвердить мысли делом, не желая складывать всё на других. Ир…

Прижимаю его к стене, покрывая поцелуями изящную шею. Король запрокидывает голову, пальцы его с силой сжимаются на моих плечах, но боль эта не важна – я готов душу отдать за выражение наслаждения на лице повелителя. За эти тихие стоны, срывающиеся с его губ, и лёгкую дрожь, когда руки мои расстёгивают парадную рубаху, а пальцы касаются кожи. Мой Король, за вас я всё отдам, исполню любое желание, даже если вы захотите не видеть больше своего охранника рядом. Будет ужасно сложно, но я уйду.

Чуть отстранившись, кидаю взгляд на лицо Ирата, потом склоняюсь, касаясь губами груди мужчины…

– Адрэ… – тихий шепот перемешивается со стоном, когда я обвожу кончиком языка сосок Ира, повелитель замолкает на пару секунд, но потом надавливает мне на плечи, заставляя отстраниться. – Адрэ, ты же обещал сперва принести мне гериту. Только один поцелуй, помнишь?

Вздрагиваю после этих слов, заглядывая ему в глаза. Мы одного роста, но сейчас кажется, что смотрю на своего короля снизу вверх. Впрочем, часто появляется такое ощущение. Он настолько силён душой, властен – теряешься рядом с таким человеком.

– Сейчас? – спрашиваю с надеждой. Знаю, такое может разозлить короля, ведь он приказал, но мне идти в таком состоянии…

– А когда ещё? – пожал плечами. – Сладкого мне хочется именно в данный момент.

Я кивнул, выпрямляясь. Гериту, значит гериту. Ир обожает эту сласть, которую делают в одной из восточных провинций нашей страны. Дорогое удовольствие, но повелитель может такое себе позволить.

– Конечно, мой король… Можно мне только сперва уединиться? Просто…

Поспешно убираю руки с его кожи, чтобы не было лишнего искушения. Я и так возбуждён до предела, единственное, чего хочется сейчас – разрядки. Сомневаюсь, что такой стояк останется незамеченным. Будут вздыхать притворно, насмехаясь над тем, что король оставил свою подстилку неудовлетворённой. "Значит, не ценит тебя, бедный наш Адреан. А ты-то за ним будто мальчишка продажный бегаешь", – заметит, усмехаясь, Марэта, бывшая фаворитка Ирата. И пусть она смеётся, говоря такое, на самом деле многие в замке меня "жалели".

Отношения между мужчинами в нашей стране разрешены, можно даже вступать в брак. Но влюбиться в Короля – глупость несусветная. Позже он всё равно найдёт невесту среди юных красавец-дворянок, но питать хоть какие-то чувства к сынку простолюдинки не будет никогда.

Конечно, ни разу и не мечтал услышать от повелителя, что он любит меня, да и странно было бы, если б такое сам Король сказал своему подданному. Однако ложе он делил только со мной, а это что-то да значило!

– Зачем это? – вывел меня из раздумий голос Ира.

– Просто… в таком состоянии… вы сами понимаете… – пролепетал, не зная, как прямо сказать, что не хочу разгуливать по замку, будучи настолько возбуждён. Это ведь значит ослушаться приказа.

– Идиот, – мужчина смеётся, плотно притягивая мои бёдра к себе, давая почувствовать, насколько сильно сам жаждет продолжения. – Куда собрался, Адрэ? Почему ты всегда покупаешься? – и почти невинный поцелуй в висок, только горящие страстью серые глаза говорят об обратном.

– Мой король…

Так хочется произнести вслух его имя, почувствовать на губах нежность сказанного, но сдерживаюсь, понимая, что Ират, скорее всего, не будет рад такой вольности. Он – король, а я – лишь подданный. Интересно, а если меня не станет, легко ли будет королю без своего телохранителя и помощника, без главы личных войск, без меня… Есть ли хоть какой-то смысл во всём, что я делаю?

Но забываю обо всём, когда Ир целует меня, практически срывает застёжки с мундира, касается ладонями кожи. Я просто горю, вспыхиваю от единого его слова, от короткого взгляда и лёгкого прикосновения. Но в то же время осторожно снимаю с короля рубаху, лаская губами обнажённые плечи – каждый раз, когда мы близки, хочу растянуть мгновения, запомнить их, прочувствовать, понимая, что однажды это может произойти в последний раз.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.