Рейд в ад

Гончар Анатолий Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рейд в ад (Гончар Анатолий)

РЕЙД В АД

Жизнь под откос… Все с нуля. Нет секунды, чтобы остановиться, постоять, подумать… Сорок пять лет… Порог, предел. И за забор, не спрашивая, не озаботившись за будущее очередного «зеленого человечка», легко и просто: за шиворот и вон. Падение в пропасть. Пенсия. Заслуженный отдых. Вот только что с этим отдыхом делать? Как прожить на пенсионные крохи? В сорок пять лет начинать жизнь сначала? Перспектив нет. Нормальной специальности нет. Все, что умею, — осталось там, за воротами с красной звездочкой. Куда теперь? В Москву на стройку подсобным рабочим? И сколько я наработаю?

— Колюха, — голос из трубки мобилы оторвал меня от пораженческих мыслей.

— Эдик, привет! — я узнал голос своего бывшего однополчанина майора Каретникова Эдуарда Витальевича, два года назад уволенного из рядов славных Вооруженных сил по сокращению штатов.

— Как жизнь, Михалыч? — голос майора так и лучился оптимизмом. — Ты, говорят, на пенсию вышел. Бездельничаешь?

— Бездельничаю, — согласился я, — наслаждаюсь отдыхом, — последнее утверждение прозвучало довольно уныло.

— Работу еще не нашел? — в том, что я пойду работать, он не сомневался. Сам недавно был в такой же ситуации.

— Кое-что наклюнулось, — ответил я довольно уклончиво. Ну не говорить же ему, в самом деле, что, потыкавшись во все местные конторки, я все больше и больше склонялся к мысли о работе вахтовым методом где-нибудь в Москве или на Cевере.

— Михалыч, есть предложение! — То, что звонок не случаен, я понял с самого начала, особыми друзьями с Эдом мы никогда не были, с чего бы ему звонить?

— Давай! — я мысленно улыбнулся, представив это «предложение». Сам Каретников, по моим сведениям, до последнего времени официально подвизался в роли охранника какого-то бизнесмена, а номинально выполнял некие его щепетильные поручения, так что его так называемое «предложение» могло быть чем-то из той же оперы.

— Не по телефону.

После этой фразы следовало послать Эдика куда подальше, но мое финансовое положение заставило сдержать первый душевный порыв. Возможно, не все так плохо и предлагаемая им работа окажется вполне в плоскости закона.

— Ну и? — я требовал дальнейших действий со стороны «работодателя».

— Ты сейчас ничем не занят? — Я представил, как Эдик, поглядывая по сторонам, почесывает свою много раз битую голову.

— В общем-то, нет, — не стал я врать, хотя хотелось.

— Через полчаса к книжному на Комсомольской подойти сможешь? — Каретников наконец-то созрел до конкретики.

Я мысленно прикинул маршрут. Получалось не то чтобы близко, но и не далеко. Как раз не спеша прогуляться. Даже на автобус садиться не обязательно. Пройдусь, подышу уличным воздухом. Вместо зарядки.

— Да, — подтвердил я испрашиваемые возможности.

— Тогда через полчаса. Жду, — в нотках голоса Эдика послышалось довольство, видимо, он решил, что дело в шляпе. Как бы не так! С криминалом я связываться не собирался.

— Добро, — ответил я, и он отключился. Что ж, схожу, узнаю, что он предложит, терять ничего не теряю, почему не послушать? Я не спеша оделся и двинулся навстречу будущему.

Как и думалось, каретниковское «жду» было не более чем слова — на Комсомольской им и не пахло. Следовало бы развернуться и уйти, но зря я сюда перся? Решил ждать.

Эдик опоздал ровно на пятнадцать минут, но Эдик не был бы Эдиком, если бы получилось по-другому.

— Брат, — вывалившись из машины, он с распростертыми объятиями шагнул в мою сторону, — прости, брат, опоздал!

— Привет, привет! — мы обнялись. А как же — боевое братство и прочее (он и я одновременно были в Чечне, он ПНШ — помощником начальника штаба, я — группником — командиром разведывательной группы).

— Я тут такое классное дело нарыл, — таща меня в сторону от проезжей части, он сразу взял быка за рога. — Ты будешь в восторге! Пляску и писанье кипятком гарантирую. Пять тысяч баксов в месяц. Работа не пыльная, контракт на три месяца, в случае взаимного соглашения — автоматическое продление. Правда, класс?

— Что за работа? — излишний оптимизм не радовал. Скорее, даже отпугивал.

— По профилю, — уклончиво ответил мой «работодатель», почему-то пристально разглядывая мои ботинки. Ботинки как ботинки — нормальные военные туфли и очень даже ничего смотрятся.

— А конкретнее? — прежде чем соглашаться, следовало хоть что-то знать.

— Не могу, — развел Эдуард руками, — конфиденциальность. Нужно твое предварительное согласие.

— Криминал?! — Я не спрашивал, я утверждал. — Нам такого не нать. Салют, Эдик, до следующей встречи.

Помахав Каретникову ручкой, я начал разворачиваться, чтобы отправиться прочь.

— Да постой ты, блин! — Эдуард ухватил меня за рукав. — Что ты, никакого криминала. Я тебе говорю!

— Хм, — я остановился, — ну и?

— Да я же говорю — по профилю, — отставной майор посмотрел вокруг, дождался, чтобы рядом никого не было, и понизил голос до шепота. — Частная военная компания набирает людей. Нужны проверенные в деле парни, лучше всего участники локальных конфликтов, физически здоровые. Пять тысяч зеленых в месяц, плюс полное обеспечение, плюс страховка от пятидесяти до двухсот тысяч за ранения в зависимости от тяжести. Ну и пятьсот тысяч если того… сам понимаешь.

— Понимаю, — я задумался. Значит, «частная военная компания» собирает легионеров, н-да. Просто так набирать не станут, значит, на войну… Отказаться? И что дальше? Согласиться? И опять рисковать, идти на ненужную мне бойню… А чего я еще умею? Вон она, пенсия — крохи. Полжизни прожил, а словно и не было ничего. Что за душой? Хрен да ни хрена, а пять тысяч баксов — неплохие бабосы. Рискнуть еще раз? Три месяца на самом деле не такой большой срок. А если убьют? Не убьют… Да если и… Полмиллиона долларов мужа не заменят, но что толку, если при мне семья будет жить впроголодь? Впрочем, семья — это смешно, я и жена… Да и с ней через день не разговариваем. Я почти смирился. — Где предстоит работать?

Эдик нервно, словно спасающийся от врагов шпион, огляделся по сторонам.

— Вербуемым этого знать не положено, я сам узнал не сразу, понимаешь. — Каретников сильно откровенничать не желал.

— Куда? — если он всерьез думал, что я отстану, то очень ошибался.

— В одну очень жаркую страну, — Эдик частично сдался. Возможно, желал похвастать своей осведомленностью.

— Афганистан? — почему-то мне вспомнилось именно это государство.

— Ну да, — Каретников удивленно вылупился в мою сторону. Можно было подумать, у нас поблизости столь много жарких стран.

— По задачам хоть какая-то конкретика есть? — Эдика следовало дожимать, пока он распахнул свою раковину.

— Да вроде бы кого-то охранять, — ответил он и тут же поспешно добавил: — Но я тебе ничего не говорил. К тому же там, сам понимаешь, сейчас говорят охранять, а там приедешь, и куда пошлют. Условия работы по решению работодателя. В контракте это четко оговорено, и в случае нарушения договоренностей одной из сторон предусмотрены приличные отступные.

Набежавший ветерок, подхватив с тротуара пыль, бросил ее нам в лицо и полетел дальше. На зубах противно хрустнуло. Или не было никакого песка? Лишь столь явственно накатили воспоминания?

— Я подумаю, — собственно, я уже все решил.

— Три тысячи баксов — аванс сразу после заключения контракта.

— Нормально, — я покивал головой. Интересно, это у всех частных военных компаний такая практика или столь интересная замануха лишь у этой? — А ты, Эд, что с этого имеешь?

— Ничего, — почти убедительно соврал он.

— Совсем? — я скорчил рожу в ухмылке. Чтобы Каретников, с таким рвением вербующий потенциальных солдат удачи, и ничего не имел? Это несерьезно.

— Да так, по мелочам… — Эдик был бы не Эдиком, если бы раскололся сразу и полностью. Подавать и сдавать информацию порциями — его излюбленная манера.

— А конкретнее, — не то чтобы меня всерьез интересовали его комиссионные, просто докопаться до истоков такой активности и заботы о военных пенсионерах было делом принципа. К тому же никогда не знаешь, где и что может пригодиться.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.