«Если», 2009 № 08

Олди Генри Лайон

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    2009 год   Автор: Олди Генри Лайон   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
«Если», 2009 № 08 ( Олди Генри Лайон)

Мэтью Джонсон

САМАЯ ХОЛОДНАЯ ВОЙНА

Иллюстрация Сергея ШЕХОВА

«Пойду, прогуляюсь. Может быть, не скоро вернусь», — сказал на прощание Горд.

Так они шутили. Предсмертными словами Отса, прозвучавшими, когда он покидал лагерь экспедиции Скотта в Антарктиде. И Стэн, и Горд повторяли их каждый раз, уходя с базы, чтобы добраться до макушки острова и выпустить сигнальную ракету. Хохма истерлась, истрепалась, износилась, как и все их скудное имущество. Но дело свое она делала исправно. Когда смеешься во мраке, тебе не так страшно.

Остров был невелик, от силы квадратный километр. По расчетам Защиты, можно за три часа обойти в погожий день. Но тут имелась проблема: остров Ганса не знал погожих дней. А в этот сезон и дней-то как таковых не бывало, лишь чуть больше часа серых сумерек около полудня; все прочее время досталось бесконечной арктической ночи.

Стэн посмотрел на часы, отложил книгу и пошел зажигать плиту Коулмана. И хотя в базе Херн было гораздо теплее, чем снаружи, где керосин делался плотным и белым, будто кулинарный жир, понадобилось несколько минут, чтобы устройство разогрелось. Тем временем Стэн вытряхнул из упаковки две дюжины замороженных пончиков фирмы «Тим Хортоне» и достал банку кофе. В сутки двум здоровым взрослым организмам требовалось шесть тысяч калорий, и пончики с кофе вносили весомый вклад в святое дело удовлетворения энергетических потребностей.

И хотя Стэн и Горд видели друг друга лишь дважды в день по полчаса, когда совпадали перерывы между их вахтами, обряд совместного кофепития позволял им вообразить себя в нормальном мире, забыть о пяди мерзлой земли, которую необходимо удерживать ради Канады, об этих чертовых куличках, столь близких к полюсу, что даже у инуитов они считались непригодными для обитания.

Но вот уже плита шипит ярко-синим огнем, а Горда все нет. Стэн опять глянул на часы, 14:35, задержка всего-то на пять минут. Шести часов достаточно, чтобы перебраться с базы на базу, но ведь слышно, как снаружи воет буря, а значит, вполне вероятно, напарнику понадобилось больше времени. Стэн убавил пламя до минимума, только чтобы топливо оставалось жидким, и уселся читать «Дептфордскую трилогию» в одном томе, стараясь не выронить оставленную товарищем закладку.

Примерно в 14:45 Стэн решил сварить кофе и зажарить первую дюжину пончиков.

Пришлось дать себе добрых десять минут на одевание, а также на согревание рук — закоченевшими не очень-то удобно готовить пищу. В конце концов он распаковал пончики и высыпал их на сковороду. Вскоре жир потек с округлых боков и начал потрескивать, тесная комната заполнилась запахом выпечки, а когда к нему добавился кофейный аромат, Стэн уже был готов представить себя в домашней обстановке.

По прошествии еще десяти минут он забеспокоился. Горд опаздывал уже на полчаса, и это наводило на мысль, не случилось ли с ним чего. Конечно, он мог укрыться от непогоды на базе Франклин. На острове действует режим радиомолчания — на этой стуже все, что питается от батареек, не протянет и недели, а устройства с ручными генераторами способны принимать, но не передавать, так что связи между двумя базами нет, хотя и разделяет их тридцать пять метров. Невозможно даже позвать на помощь.

Стэн вздохнул и допил кофе; от края чашки вглубь уже сползала изморозь.

— Прости, Горд, — вздохнул он, гася низенькое пламя над плитой и надеясь, что топливо не успеет слишком загустеть до прихода напарника. Он стащил с крючка костюм, вышел на середину комнаты, где можно было стоять прямо, и облачился: хлопок с кевларом закрыли все, кроме рта и глаз. Затем он выдавил в рот комок увлажняющего геля с аптечно-мятным запахом и шагнул к внутренней двери дома-термоса.

Он уже потянулся к рубильнику устройства экстренного выхода, но в последний момент спохватился. Если с Гордом что-то стряслось (если он не просто опаздывает, не решил переждать бурю на базе Франклин), вдруг это произошло неслучайно? А ну как снаружи датчане?

Ни для кого не секрет желание датчан избавиться от соперников. Ведь это датское правительство оспаривает у Канады право на владение островом. Не будь этого спора, кто бы знал о голой скале, торчащей из океана аккурат посередке между Эллесмером и Гренландией? Ну, может, не совсем аккурат, на что и упирают правительства обеих стран. Остров Ганса находится на краю образовавшегося несколько лет назад пролива, и пусть этот пролив существует лишь в летнее время, Северо-западный морской путь наконец-то представляет интерес для торгового судоходства. Если Канаде принадлежит остров, то ей принадлежит и пролив, а если нет — значит, это международные воды. Не было в кузнице гвоздя, лошадь захромала…

Будучи членами НАТО, Канада и Дания не желали драться из-за острова Ганса. По этой причине и очутились на нем Стэн и Горд — чтобы провести двенадцать месяцев в полярной ночи, выпуская ракеты дважды в сутки, во время пролета спутников. Весь мир должен знать: здесь живут канадцы, живут круглый год. Горда и Стэна доставили сюда из поселка Алерт, с военной базы, после того как среди инуитов не нашлось добровольцев. Даже эскимосы уверены, что на этой земле жить невозможно. Но разделяют ли их уверенность датчане?

Стэн убрал руку от рубильника, позволив тепловому шлюзу сработать в штатном режиме. Напарники здесь с прошлой весны, и за это время не замечено никаких следов пребывания датчан. Но Защита, готовя экспедицию, предполагала коварные попытки ее срыва, а потому приняла все возможные меры. Одна из них — тепловой шлюз, он предотвращает выброс большого количества теплого воздуха, способный выдать местонахождение замаскированной базы. Знакомы ли с подобными технологиями датчане? По слухам, в этой гонке они бегут первыми. Как бы то ни было, пока Стэн с Гордом изучали в суровом северном краю науку выживать почти без технических средств, службы оборудования, продовольствия и снабжения тоже не теряли времени даром.

Казалось, прошла вечность, прежде чем открылась внешняя дверь. К тому времени Стэн продрог, несмотря на утепленную поддевку. Полярный скафандр висел в нескольких метрах, на крючке, привинченном к отражателю тепла, что прикрывал базу сверху.

От хлопчато-кевларового костюма скафандр отделялся слоем холодного воздуха; все вместе представляло собой человекообразный термос. Термоизоляцию обеспечивал гель, заполнявший многочисленные карманы. Не затвердевая при температуре ниже шестидесяти градусов, он вбирал и удерживал излучаемое телом тепло, так что облаченный в него человек не испускал инфракрасного спектра. Дыхательная маска забирала снаружи холодный и сухой воздух, но задерживала в охладительных камерах выдыхаемый, пока он не приобретал температуру внешней среды. Полярный скафандр был покрыт слоем кевлара, а тот имел внешний слой нановолокна, который менял цвет от серого в сумерки до черного ночью. Лицевая пластина шлема была изолирована от дыхательной маски и потому не запотевала; представляя собой жидкокристаллический экран, пластина давала цифровую картинку не только в видимом спектре, но и в инфракрасном. В своем облачении Стэн смахивал на мишленовского человечка, но зато на местности был почти не видим даже для вооруженного тепловизором глаза.

Размяв твердые пальцы скафандра, Стэн открыл оружейный шкаф, вынул «росс полар III» и повесил на плечо. Затем хлопнул по набедренной кобуре, убедился, что ракетница на месте. И узким коридором вдоль изгибающегося отражателя тепла прошел к середине крутого склона, что простирался от обрыва, на котором стояла база Херн, до плоской вершины острова, где находилась сигнальная точка.

Едва покинув укрытие, он почувствовал на себе силу ветра, заряженного твердым, как гравий, снегом. Можно было лишь порадоваться тому, что к весу тела прибавлен немалый вес одежды и оружия.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.