Гончарова Г.Д. Средневековая история

работа. 2. Домашняя

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература    101 год   Автор: работа. 2. Домашняя   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Гончарова Галина Дмитриевна.

Средневековая история – 2. Домашняя работа.

Но истые пловцы – те, что плывут без цели: Плывущие, чтоб плыть! Глотатели широт, Что каждую зарю справляют новоселье И даже в смертный час еще твердят: – Вперед!....... О ужас! Мы шарам катящимся подобны, Крутящимся волчкам! И в снах ночной поры Нас лихорадка бьет, как тот Архангел злобный Невидимым бичом стегающим миры.

Ш. Бодлер. Плавание.

Глава 1. О родственниках можно и нужно сказать многое... а то на бумаге цензура вымарает!!! Любить детей? Вот в этом Лиля весьма засомневалась. Да и стоит ли заводить своих? Или у них с Лешкой было бы что поприличнее? Может и так. Миранда Кэтрин Иртон на первый взгляд была очаровательным ребенком. Темноволосая, синеглазая, чуть полноватая, с дыркой на месте одного из молочных зубов... увы. Мачеху она явно авторитетом не считала, любовью не дарила и слушаться не собиралась. Это выяснилось ровно через десять минут после приезда. Когда по коридорам полетело одурелое: “Не хочу!!!”. Покои, которые ей отвели, ребенку не понравились. И Мэри примчалась к хозяйке с вопросом – что делать? Лиля пожала плечами – и предложила дать ребенку выбрать самостоятельно. Что же выбрала маленькая паршивка? Правильно. Комнаты графини Иртон. То есть те, в которых жила сама Лиля. А это женщину как раз не устраивало. Ей и самой было удобно. И переезжать пока не хотелось. Она и так постаралась облагородить свои комнаты. Убрать розовое, отполировать полы, законопатить щели... справедливости ради – те же работы велись по всему замку под строгим присмотром вирман, Эммы и самой Лили. Но это же нее повод потакать малявке? Лиля послушала испуганную Мэри – и коротко распорядилась: – Подайте девочке таз для умывания – и пусть спускается в столовую. Ужин готов? – Да, ваше сиятельство. – И что у нас? – Овощи. Как вы распорядились – печеная... кар... кор... – Картошечка. – Да, ваше сиятельство. Отварное мясо. Зелень и фрукты. – Отлично. Лиля планировала устроить небольшой ужин для тех, кого хотела сделать своей командой. Но пока – рано. Слишком рано. Да и малявка ей обедню постарается испортить. Скорее всего. Все для этого сделает. В этом Лиля убедилась, когда увидела Миранду Кэтрин Иртон за столом. Мелкая заняла графское кресло и смотрела оттуда с вызовом. Пыталась. Но из-за массивного стола виднелись только глаза и уши, что безусловно портило вид. Лиля даже и не подумала останавливаться или менять курс. Она спокойно прошла к креслу в сопровождении вирман. Не можешь использовать то, чего нет? Используй то, что есть! Например, когда ты большая, а оппонент – маленький. Когда ты в сопровождении свиты, а ребенок только в сопровождении кормилицы, которая подозрительно бледнеет при виде обвешанных оружием воинов. Некрасиво? А почему? Даже Макаренко сначала своих беспризорников выдрал, а потом уже воспитал. И скажите, что не так. Тем более – капризная соплюшка. Наглая и избалованная. Себя только стоит вспомнить. То есть Лилиан Брокленд. Алевтине-то Скороленок сие было неведомо. Не до капризов. Выжить бы. Так что Лиля поглядела на ребенка с явным пренебрежением. Потом подняла маленькое личико за подбородок. Пригляделась. Принюхалась. Не мылась. Отлично! Чтобы приручить ребенка – надо его сначала смутить и удивить. – И что же это мы видим? Вами трубы чистили, юная госпожа? Миранда только глазами хлопнула. Дернула головой, но Лиля держала крепко. – Н-нет... – И пахнет, как из выгребной ямы. Как вы думаете – это достойно дочери графа? Девочка оказалась в замешательстве. Если бы ее начали ругать, она бы поняла. Но холодная ирония – это было для нее в новинку... Так с ней никто не разговаривал. Ни родные, ни отец... А скандалить тоже не получалось. Вирмане смотрели весьма недружелюбно. И на лицах читалось, что всем плевать на ее титул. А кое-кому даже два раза. Уши надерут. Или отшлепают. Пару раз с девочкой такое случалось, когда она доводила отца. И Миранда предпочитала не скандалить в его присутствии. Такие вещи дети понимают быстро. – Н-нет... – Вот именно. Поэтому я отложу ужин на то время, которое вам потребуется, чтобы привести себя в порядок. Вы – дочь графа. И должны выглядеть соответственно. Вы знаете, что такое графский титул? Миранда хлопнула глазами. И Лиля продолжила. – Это значит, что вы должны быть примером, опорой и защитой для живущих на ваших землях. А вы даже умыться не можете. Стыдитесь, госпожа... Миранда была растеряна. Ошарашена. И Лиля подумала, что первую схватку она выиграла. Но далеко не войну. И кивнула маячившей в дверях Эмме. – Быстренько, помогите виконтессе Иртон умыться. И обязательно помыть руки. Миранда повиновалась. Лиля уселась в освободившееся кресло и подумала, что ей придется приложить массу усилий, чтобы приручить этого дитенка. А приручать надо. Зачем? Ну если романтично и лирично – это ребенок. Оставшийся один, в чужом месте, беспомощный, тут же жалость и инстинкт продолжения рода... Это о романтике. А если о практике.... Миранда – это еще и инструмент управления ее отцом. Может, жену Джерисон Иртон и не любит. Но дочь... Дочь он любить должен. Или нет? Лиля потерла виски. Память ей ничего не говорила. Надо пошептаться на эту тему с Эммой. Пусть поговорит с прибывшими слугами. А потом перескажет ей последние сплетни. *** Миранда появилась умытая, но явно опомнившаяся. И определенно собралась устроить скандал. Но Лиля опять не дала ей начать. – Вы любите печеный картофель, юная госпожа? – Что? – Печеное земляное яблоко, – Лиля улыбалась. – Сегодня у нас на ужин этот овощ. – Я... я хочу сидеть – там! Пальчик указал на место графини. Лиля пожала плечами – и пересела. Миранда села в кресло. И жалобно пискнула. Лиля буквально три минуты назад приказала убрать с кресла все подушки. В результате – над столом и носа видно не было. – урок второй, – произнесла спокойно Лиля. – Прежде чем что-то требовать – подумай, как ты с этим справишься. – ты это нарочно? – разумеется. Но ведь и ты хотела устроить скандал, разве нет? Миранда засопела. Но крыть было нечем. Эта странная тетка была не такой, как остальные взрослые. Не орала, не ругалась, не топала ногами, не упрашивала – она не укладывалась в знакомые модели поведения. И Миранда прибегла к безотказному оружию. Она заплакала. Лиля посмотрела на маленькое личико, по которому катились слезы. Сейчас бы поцеловать мелкую, вытереть слезинки и все разрешить.... Нельзя. На шею сядет. Поэтому Лилиан Иртон прищелкнула пальцами и распорядилась появившейся Илоне: – мне подавайте ужин, а виконтессе Иртон – луковицу. Нечищеную. Любопытство взяло вверх. Распорядись Лиля пятью минутами позже, когда Миранда загнала бы себя в истерику – и ничего бы не вышло. Но пока еще... – З-зачем? – Чтобы ты плакала подольше. А то крокодиловы слезы – они быстро заканчиваются. – Чьи слезы? – Крокодиловы. А ты не знаешь, кто это такой? Миранда мотнула головой. – Тогда слушай. Пока нам будут подавать ужин – я расскажу тебе. И Лиля рассказывала. Про крокодила. Про то, как он обливается слезами, когда глотает добычу. Про птичку, которая чистила ему зубы, про слоненка, которому крокодил вытянул нос... сказки Киплинга пригодились... Миранда слушала с открытым ртом. Ей рассказывали про прекрасных дам и рыцарей... но слоны? Крокодилы? Это было совершенно новое, а значит вдвойне интересное. И рассказывала Лиля интересно. И картошка была вкусная. И даже использование столовых приборов (графиня должна уметь кушать красиво, тем более такая красивая, правда?) прошло как-то незамеченным... А после ужина Лиля сама (тяжело, но надо) отнесла Миранду в ее комнату, посидела рядом, пока девочка засыпала – и даже спела колыбельную. Ту самую, что пела ей в детстве мама. Лунные поляны... ночь, как сон светла... Даже если она чуть-чуть фальшивит – кто это заметит? Тем более, здесь... Миранда так и уснула, цепляясь за руку женщины. Лиля осторожно высвободила запястье из детских пальцев – и подумала, что надо малявке бы что-то пошить. Или связать. Мягкую игрушку она тоже делать умела. Подумаешь, какие мелочи... Миранда Кэтрин Иртон. Что ж, девочка... Нам предстоит зимовать вместе. И к весне ты не будешь во мне души чаять. Как и в родном отце. А пока – спать. Надо бы выспаться. Завтра тяжелый день. *** Утро началось с того, что Лиле приснился слон. Он сидел у нее на груди и человеческим голосом спрашивал: “Заплатила ли ты налоги, дитя мое?” Женщина дернулась и открыла глаза. Оказалось, что это не слон. Миранда Кэтрин Иртон. – а я уже встала. А ты все спишь! Произнесено это было таким тоном... Лиля посмотрела в окно. Там было еще темновато. И как-то холодновато. Да и ребенок... В одной ночнушке! По средневековому морозильнику!!! – рехнулась?! – возмутилась женщина, утаскивая мелкую под одеяло, как ее саму когда-то мама. – Что? Миранда была слегка придушена, пощекотана и крепко поцелована в нос. – то! Босиком, на каменном полу, ноги ледяные... а где нянька? – она спит. А я решила... – Замерзнуть и заболеть. Лиля цапнула мелкую за кончик носа. – А ну лежать смирно! – А ты мне еще сказку расскажешь? Лиля выдохнула. Диагноз ясен. Проснулась среди ночи. Нянька спит. Надо исследовать дом. А что у нас рядом? А спальня графини Иртон. Потому как малышку пока поселили в спальне графа. И они соединяются дверью. Ну и вот результат. – расскажу. Если твердо мне пообещаешь бегать по холодному полу хотя бы в носках. – Но... – Или позвать меня. – Но если я заговорю – Кальма проснется... – Кальма – это няня? – няня. – а если мы повесим колокольчики? – какие? – один у тебя, второй у меня. И соединим их веревочкой. Будешь мне звонить, когда захочешь, чтобы я пришла. А я – тебе. Хочешь? Ребенок точно хотел. Лиля улыбнулась. – тогда завтра сходим к кузнецу и закажем. А заодно обсудим кучу всего необходимого. Да и к кузнецу мне надо. А вот чтобы ты вмешивалась в дела замка, на что имеешь право – не надо. Это ни к чему. Власти-то над тобой нет, только я... Лучше будь под присмотром. Миранда приткнулась женщине под бочок. – Скаааазку... Лиля взъерошила ей волосы. В голову ничего не лезло. Хотя... – я расскажу тебе про то, как появились броненосцы. – а кто это? – Это такие зверушки. И мысленно поблагодарила “англичанку”, которая учила их по сказкам Киплинга. Жаль, здесь этот язык не пригодится. Или попробовать обучить ему вирман? Или ту же Миранду? Размышления совершенно не мешали Лиле рассказывать сказку. Язык молол отдельно от тела. И Миранда быстро пригрелась, засопела и уснула на плече и Лили, как котенок. Громоздкое имя... Лиля погладила девочку по голове. Миранда Кэтрин Иртон. Мира..., Мари... нет как-то не то... Кэтти-китти-кэт? тоже не то... Будешь Мири. Надо же тебя как-то сокращать, маленькая... раз уж тебя сюда отправили. Лиля устроилась поудобнее и тоже уснула. *** Утро началось несахарно. Воплями кормилицы, которая потеряла свою деточку. Разумеется, заглянуть к Лиле никто не догадался. И ор продолжался минут десять. Пока женщина не плюнула на все и не вылезла из постели. Прошлепала к двери в графскую опочивальню (срочно! Изобрести тапочки!!!) и зашипела гадюкой. – молчать!!! Услышали не сразу. Но заткнулись все-таки быстро. Графиня с утра была зрелищем своеобразным. Этакий мамонт в розовой рубашке с весьма недружелюбным выражением лица. – вы мне ребенка разбудите! – госпожа, так она у вас?! Кормилица бросилась в спальню к графине. Ага размечталась... Лиля перекрыла проход так, что даже микроб не прошел бы. Пока она еще полная – почему бы это не использовать? – Ты далеко ли собралась, голубушка? – ва...ваше сиятельство? Голос Лили был угрожающим. – Ты посмотри на себя. Волосы не чесаны, тряпки не стираны, морда грязная, под ногтями репу сеять нужно – и ты думаешь, что я тебя к ребенку подпущу? Изволь вымыться. А потом приходи. Кормилица слегка дрогнула. – Мне господин сказал быть при маленькой госпоже... – а большая госпожа тебе приказывает привести себя в порядок. А потом уже быть. Обратишься к Эмме – она тебе покажет, где у нас моются. – Ваше сиятельство, но пастер говорит, что мытье... – Вредно. И пусть говорит. Я твою вонь терпеть не желаю. Не вымоешься – выгоню. Пинками. Поняла? Кормилица вспыхнула. И собралась разразиться гневной речью. Лиля прищурилась и развила тему. – Ты на меня, конечно, можешь графу пожаловаться. Только... и на язык вдруг вылезло бессмертное Филатовское – “ты сама, дуреха, взвесь. Он-то там. А ты-то здесь.” – и дальше уже без классики. – пока ты до него доберешься, много времени пройдет. И доберешься ли в ближайший год? Да и ребенка ты упустила... что за нянька, от которой дите сбежало, а она проспала? Да тебя пороть мало! На конюшне! Кормилица побледнела. – Выпорю и выгоню! И ни провожатых, ни сопровождающих не дам. Выгоню – и проваливай. Вирмане даже пинка для скорости дадут. Судя по лицу кормилицы – она все поняла, осознала и готова была мыться и стричься. Даже налысо. Лиля развернулась к своей комнате. – Миранда у меня. Мы с ней позавтракаем и отправимся гулять по поместью... – госпожа, а учитель... – Учитель? Лиля поставила ушки торчком. И узнала, что Его Сиятельство отправил с дочкой аж троих учителей. Одного – танцев и этикета. Второго – математики и письма. И третьего – истории и литературы. Примерно так. Лиля хищно потерла лапки. То, что надо! – Это правильно, ребенка учить надо. Я и сама посмотрю, чему ее там учат. И сама поучусь. Лиля подумала, что окажись рядом муж – она бы его на радостях даже пинать не стала. Ну так, немножко. Все-таки хорошее дело сделал! – госпожа... – Мыться, стираться и не орать. К завтраку мы с малышкой спустимся. И надо посмотреть, что у нее есть на зиму, сама понимаешь. Здесь холодно, а мне не хочется, чтобы ребенок болел. Лиля развернулась и ушла к себе. Посмотрела на маленькую девочку, которая уютно свернулась клубочком. И что же мне с тобой делать, Миранда Кэтрин Иртон? Лиля выглянула за дверь и попросила вирман, стоящих на карауле, кликнуть служанку. Но вместо служанки появилась Эмма. Лиля подняла брови. – а где Марсия? Или Ирэна? Мэри? – Ваше сиятельство, мне хотелось бы с вами поговорить... Лиля кивнула, опустив ресницы. – Распорядись, чтобы мне воды погрели умыться – и поговорим. – Стоит, греется... – Отлично. – Ваше сиятельство, я ведь вам больше не нужна? – Разве? – у вас столько помощников, столько новых людей... Лиля улыбнулась и потрепала Эмму по плечу. – Эмма, милая, ты мне нужна. Я сама не управлюсь с Иртоном. А кто лучше тебя может распорядиться в замке? Поместьем я управлять буду. Но дома... Ты знаешь мои вкусы, знаешь, что мне нравится, знаешь, кто будет работать, и кто в чем хорош... мне нужна домоправительница. Очень. – Домоправительница? – Эмма, тебе тяжело будет распоряжаться старостами, ты же понимаешь... Судя по глазам женщины – она не ожидала, что и Лиля это понимает. Но... – поэтому дом ляжет на твои плечи. Скоро сюда прибудут еще вирмане. Вот и подумай. Разместить, накормить, обшить и обстирать... с ними будут женщины – и их надо будет тоже приставить к делу. И дети... Хлопот у нас будет полон рот. Так что я официально назначаю тебя домоправительницей. Дам тебе ключи от кладовок – и распоряжайся. Эмма упала на колени. – ваше сиятельство, да я... вы... По лицу женщины катились слезы. Лиля только чертыхнулась про себя. Феодализм, мать его! Пришлось поднять Эмму с колен, усадить на кровать и погладить по волосам. – Эмма, милая, для начала размести всех, кто уже есть. И поговори с Иваром – это старший у вирман. Он тебе скажет, кого, куда и как. Сколько прибудет, что нужно... – Ваше сиятельство пастер говорит, что вирмане – дикари бездушные... Лиля фыркнула. – С пастером я поговорю. Кстати, когда у нас тут служба? Оказалось – уже завтра. И Лиля решила, что надо сходить. И малявку с собой взять. При ней пастер определенно будет благодушнее... наверное. Или можно ее выпустить как средство отвлечения? Лиля решила подумать об этом вечером. А пока.... – Воду, одеться и позови ко мне Марсию, хорошо? Эмма закивала и помчалась исполнять приказания. Судя по ее глазам – за Лилю она готова была в огонь и в воду. И женщина подумала, что все сделала правильно. С одной стороны – Эмма при деле. Управлять домом она точно сумеет. А вот поместье ей не под силу. Слушаться ее не будут. И приказы исполнят через пень-колоду. Ну кто она для крестьян? Вдова управляющего. И то – прошлого. И любить ее особо не за что... Подумав об управляющем, Лиля покусала ноготь на большом пальце. Дурная привычка, да. Но иногда прорезается. Где-то она крупно лажанулась. Вот представьте себе – вы управляете поместьем. И вас на ночь глядя выставляют за ворота. Вы уходите на рассвете – и ваш труп находят в лесу. При этом Эдор ведь не спорил, не пытался попросить повозку или что там... он просто взвалил на плечи сколько влезло... Что это может значить? Да только одно. Ему было куда пойти. И к кому. У него стопроцентно были сообщники. Но кто? А черт его знает! Теперь уже не выяснишь, пока сами не вылезут. Секреты – они и в деревне бывают, хотя там их сберечь на порядок сложнее, чем в городе. Нет, ну кто?! Кто?! Знать – надо. Лиля не собиралась пока что-то предпринимать. Но сильно подозревала, что сволочь, отлученная от кормушки, способна на гадости. Да еще как способна! Так что надо быть осторожнее. Убить – могут? А черт знает... С одной стороны – графиня. Если тронешь – тут такое устроят... С другой стороны – несчастный случай он всегда проходил. Тем более, супругу она параллельно, отец... вот отец... Так. Сегодня у нас кузнец – и обязательно надо перекопать все бумаги. Надо бы и раньше, но читала Лиля откровенно плохо. Да и... Не подумала. Вот честно – не подумала. Хотя и знала, что бумаги – это основа миропорядка. Кстати, а тут она может бумагу сделать? Чтобы не на бересте или пергаменте каждый раз писать? Та-ак... Бумагу делают из целлюлозы. Целлюлоза – это дерево. А можно чем-то заменить деревья? Восполняемым ресурсом? Надо бы подумать и вспомнить уроки химии. Потому что деревья – жалко. Да, на дрова уходит много. Но на бюрократию будет уходить на порядок больше. Нет, леса она вырубать не даст.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.