Газета Завтра 4 (1053 2014)

Завтра Газета Газета

Жанр: Публицистика  Документальная литература    Автор: Завтра Газета Газета   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Газета Завтра 4 (1053 2014) ( Завтра Газета Газета)

«...Одной звезды я повторяю имя»

23 января 2014 0

Политика Культура Общество Армия

Беседуют Александр ПРОХАНОВ и Владимир БУШИН

Александр Проханов. Владимир Сергеевич, ты в нашей литературе и культуре в целом занимаешь уникальное место. Ты - страж, ты - часовой, стоящий в карауле. После того, как Ельцин убрал Пост № 1 у Мавзолея и эти святыни по существу остались без охраны, без людей, которые посвящают свою жизнь сбережению высоких идеалов, ты остался последним стражем, последним караулом, который не даёт эти ценности разграбить, осквернить. И ты всё время находишься в сражении. А если ты уйдёшь с этого поста, если ты покинешь этот мир, как ты думаешь, ценности сокровищницы красного "алмазного фонда" сохранятся? Или на них набросится свирепая толпа и их расклюёт и разграбит?

Владимир Бушин. У меня, Саша, нет ощущения, что я уникальный "последний страж". Ведь множество единомышленников, товарищей, друзей во всех концах страны. Это я впервые ощутил еще в роковые дни 1991-1993 годов, когда сотрудничал в "Советской России", тираж которой был почти 2 миллиона экземпляров, вижу это и сейчас. 8 января сказать мне доброе слово, поговорить по душам, и распить добытую где-то бутылку "Киндзмараули" на несколько часов приехали из Ленинграда профессора М.В. Попов, А.С. Казеннов и рабочий Василий Иванович. Так начались для меня юбилейные святки. На другой день звонит незнакомая женщина из Карелии, спрашивает почтовый адрес, тоже хочет чем-то порадовать. Потом - Павел Степанович из Краснодара. Тут же получаю поздравление Валерия Николаевича Чевачина из Латвии, из милой сердцу моему Юрмалы. А по Интернету от В.П. Сивоконя такая добрая весть, что я ответил: "Спасибо, спасибо. Если можете, приходите на мой вечер в ЦДЛ". Он отвечает: "Спасибо, спасибо, но я живу на Камчатке, это от ЦДЛ далековато". Александр Степанович Коледаев из Нижнего Новгорода прислал мне замечательную картину, и в моей домашней "картинной галерее" уже две его работы. Вот обозначившийся в эти дни "ареал обитания" моих единомышленников и друзей - поперек всей страны от Карелии до Краснодара и вдоль всей страны от Юрмалы до Камчатки.

Уже 20 с лишним лет я пишу в сущности одну книгу. Это книга в защиту наших советских духовных ценностей, которые во многом совпадают с так называемыми общечеловеческими ценностями. И то, что сейчас Путин стал об этих ценностях говорить, очень отрадно, хотя он сам недавно напомнил пословицу насчёт халвы.

Предвидеть, что будет дальше, трудно. Народ сильно изменился. Недавно ехали мы с женой в такси, водитель, пожилой уже человек, многие его суждения справедливы, и в то же время, что для него Сталин? Интриган. Вот всё, что он мог сказать о человеке, тридцать лет возглавлявшем страну. В последнее время в одной хорошо знакомой тебе газете некий перманентный "борец за историю" негодует против критики "Русских царей". Да ведь цари-то разные были, и политика их порой была очень разная. Царь Петр создал современную армию и флот, разгромил шведское нашествие, "держал Мазепу за усы", потом - Академия Наук Но в то же время - ликвидировал патриаршество, слишком много ввел иностранщины, обложил налогом бороды, что и нас скоро ждёт И об этом нельзя молвить? Большевики сурово критиковали иных царей, но при этом сохранили в Ленинграде памятники и Петру, и Екатерине, и Александру I (Александрийский столп), и даже Николаю I. Четыре памятника в одном столичном городе. А сколько ныне памятников Сталину, и где они?

Иногда говорят: "Ещё не то бывало на Руси, но выходили из положения, справлялись." Я думаю, что такого, как сейчас, на Руси не было. И надеяться на то, что нас вывезет русский "авось" или старая дедовская стезя, - наивно.

Александр Проханов. Ты живёшь в печалях?

Владимир Бушин. Я живу разнообразно. Конечно, и в больших печалях. Когда 30 декабря прогремели взрывы в Сталинграде, а перед этим - в Пятигорске, я сказал жене, что не буду отмечать юбилей. И даже пришли на ум горькие строки.

Какой там, к чёрту, юбилей!

Все празднества сегодня лживы,

Когда всё яростней и злей

По всей стране грохочут взрывы.

И сотрясает города

Аж от Москвы до Сталинграда,

Как в сорок первом канонада.

А власть твердит: "Увы, беда.

Но в колокол не надо бить,

Могло гораздо хуже быть.

А впереди нас ждёт отрада -

Всемирная Олимпиада

Дальше нецензурно. Но, впрочем, что такое "нецензурно" в стране, где цензура ликвидирована и, судя по всему, во всех сферах жизни!

Так вот, жена мне сказала, когда я прочитал ей приведенные выше строки: "Ты не прав. Террористы того и добиваются, чтобы мы все забились в свои норки и не высовывались. Надо именно в такие дни собираться с единомышленниками, посмотреть друг другу в глаза, ощутить плечо друга. Жертвы есть жертвы, их не воротишь, мы должны склонить головы перед их памятью. Но после этого держать головы высоко". Поэтому я решил всё-таки провести юбилейный вечер в Центральном Доме литератора.

Ведь жизнь продолжается, несмотря ни на что. У моего покойного друга Евгения Винокурова есть стихотворение о Моцарте и Сальери:

А в этом мире всё, как было.

Лишь гений мертвый на полу.

Жизнь неостановима. Моего маленького внука врач спросил: "Мальчик, как тебя звать?" Он ответил: "Маугли". А его сестра-ровесница (мои внуки - двойняшки) на прогулке с двумя бабушками вдруг бросает клич: "Девочки, за мной!" Это же прекрасно.

Жена мне говорит: ты в том возрасте, когда по определению должен изрекать мудрость. Я помню, как ещё молодым встретил людей моего нынешнего возраста. Они были мудрецы. Первый раз - в Гаграх, в Доме творчества в 1967 году. Этот был Василий Витальевич Шульгин - известный монархист, депутат Думы, который входил в число лиц, что принимали отречение у Николая Второго.

Шульгин сидел с женой за соседним столом в столовой, и Дима Жуков меня с ним познакомил. Иногда мы после завтрака шли прогуляться по набережной. Однажды я спросил (ведь был как раз год пятидесятилетия Октябрьской революции): как вы сейчас смотрите на Советскую Россию? Шульгин ответил: "Мы, русские националисты, мечтали о великой, сильной процветающей России. Большевики её сделали такой. И это меня с ними мирит".

А второй человек, которого я встретил в таком именно возрасте, был Лазарь Моисеевич Каганович. Я читал какую-то книгу, и там он упоминался, а в сноске была указана дата его рождения. И вижу: как раз завтра его день рождения. Я позвонил одному приятелю, говорю: "Пойдём завтра к Кагановичу, у него день рождения".

Нашли адрес. Он жил на Фрунзенской набережной. Мы пришли, позвонили. Дверь открыла дочь Майя. Она попросила нас не очень утруждать отца. Мы прошли, Лазарь Моисеевич лежал в постели с задранной ногой: он накануне сломал ногу, ему подвесили какой-то груз

Когда мы стали говорить: "Смотрите, что пишут о Сталине", он ответил: "Да что Сталин! Рушат советскую власть, все наши завоевания!" Мне запомнилось, что главным врагом и зачинателем всего этого он считал Гавриила Попова (тогда тот был председателем Моссовета), что его надо особенно опасаться.

Вот эти два человека, каждый по-своему, были мудры.

Александр Проханов. Шульгин, мне кажется, был не совсем искренен. Его пропустили через камнедробилку. Он же не признал своей вины. Он должен был бы пасть на колени перед тобой и покаяться за всё то, что сделал перед монархией как русский националист, а потом перед советской властью, когда помогал Савинкову и занимался разрушением молодой Советской республики. Вот если бы он сделал это, а потом последовали бы тирады, о которых ты говорил, то можно было бы ему поверить.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.