Энциклопедия глупости. Часть 1

Задорнов Михаил

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература    Автор: Задорнов Михаил   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

МИХАИЛ ЗАДОРНОВ

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ

ВСЕНАРОДНОЙ

ГЛУПОСТИ.

ЧАСТЬ 1

Когда смешно, тогда не страшно!

Жить в России без чувства юмора,

все равно, что ехать по российскому

бездорожью на отечественной машине,

с просевшими рессорами и вытекшими

амортизаторами!

ТАК ВЫ НАШ!

Одесса. Весна. Типичная одесситка, похожая на большую снежную

бабу, которая подтаяла и оплавилась от солнца с боков, остановила меня на

улице. По ее виду не трудно было догадаться, что настроена она

решительно:

- И скажите хоть раз честно, как все-таки ваша настоящая фамилия?

Мне надоело уже отвечать на этот вопрос. Поэтому я просто вынул

визитку и показал ей, чтобы она убедилась, что ЗАДОРНОВ – это не

псевдоним. Правда, на русском языке у меня визитки не было. Остались

только на английском. Я вообще не знаю, зачем я их напечатал. Они никому

не нужны. Так, для банального форса. На визитке, естественно, было

написано латинскими буквами Mikhail Zadornov, а в скобках указана

профессия Writer. Что, несложно догадаться даже тем, кто учился в школе

на тройки, означает по-русски - писатель.

«Снежная баба» с изумлением смотрела то на меня, то на визитку,

словно сличала мое лицо с фамилией. Потом спросила с явной претензией:

- Шо такое у вас написано в скобках?

Нашему человеку иностранное слово лучше произносить медленно,

как бы вбивая его в подсознание, по буковкам.

- Р-а-й-т-е-р! – произнес я сверхвнятно, со свойственной себе,

отработанной годами, сценречью.

Впервые за время нашей беседы она приветливо мне улыбнулась.

- А-а-а, так значит, все-таки, вы наш!

- Нет. Райтер - это означает писатель.

- Я понимаю, что Вы писатель, но фамилия Ваша Райтер. Да? А

Задорнов – псевдоним. Я всегда так думала!

МОЯ ГОЛОГРАММА

Как правило, если меня узнают на улице, задают одни и те же

вопросы.

- Расскажите что-нибудь смешное?

- А вы не боитесь, что вас посадят?

- Как власти относятся к тому, что вы говорите?

- Кто ваша жена?

- Есть ли у вас дети? А вы уверены, что вы их всех знаете?

Но два вопроса я запомнил на всю жизнь. По какому-то случайному

совпадению оба вопроса были заданы мне в Ялте. Правда, в разные годы.

Первый на набережной Ялты. За час до моего концерта меня

окружила толпа весьма интеллигентных, хотя и по-плебейски обгоревших

людей. Интеллигентными людьми я часто называю тех, кто не может в наше

время заработать больших денег, потому что у них остались еще остатки

совести от советского воспитания. Многим не хватает средств даже купить

билеты на концерт. В Ялте гастроли залетных «звезд» и «звездушек»

каждый день. Как правило – попса. Увидеть знаменитости хотят все.

Правда, многие образованные люди после концертов попсы уходят

разочарованными.

Вот такая разочарованная обгоревшая толпа со многих российско-

украинских далей окружила меня на набережной. И одна женщина с

наивной внешностью преподавателя родной речи в начальных классах в

сердцах спросила:

- Ну, хоть вы сегодня не под фонограмму будете выступать?

- Нет, не под фонограмму, под голограмму!

Хорошее попсой не назовут!

ДЕВОЧКА С ЦВЕТАМИ

На одном из концертов в Питере во время первого отделения,

восторженная зрительница из первых рядов послала свою, примерно

четырехлетнюю дочку, на сцену подарить ее любимому Задорнову

цветы. Дочка было в сарафанчике и с бантом, больше, чем ее голова.

Поэтому, когда она поднималась на сцену с цветами, весь зал сразу

обратил на нее внимание. Одного её мама не учла: откуда

четырехлетняя девочка может знать, кто такой Задорнов? Хорошо,

что она знала, что такое сцена.

Кстати, сцена в Октябрьском зале, широкоформатная. Я стою у

микрофона посередине и не вижу, что происходит с флангов. Только

чувствую, что-то не то. Уже несколько минут, как я читаю смешной

рассказ, а зал молчит.

Оказалось, девочка с цветами вышла на сцену и ушла за

кулисы - искать Задорнова. И весь зал заинтригованно ждал, когда

она вернется?

ДЕВУШКА И «ЧМОБИЛЬНИК»!

В каждом зале большинство зрителей интеллигентные, образованные

люди. Они знают, что, приходя на культурные мероприятия, надо отключать

телефоны. Но, к сожалению, на каждом концерте еще попадаются и

«толстолобики», которые, во-первых, не знают, что у них в данный момент есть

телефоны. А есть «толстолобищи»! Они не знают, как их отключить. Несмотря

на все мои уговоры обеззвучить звонки в пейджерах и телефонах, в течение

концерта в Октябрьском зале в Питере, то и дело у кого-то звонил телефон.

После концерта за кулисы пришла миловидная девушка. С видом

провинившейся ученицы – видимо, недавно закончила школу, – она стала

просить у меня прощения:

- Дело в том, что мне спонсор подарил телефон, но не сказал, как его

отключать. Поверьте, что только я не делала, чтобы вы не слышали звонки. Я

даже на него садилась!

Вообще, если бы я был Крыловым, точно написал такую басню

«Девушка и телефон». В театре, на одном из спектаклей, неподалеку от меня

сидела зрительница, у которой в сумочке её «чмобильник» периодически во

время спектакля наигрывал «Турецкий марш» Моцарта. Зрители начали ей

высказывать все, что они о ней думают. Женщина, действительно, покраснела

от стыда, и начала рыться в сумочке, пытаясь выудить его оттуда. Но у женщин

то, что им надо, всегда находится на самом дне сумочки. Она начала из неё

вынимать подряд все. И этого всего оказалось так много! У этой маленькой

сумочки, на глазах рядом сидящих, наизнанку выворачивался её богатый

внутренний мир. Чем-то напоминало фокус. Осталось в конце из этой сумочки

только за уши вытащить кролика. А телефон так и не выуживался. И продолжал

звонить. Женщина так переволновалась, что совсем перестала соображать, и

выдала фразу, после которой половина зала зрителей, слышавших эту фразу,

«грохнули» со смеху так, что на какое-то время спектакль на сцене

приостановился:

- Не могу найти, наверное, я его дома забыла!

ЮМОР С БОРОДОЙ!

Путешествуя по Алтайскому краю, я долго не брился. Люди перестали меня

на улицах узнавать, и это мне понравилось. Никто больше не теребил душу

восхищенными вскрикиваниями: «Ой, первый раз вас видим живым!» Более того,

вскоре оказалось, что сервис у нас в России не такой вежливый, как я думал, пока

меня узнавали. Мне стали грубить в магазинах, толкать в очередях, игнорировать,

если я обращался к прохожим с вопросом, как мне пройти туда-то… Я снова стал

человеком! Нашим человеком!!!

В Сочи подошел к стоящему у прилавка холодильнику с мороженым,

открыл створку, чтобы выбрать что-нибудь повкуснее. Подскочила продавщица,

точь-в-точь из далекого совдеповского «тёточного» сервиса и, оскорбленная моей

самостоятельностью, начальственно взвизгнула:

- Что вы тут своими ручонками сучите?

Давно я подобного не слышал! Даже забыл, как отвечать в таких

случаях. В те далекие 70-тые, когда с подобными оборотами мы сталкивались

ежедневно, я любил в таких случаях с улыбкой отвечать: «С таким характером,

могла бы быть и покрасивее!». После такого ответа, сервисные тётки, как правило,

немели, пытаясь понять: комплимент это или оскорбление? С тех пор я стал намного

старше, да и борода обязывала. Недаром все святые на Руси носили бороду.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.