Чужие сны

Чурсина Мария Александровна

Серия: Маша Орлова [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1. Что снится демонам

— Садитесь.

Не смотря на предложение хозяина, сесть Маша не рискнула. Она осталась стоять посреди комнаты с земляным полом, терзая пальцами край блокнота. Она оглядывала стены дома, расписанные абсолютно диким образом — красными и оранжевыми символами — и не сразу вспомнила, что нужно и представиться.

— Лейтенант Орлова, центр по борьбе с нелегальным применением магии. Я бы хотела кое-что спросить у вас.

— Лейтенант! — скрюченная фигура хозяина дома изобразила перед ней нечто кособокое, напоминающее поклон.

— Да. Могу я узнать, как вас зовут?

По земляному полу были разбросаны подушки, покрывала и посуда.

— Комиссар, — широко улыбаясь, произнёс он, делая очередной жест в сторону подушек.

Она открыла блокнот на первой же чистой странице, а таких осталось немного, и записала прозвище хозяина дома, рядом нарисовала жирный знак вопроса.

— Хорошо. — Маша переминалась с ноги на ногу, ёжась от сквозняка. В доме было едва ли не холоднее, чем на улице. — Тогда скажите, что вы знаете об эпидемии?

Пользуясь тем, что Комиссар опустился на одну из подушек и уставился в пол, Маша принялась перерисовывать символ со стены. Навесу плохо писала ручка, от холода костенели и не слушались пальцы. Маша вполголоса ругалась.

— Знаю. Я многое знаю, — выдохнул он и издал протяжный стон-вой, заставивший Машу вздрогнуть. — Эпидемию на нас наслали за все наши провинности. Это высшие силы… Они следят за нами.

— Ясно. — Отчаявшись довести до ума первый символ, Маша принялась за второй, похожий на двух дерущихся собак. — А что, были какие-то особые провинности?

Он уронил голову на грудь, и в первую секунду Маше показалось — потерял сознание. Но Комиссар заговорил снова.

— Провинности… провинности-провинности-провинности. Предательства! Предатели-предатели-предатели. Они здесь, предатели. Они среди нас. И знаете, какое наказание за это последует?

Он резко развернулся к Маше, и она ощутила, как по спине бегут мурашки. Когда она собиралась идти сюда, ей говорили, её ловили за руку и повторяли: «Он безумен». Он давно чокнулся. Да он чинил крышу, упал, ударился пятками о твёрдый, как камень, утоптанный двор, и — до свидания, разум!

— Смерть! — рявкнул Комиссар и в одно мгновение оказался так близко к Маше, что она ощутила запах его дыхания: табак и ещё что-то неприятное, горькое.

Его глаза, с белками, красными от полопавшихся сосудов, оказались прямо перед ней. Маша подалась назад, рукой оттянув ворот свитера, как будто ей вдруг стало очень тяжело дышать.

— Да-да-да, — забормотал Комиссар и, подволакивая ногу, заковылял вдоль стены. Подол цветной хламиды, в которую он завернулся, скрюченными пальцами сжимая края тряпок на груди, волочилась следом, мёл земляной пол. — Смерть. Вот что всех нас ждёт. Смерть. Это достойное наказание нам всем. За то, что мы творили. За то, что могли бы сотворить. Но ничего… ничего! Умрут — и не смогут больше грешить. Грязные отродья.

В окна, тоже изрисованные красными корявыми узорами, снова били дождевые капли.

Дома тонули в зарослях ивняка и череды — низенькие крыши сами заросли травой. Деревню с одной стороны подпирал реденький лесок, с трёх других — залитые туманом болота.

Когда Маша, уже привычно пригибаясь, выбралась из дома, с неба сыпал мелкий дождь, растворяясь в серых лужах на разбитой дороге.

— Ты заметила, — сказала она ожидающей возле дома Сабрине. — Здесь люди совсем не такие, как в городе. Не любят они общаться. Никак не могу привыкнуть, что со мной никто не собирается разговаривать.

— Ты бы ещё с трупами пошла общаться. Дался тебе этот ненормальный.

Сабрина, в отличие от неё, ни разу ещё не приложилась лбом о притолоку, ступала бесшумно даже по скрипучим половицам, и когда неожиданно возникала за чьей-нибудь спиной, даже у Маши пробегали мурашки по коже. Сейчас она остановилась на середине разбитой дороги и окинула дома взглядом полководца.

— Куда теперь? Ты ещё не со всеми местными жителями напререкалась?

Сунув в карман куртки изрядно помятый и уже чем-то испачканный блокнот, Маша ткнула пальцем в сторону окраины деревни. Лес, цветной от прикосновений осени, подступал к самым домам и почти погребал их под собой, оставляя на обозрение только крыльцо с разноцветными обшарпанными ступеньками.

— Пойдём пререкаться туда.

— Как скажешь.

На улице, как всегда, царили пуста и тоска, только собаки лениво тявкали из-за заборов.

— Ещё сегодня нужно зайти к докторам. Что они скажут, интересно, — пробормотала Маша, топая по грязи. Дорога недолго хранила следы, их смывал дождь.

— Зайдём, — отозвалась Сабрина. — Вчера говорили, что эпидемия пошла на спад.

— Надеюсь… — Маша нашарила в безразмерном кармане брезентовой куртки медицинскую маску и запоздало попыталась пристроить её на лицо, чем вызвала усмешку подруги.

— Перестань. Всё равно непонятно, как передаётся эта болезнь. И если бы мы могли заразиться, мы бы уже это сделали.

Маша кивнула, соглашаясь то ли с Сабриной, то ли со своими мыслями, что зря весь этот переполох был затеян. Мало ли заразы нашлось в забытой богами деревеньке, что посреди болот и лесов, в царстве осенней скользкой грязи, и зачем сразу же и во всём видеть злой умысел мага.

Они с минуту шли в молчании, и за это время мысли Маши успели плавно перетечь от мистических сказок к вполне реальным вещам.

— Если так ничего и не найдём, дело придётся закрывать за неимением состава преступления, — сказала она, стукнув кулаком в низкую калитку — для проформы. — В конце концов, странные болезни — не наша компетенция. Хочешь уехать домой?

Сабрина изучающе глянула на небо и пожала плечами.

— Здесь тоже неплохо.

Маша так и не поняла, шутит она или говорит серьёзно, потому что прислушалась к возгласу, который в ответ на её стук раздался из дома. Она не раздумывала над тем, это их пригласили войти или послали к самым жутким демонам. Маша сунула руку в зазор между досками и отодвинула лёгкую щеколду — такие замки были тут у каждого второго.

Потопав на крыльце ногами, чтобы не натащить в дом слишком уж много грязи, она достала из кармана удостоверение и толкнула размокшую и от этого жутко тяжёлую дверь.

Опять пришлось пригибаться — и почему во всех домах были такие низкие потолки в прихожих! Небольшая мрачная комната и облицовка стен, сколоченная из разномастных досок, давили со всех сторон, заставляя сдерживать дыхание. В углу, рядом с небольшим квадратным окном сидела девушка. Она замерла, занеся иголку над шитьём.

— Вы кто?

— Лейтенант Орлова, центр по борьбе с нелегальным применением магии. Я хочу задать вам несколько вопросов. — Маша поднесла к лицу девушки удостоверение.

— Вы от Судьи, да? — выдохнула она так обречённо, будто Маша взяла её под руку, чтобы вести на эшафот.

— Хм. — Маша никак не могла привыкнуть к прозвищу здешней старосты. — Да, можно и так сказать. Мы от Дианы Никоновны.

Она не успела опомниться, как девушка отбросила шитьё и рухнула на колени, прямо на пол. Раздался глухой стук. Маша и не успела бы отреагировать, но Сабрина схватила её сзади за локоть и дёрнула назад.

— Умоляю, не выселяйте меня, — зарыдала девушка, отчаянно промахнувшись мимо полы Машиной куртки. — Прошу! Мне некуда больше идти. Мне же негде жить!

— Успокойтесь, — крикнула Маша, толком не представляя, сможет ли переголосить хозяйку дома. — Никто не собирается вас выселять.

Она обернулась к Сабрине: та очень красноречиво покрутила пальцем у виска. Выражение лица у неё было — не подходи близко, — и профессиональное безразличие на нём перемешалось с обывательской раздражённостью.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.