Танцуя с Кларой

Белоу Мэри

Жанр: Исторические любовные романы  Любовные романы    Автор: Белоу Мэри   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Танцуя с Кларой ( Белоу Мэри)

Глава 1

Летний Бат. Это был красивый город, возможно, красивейший во всей Англии. Достопочтенный мистер Фредерик Салливан признавал этот факт. Тем не менее, в течение проведенной здесь недели ему часто думалось, что лучше бы он находился где угодно, только не здесь. Конечно, это было поспешным преувеличением. Он утешал себя осознанием того, что он, пожалуй, мог без малейшего труда назвать дюжину мест, которые понравились бы ему значительно меньше. Достаточно просто сказать, что он не получал удовольствия от своего пребывания в Бате.

Он поселился в апартаментах в отеле «Йорк», хотя это, возможно, было немного экстравагантно, нанес визит вежливости распорядителю церемоний, оплатил подписку, давшую ему доступ во все сады, библиотеки и на общественные мероприятия города, и имел удовольствие увидеть заметку о своем прибытии в город в батской «Кроникл». Он посетил бювет [1] и оба зала торжеств, прогулялся в Сидни-гарденс и по площади Ройял-кресент, почитал газеты в одной из библиотек с выдачей книг на дом — короче говоря, сделал все, что ожидалось от человека, находящегося в Бате.

Ему было скучно.

Конечно, он мог бы сейчас находиться в Примроуз-Парке в Глостершире на свадьбе своего кузена, графа Биконсвуда, и Джулии Мейнард. Как это было ни удивительно, его все-таки пригласили. Хотя это было не так уж и странно, учитывая, что члены семьи всегда были очень близки и ни Дэн, ни Джули не захотели бы расстраивать остальных, намеренно исключив его из списка гостей. Но он не принял приглашения. Фредди написал письмо с извинениями и, оставив его для них в Примроуз-Парке, уехал. Он был вполне уверен, что оба они вздохнут с большим облегчением, так же как и он. На эту свадьбу ему абсолютно не хотелось ехать.

Конечно, он мог еще находиться в Лондоне, хотя лето было не самым модным для этого временем года. Он мог поехать и в Брайтон. Это было популярное местечко, которое он сам бы выбрал, будь он волен ехать, куда захочет. Там была бы компания друзей и знакомых и куча развлечений. Однако он не мог туда поехать.

Его кредиторы нашли его в Примроуз-Парке прежде, чем он уехал оттуда больше недели назад. Им было бы гораздо легче найти и донимать его, если бы он поехал в Брайтон. Однако если он туда не поехал, то как же ему реабилитировать себя и достать деньги, чтобы расплатиться с долгами? Или, по крайней мере, с самыми неотложными из них — ведь никто и не ожидал, что у джентльмена совсем не будет долгов. Окружающие посчитали бы, что у него не все в порядке с головой.

В Бате для него существовал лишь один способ поправить свое благосостояние. Он было попытался играть и, казалось, удача даже благоволила ему, но его выигрыши больше расстраивали, нежели радовали. Игра с высокими ставками была в Бате категорически запрещена. Азартные игры здесь считались лишь приятным времяпрепровождением. И потому общей суммы его выигрышей едва бы хватило даже на компенсацию малой части самого маленького из его долгов. Нет, в Бат приезжали не для того, чтобы поправлять свои финансы за игорными столами. В Бат приезжали в поисках богатых жен.

Самым лучшим местом для этого, конечно, был лондонский светский сезон. Великая брачная ярмарка казалась самым очевидным местом, куда бы Фредерику следовало отправиться за подобного рода покупкой. Но у него было две важных причины не делать этого. Во-первых, он не мог себе позволить тянуть с поисками жены до следующей весны. Похоже, он мог оказаться в долговой тюрьме задолго до этого, если только его отец не оплатит его долги. Он содрогнулся от этой мысли. Во-вторых, ни один отец или опекун, заботящийся об интересах девушки, не станет даже рассматривать кандидатуру достопочтенного Фредерика Салливана.

Фредерику оставалось только надеяться, что его репутация не успела дойти до Бата. Хотя кого он мог там найти? Слух о том, что Бат стал домом для степенных восьмидесятилетних стариков и людей, старавшихся замаскировать бедность, едва ли был преувеличением. Все те немногие моложавые женщины из встреченных им, которые были хотя бы немного хороши собой, явно не имели никакого состояния. В течение недели он сократил свой список до трех кандидаток, ни одна из которых особо его не привлекала. Но ведь, напомнил он себе, он задумался о браке не по причинам романтики, любви или собственного удовольствия.

Он подумал о Джулии Мейнард и о том, как в Примроуз-Парке он пытался принудить ее к браку, и похолодел от этой мысли. Лучше ему вообще об этом не вспоминать.

Итак, в Бате было три потенциальных невесты. Первой была Гортензия Пью, самая младшая из этой троицы. Семнадцатилетняя, пухленькая и хорошенькая, она имела один значительный недостаток. Гортензия была дочерью владельца шляпной фабрики, который значительно разбогател и задумал улучшить свое общественное положение, выдав единственную дочь за какого-нибудь члена высшего света. Отец и дочь добивались его с целеустремленной преданностью. Ему бы следовало с благодарностью и не задумываясь поспешить под венец. Ведь это было именно то, чего он хотел. Но он не мог не думать о том, что даже долговая тюрьма может быть предпочтительнее, чем необходимость всю оставшуюся жизнь выслушивать вульгарную и глупую болтовню этой девицы. Основными темами ее разговоров были ее отличный гардероб и шкатулка с драгоценностями.

Леди Ваггонер была ему больше по вкусу. Пышногрудая красивая вдова, которая, вероятно, была старше него на семь-восемь лет, также обладала значительным состоянием. И он ей нравился. У Фредерика было достаточно опыта в общении с женщинами, чтобы понять, что он в любой момент сможет попасть в ее постель, если того пожелает. Это была довольно заманчивая перспектива. Но пойдет ли вдовушка за него? Это был ключевой вопрос. Эта женщина обладала не меньшим, чем у него, опытом любовных связей. И он подозревал, что она может быть так же искусна в избегании брачных уз. Он мог впустую потратить лето на связь, которая удовлетворила бы его физически, но и только. Он не мог позволить себе так рисковать.

Оставалась мисс Клара Данфорд — пожалуй, самый неприятный вариант из трех. А также самый, пожалуй, богатый. Ее отец, хотя и был джентльменом, по слухам, сколотил огромное состояние в Ост-Индской компании в Индии и после своей смерти все завещал дочери. Фредерик полагал, что ей было хорошо за двадцать, но, возможно, не больше двадцати шести, как ему самому. Когда однажды после обеда в Верхнем Зале торжеств он попросил представить их друг другу, она была учтива и, казалось, всегда была готова немного поговорить с ним с утра в бювете. Наверняка, вполне возможно было склонить ее к браку. С их самой первой встречи он очень старался использовать на ней весь свой опыт обольстителя.

И все же от одной только мысли о браке с мисс Данфорд его бросало в холодный пот. Однажды утром, в модный ранний час, он стоял в бювете, разговаривал с несколькими новыми знакомыми и развлекался тем, что наблюдал, как те, кто пил лечебную воду, с отвращением подносили стаканы к своим губам. И смотрел, как Клара Данфорд на другом конце комнаты разговаривала со своей верной компаньонкой, молодой, красивой и плачевно бедной мисс Гарриет Поуп, полковником Ратледжем и его супругой.

Фредерик подумал, что ему бы следовало подойти и поговорить с ней. У него не было времени на неспешное ухаживание. Он должен отбросить прочь свою неприязнь и быть понастойчивее. Клара была самой непривлекательной женщиной из встречавшихся ему. Она была худой, возможно, из-за неподвижности, вызванной ее состоянием. Она была калекой и, когда он видел ее, всегда сидела в кресле-каталке. Ее руки имели хорошую форму, и, судя по тому, что обрисовывала тонкая шерсть ее утреннего платья, это относилось и к ногам. Лицо Клары также было худым и неестественно бледным. Он где-то слышал, что она жила несколько лет со своим отцом в Индии, где подхватила болезнь, сделавшую ее инвалидом.

У нее было слишком много волос. Для любой другой женщины они были бы предметом гордости, густые, блестящие и очень темные. Но для головы мисс Данфорд такая копна была слишком тяжелой. А ее глаза были слишком темными для такого бледного лица. Он сначала думал, что они были черными, но на самом деле они оказались темно-серыми. На любом другом лице они казались бы красивыми. Они, пожалуй, и были красивыми. Возможно, на него отрицательно действовал тот факт, что, когда он с ней разговаривал, ее глаза смотрели так прямо и так глубоко в его собственные, что ему казалось, что они срывают тщательно прилаженную маску очарования, которую он надевал для нее, и видят правду.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.