Испанский вояж

Сафронова Наталья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Испанский вояж (Сафронова Наталья)

Наталья Сафронова

Испанский вояж

Посвящается И.И. Кузнецовой

— «Супервояж-тур» слушает!

— Это Либенсон. Леру Хмельникову.

— Соединяю.

— Павел Григорьевич, слушаю.

— Миленькая, у тебя есть номер нашего отеля?

— Какого, Павел Григорьевич?

— Здесь, на Корсике, ты что, забыла, где я?

— Нет, я просто бронирую вам сейчас Португалию на восемнадцатое, думала, вы хотите что-нибудь уточнить.

— Какая Португалия. В этот отель звони.

— Да, конечно, а что случилось?

— Мы на необитаемом острове с Аллочкой. Позвони, скажи, чтобы прислали катер.

— А как вы там оказались, Павел Григорьевич?

— Мы по твоему совету поплыли на романтическую прогулку. Как только высадились на этом острове, матрос куда-то сбежал.

— Давно?

— Уже часа три прошло. Я есть хочу, темнеет. Звони в отель срочно.

— Павел Григорьевич, не волнуйтесь. Он вас специально оставил наедине ровно на три часа.

— Но зачем так надолго? Нет, что-то случилось, звони в отель, пусть высылают катер, пока не стемнело. У них должен быть наш маршрут.

— Хорошо, звоню. Татьяна, у тебя вся информация по особо важным клиентам, посмотри там телефон отеля, куда мы Либенсона отправили.

— Пиши: 045-721-14-20-10, а что у него?

— Его на острове забыли, а он есть хочет.

— Желания одного такого клиента — залог грядущей зарплаты для всей компании. Да, тебе сестра звонила, просила напомнить, что она к вечеру зайдет.

— У нас курьер из посольств уже вернулся?

— Еще не видела. Возьми трубку, тебя.

— «Супервояж-тур», слушаю.

— Это Байков, мы с женой в Вене на вокзале.

— Хорошо, вы нашли ваш поезд?

— Да, мы как раз с платформы вам звоним. У нас билеты в первый класс, как нам его найти?

— На вагоне должна стоять цифра один, видите?

— Нет, никаких цифр нет, подождите, мы пройдем вдоль поезда. Точно, никаких цифр. Поезд скоро тронется. Что нам делать?

— Садитесь в любой вагон. Контролер, когда будет проверять билеты, отведет вас в первый класс.

— А если в этом поезде нет первого класса?

— Тогда вам в Москве вернут разницу. Счастливого пути.

— Лера, ты что даешь им такие обещания? Ты же знаешь, шеф не любит никаких возвратов.

— Я должна была это им сказать, а то бы они так и остались на платформе. Жалко же людей.

— Ты себя пожалей. Возьми трубку, опять Либенсон.

— Миленькая, не надо звонить, матрос пришел. Мы уже плывем в отель.

— Я рада.

— Послушай, мне через три дня надо быть в Малаге, но только через Рим, бронируй Эр-Франс, у них есть вечерний рейс. И один билет до Москвы, тоже из Рима. Запомнила?

— Записала, Павел Григорьевич.

— Сестрица, привет! Дозвониться до тебя невозможно.

— Привет, Маришка, мне передали, что ты зайдешь к вечеру.

— А сейчас, по-твоему, утро?

— Ох, уже полшестого. Ты за документами?

— Да, мне кажется, я завтра в отпуск улетаю или нет? Ты что, про наши паспорта и билеты забыла?

— Нет, но я их еще не получила. Подожди, сейчас позвоню в службу виз. Ты уже собралась? Солнцезащитный крем купила?

— А зачем собираться, если ни паспортов, ни билетов нет? Я тебя за месяц просила сделать все по-человечески, неужели так трудно?

— Я тебе главное сделала — места в отеле есть. Отель классный и недорогой. А все остальное мы еще успеем, были бы визы. Алло, это Лера, девочки, из испанского посольства паспорта привезли? Посмотрите, Столярова и Соседова есть? Спасибо. Все в порядке, не стой над душой, иди пакуй чемоданы. Я вечером заеду и все привезу.

— Привези хоть к утру. Страховку не забудь.

* * *

— Ваше величество ужинает во дворце? — спросил слуга Родригес, снимая влажный тяжелый плащ с плеч короля Испании Педро II.

— По мне Севилья хороша только летом, уж очень дождливый здесь декабрь, — король, вернувшийся с вечерней службы в соборе Санта-Мария, был раздражен. И хотя королевская часовня и была небольшой и хорошо отгороженной от всего собора, само это громоздкое, хранящее следы бесконечных переделок и достроек сооружение каждый раз доводило его до головной боли. Король сожалел, что его предок, освободив Севилью от неверных, не снес, как полагалось, мусульманскую мечеть и огромный минарет.

«Наверное, бывшие хозяева этого города дали ему хорошего отступного, чтобы не было разрушений. А в итоге в памяти потомков только сохранилось, как он въехал на минарет на коне, благо там не лестница, а пандус, да и сам освободитель был ростом не велик, не застрял в узких переходах». Так размышлял король, греясь около камина, а слуга стоял у окна, прислушиваясь к шуму дождя и ожидая ответа на свой вопрос. «С другой стороны, будь мой дедушка покровожаднее, неизвестно, как выглядел бы сейчас город, столь любезный моему сердцу». Педро сумел избежать участи жить в холодном и мрачном Толедо и вот уже несколько лет, пусть неофициально, перенес столицу своего огромного государства в солнечную, беспечную, пылкую Севилью. Только здесь он чувствовал себя как дома. Ему были милы и маленький, застроенный домами с плоскими крышами Алькасар, и мутно-зеленый, полноводный, особенно сейчас, в декабре, Гвадалквивир, и кривые улочки, переходящие в крошечные площади, квартала Санта-Крус. Мысль о Санта-Крус оказалась заманчивой, ион наконец ответил на вопрос слуги:

— Нет, я поужинаю в городе.

— Вызвать стражу и карету?

— Нет, лучше подай мне переодеться.

Зная привычки короля, слуга не стал более ничего спрашивать и вскоре принес простой потертый камзол, грубые башмаки, сухой длинный плащ и шляпу без пера. Шпагу король выбирал сам. Когда король оделся, преобразившись в этом костюме в обычного горожанина, Родригес взял светильник и пошел вперед, освещая ему дорогу. Пройдя внутренний двор Алькасара, своим ключом он открыл дверь в воротах, через которые днем во дворец завозили продукты. Дверь выходила на широкую, по меркам этого района Севильи, улицу, на ней могли разъехаться две телеги. Педро шагнул в темноту декабрьского вечера и исчез в ней. Какое-то время были слышны только его удаляющиеся шаги.

«Вот уж охота пуще неволи», — подумал слуга, которому с ворот попали за шиворот капли дождя.

* * *

Москва была похожа на сковородку в чистилище. Грешные и праведные, мы варились в собственном поту, тушились до готовности в закипающих автомобилях, а по выходным покрывались хрустящей корочкой на пляжах, газонах и в лесопарках. При слове «отпуск» воображение пылко рисовало продуваемые ледяными ветрами фиорды Норвегии или не до конца растаявшие льды Исландии. Но, как известно, многие мечты так и остаются мечтами.

Моя подруга, сочетающая в себе страстность романтической натуры с разумным практицизмом, объявила: «Будем отдыхать в Испании». Марина переживала период увлечения испанским языком и культурой. До Аргентины и Мексики не хватало денег, но отказаться от сравнительно недорогой Испании было для нее равносильно отказу в свидании возлюбленному. Как это бывает всегда, когда хоть кто-то знает, чего он хочет, с помощью ее сестры нашелся хороший отель, мои домашние и ее служебные проблемы легко разрешились.

И вот ранним субботним утром ее муж спросил нас в гулком пространстве зала вылета в Шереметьево:

— Девчонки, а как вас теперь искать?

— По e-mail, — уверенно ответила Марина.

Ее тон ввел его в заблуждение.

— А что, у вас и адрес есть?

— Конечно, записывай: «Вэ, Вэ, Вэ, Томка, Маринка, Собака точка ру».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.