Чайки возвращаются к берегу. Книга 2

Асанов Николай Александрович

Серия: Чайки возвращаются к берегу [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Чайки возвращаются к берегу. Книга 2 (Асанов Николай)

ВМЕСТО ПРОЛОГА

В первой книге романа «Янтарное море» мы оставили нашего героя Лидумса, бесстрашного чекиста, в Лондоне. Это он со своим отрядом «лесных братьев», созданным из бывших партизан и оперативных работников Комитета госбезопасности, принял группу английских шпионов на территории Латвии и «заботился» о них почти полтора года, а затем англичане, как говорится, на своих плечах переправили его в Лондон. Английской разведке было лестно заполучить прославленного командира «лесных братьев». Лидумс становится «советником латвийского национального правительства по социальным вопросам» — есть и такое «правительство» под крылышком английской разведки — и «советником по восточным вопросам» при отделе «Норд».

А задача, поставленная перед Лидумсом советской контрразведкой, состояла в том, чтобы изучить систему проникновения английских шпионов в Советский Союз и контролировать эти тайные пути.

Вторая, заключительная, книга романа «Чайки возвращаются к берегу» рассказывает о пребывании Лидумса в Англии, о его тяжелой борьбе в одиночку против сильного и умного противника и об окончании всей долгой «игры», которая была зашифрована под названием «Янтарное море».

И первая, и вторая книги написаны на основании документов: тайнописных посланий, радиограмм, протоколов и дневниковых записей.

Авторы

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

В ту новогоднюю ночь, когда Лидумс один в своем номере лондонского «Ройал-отеля» поднял бокал за здоровье далеких друзей в Латвии, он знал, что и друзья ответно подняли бокалы, думая о нем. В отряде Графа, спрятавшемся в курляндских лесах, «лесные братья» чокались глиняными кружками. В рижской квартире Балодиса — звонкими рюмками. Но и там и тут думали о нем.

Это не было подтверждением одного из законов новой науки парапсихологии, о которой все чаще и чаще разговаривали английские знакомые Лидумса. Разговаривали с неким почти мистическим чувством ожидания, с надеждой на несбыточное, с верой в то, что адепты новой «науки» вот-вот изобретут способ общения «душ», который поможет избежать при передаче тайных сведений таких сложных и дорогостоящих аппаратов, как агентурные рации, таких ненадежных средств связи, как письма, написанные симпатическими чернилами… Разведчики отлично знали, что рацию можно засечь пеленгаторами, подозрительное письмо исследовать при помощи реактивов. Они мечтали о другом — о родстве душ и общении их без помощи техники, одной лишь передачей мыслей на расстояние.

Лидумс из любопытства прочитал несколько солидных книг и с десяток тощих брошюрок об этой странной и пока еще плохо исследованной области психологии. Парапсихологи утверждали, что передача мыслей на расстояние существует. Они приводили зафиксированные якобы в документах результаты подобных опытов. В одних случаях индивид, именуемый индуктором, передавал свои мысленные приказы в пределах смежных комнат подчинившемуся его воле субъекту, именуемому перцепиентом; в других случаях подобная передача производилась из здания в здание; в третьих — на эту сенсацию очень падкими оказались американские военные — парапсихологические опыты производились прямо из штаба в Пентагоне и приказы передавались ни много ни мало на подводную лодку в Атлантике… Вот о такой дальности и мечтали разведчики, которые пытались просветить Лидумса разговорами о новой «науке».

Но сам он знал и чувствовал другое. Он знал, что о нем думают друзья, опасаются за него, но и надеются на его выдержку, пытаются поддержать его из своего далека, а это ощущение было куда выше всяких парапсихологических опытов, в которые он к тому же не верил.

Он верил в своих друзей, в единство идеалов, в общность их любви к Родине. И знал, что друзья любят его, верят ему и надеются на него.

И в пустом номере лондонского отеля, обратившись лицом в ту сторону, где находилась его далекая Родина, он поднял свой бокал, желая ей счастья, и, казалось, увидел друзей, услышал их ободряющие голоса. А ободрение это ему, чего греха таить, было очень и очень нужно. Завтра он снова встретится лицом к лицу с врагами, умными, хитрыми, безжалостными, и ему придется напрягать все свое внимание, силу воли, ум.

Так Лидумс встречал Новый год.

2

Лидумс не ошибался: друзья думали о нем.

В этот час все, кто мог вырваться из леса и с дальних хуторов, где были размещены на зиму «люди королевы», собрались в квартире Балодиса. Тут были и заболевший в лесу воспалением легких Бородач, и вездесущий Граф вместе со своей веселой толстушкой женой, искренне радовавшейся тому, что муж наконец-то вернулся из долгой командировки и как будто собирается снова осесть в городе, и Кох, по-прежнему нарядный, толстый, как будто только что вернулся из дальнего плавания.

Жена Графа Эглин надела кружевной фартучек и принялась помогать Магде. Остальные мужчины пришли без жен, и Магда огорченно подумала: «Все не так, как у других! Больше похоже на заседание, а не на встречу Нового года…» Но при посторонней женщине побоялась высказать свои грустные мысли, тем более что Эглин тоже недоумевала, почему мужчины сразу удалились в кабинет. Но Магда сделала вид, что все идет как надо, попросила сына включить магнитофон в столовой. Теперь из кабинета не доносилось ни звука.

Балодис достал из вделанного в книжный шкаф бара бутылку коньяку, рюмки, печенье. Уселись, сам хозяин стоял, слушая разноголосый веселый разговор: за зиму многие не встречались, им было о чем поговорить.

— Как твоя вдовушка, Кох? — спросил Граф.

— Замучила! — отчаянно махнул рукой Кох.

— Любовью? — засмеялся Ниедре-Бородач.

— Нет, пивом! — под веселый хохот признался Кох. — Ведь видит же, что толстею не по дням, а по часам, а все варит, варит… Я уж хотел сказать, кого мы отпаиваем ее пивом, но побоялся, что она проломит мне голову черпаком. Перед Новым годом я сам отвез две бочки на хутор Арвиду. Но вдовушка моя постаралась, еще две бочки наварила. Боюсь, что к весне я не пролезу в дверь бункера, придется меня втаскивать по частям или ставить отдельную палатку.

— А как себя чувствуют постояльцы Арвида?

— Эгле тешит себя надеждой, что весной его вызовут в Англию, новички — Бертулис, Отто и Антс — слушают разинув рты сказки Вентспилского леса, которые рассказывает им Делиньш. В лесу-то они пробыли всего один день, им показали Петерсона, они дали подтверждающую радиограмму — и их переселили к Арвиду. Петерсон в одиночку кукует под Ригой.

— А может быть, останешься в городе? — осторожно спросил Балодис. — Тебе не так мало лет, чтобы еще год мерзнуть и отсыревать в лесу?

— Ну уж нет, командир, вместе начали, вместе и закончим! — без шутки, очень сурово ответил Кох. — У меня все-таки самый приличный и почти английский вид: старый фермер на покое, на лесной даче. Да и кто станет им обеды и ужины готовить? Делиньш? У Делиньша и с морзянкой хлопот хватает. А Граф теперь командир. Ему просто неприлично кухней заниматься. Что англичане о таком командире подумают? Нет уж, товарищ Будрис, оставь мне мое, а кесарево бери себе…

Алфавит

Интересно

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.