Анекдоты, или Веселые похождения старинных пошехонцев

Березайский Василий Семенович

Жанр: Русская классическая проза  Проза  Анекдоты  Юмор    Автор: Березайский Василий Семенович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

ОГЛАВЛЕНІЕ

Благодушнйшее посвященіе сей книги Нянюшкамъ и Мамушкамъ

Письмо ЛЮБОВДА къ СЛОВОХОТУ, въ которомъ съ восхищеніемъ описывая распространившееся нын повсюду просвщеніе и умножившійся торгъ книгами, проситъ онъ о сообщеніи ему Гисторическихъ преданій о достославныхъ Пошехонцахъ, кои, по мннію его, можно смло издашь въ свтъ для забавы читателей

Отвтъ СЛОВОХОТА къ ЛЮБОВДУ, въ которомъ похваляя намреніе его издать въ свтъ сказанія о Пошехонскихъ Вигаязахъ, соглашается присылать ему оныя

Посылка ПЕРВАЯ отъ СЛОВОХОТА къ ЛЮБОВДУ, содержащая въ себ во первыхъ, торжественное шествіе Пошехонцевъ на поклонъ къ новому Воевод и во вторыхъ, чудное и удивительное приключеніе съ рыбою Щукою, которую безкорыстный сей Воевода позволилъ Пошехонцамъ приносишь къ себ каждое утро

Посылка ВТОРАЯ, въ которой описывается сильное усердіе Пошехонцевъ посмотрть на прославляемыя отъ всхъ Московскія диковинки, сперьва съ Пошехонской колокольни, а потомъ съ высокой ели

Посылка ТРЕТЬЯ. Пошехонцы не удовлетворивъ ни съ колокольни, ни съ ели, пламеннаго своего желанія, видть Москву, ршились пустишься своими особами въ славный сей городъ, и лично обозрть красоты его

Посылка ЧЕТВЕРТАЯ. Описаніе разныхъ преудивительныхъ съ Пошехонцами въ дорог приключеній и встрчь, между прочимъ покупка ими у Егеря ружья и удачное употребленіе онаго

Посылка ПЯТАЯ. Новоизобртенный Пошехонцами способъ готовить себ пищу въ рк, безъ всякой посуды, и замысловатая переправа, ихъ за рку, по неимнію тамъ моста

Посылка ШЕСТАЯ. Небольшая размолвка между Пошехонцами дорогою, кончившаяся пріятельскою схваткою; приключившаяся предводителю ихъ Фалалейк нестерпимая зубная боль, и скорое изцленіе его отъ сей боли такимъ средствомъ, на которое не всякой согласится

Посылка СЕДЬМАЯ. Въ продолженіи пути Пошехонцевъ захворалъ у нихъ лихоманкою Тарасъ Скотининъ; Доброхотъ Меркулычъ отправляется за лкаремъ и странная встрча его съ Арапомъ

Посылка ОСЬМАЯ. По выздоровленіи Скотинина Пошехонцы возвращаются на свою сторону въ пресловутое Пошехонье, гд въ почивальняхъ ихъ разводится множество блохъ; но они, по усердію къ нимъ славнаго Физика Помогина, узнаютъ самый врный способъ отъ нихъ избавиться

Посылка ДЕВЯТАЯ. Пошехонцевъ посщаетъ новый испытатель природы Гольтяпонъ и открываетъ имъ тайну высиживать безъ насдки цыплятъ, утятъ, гусятъ, и всякихъ птицъ, какихъ угодно

Посылка ДЕСЯТАЯ. У Пошехонскаго мщанина Бывалова ночуютъ постоемъ солдаты; описаніе, какъ весело провели они сію ночь и какой прекрасной оставили Бывалову за ночлегъ подарокъ

Посылка ОДИННАДЦАТАЯ. Какимъ образомъ Пошехонцы поминали умершихъ своихъ родителей, сродниковъ и друзей; также удивительный ихъ способъ кормить коровъ травою, и странное произшествіе по случаю находки ими Серпа

Посылка ДВЕНАДЦАТАЯ. Загулявшіе въ Пошехонье коновалы научили тамошнихъ жителей варить похлебку изъ воды и камня

Посылка ТРИНАДЦАТАЯ. Рекрутской наборъ въ Пошехонь. Новые воины отправляются въ Москву. Рдкая отважность и ршительность, оказанныя солдатомъ Толстолобовымъ на часахъ у своего Штаба

Посылка ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. Пошехонцы пришедъ на ярмонку въ Пугніево, встртились тамъ съ трубочистомъ и почли его за нечистаго духа; сраженіе ихъ съ симъ духомъ; горестное приключеніе съ Микхою на обратномъ ихъ пути, и какимъ образомъ бдной Микха оправился отъ своей болзни

Посылка ПЯТНАДЦАТАЯ. Повствованіе о Пошехонцахъ, смотрвшихъ, какъ разбивали городокъ на Выборгской сторон, и объ удальств наторвшаго земляка ихъ Ванюхи

Посылка ШЕСТНАДЦАТАЯ. О Поход на Медвдя. Удивительныя подвиги Пошехонцевъ при нападеніи на Медвдя, и плачевная участь смльчака Яшки Тришкина, постившаго Медвдя въ самой его берлог

КРАСАВИЦЫ НЯНЮШКИ,

ЛЮБЕЗНЫЯ МАМУШКИ!

Нтъ достойной жертвы хвалы и благодарности, коею бы воздать вамъ возможно было за вс ваши неисчетныя благодянія роду человческому намъ гршникамъ. Такъ, — воистину! что горящій свтильникъ во тьм, то вы точно во свт. Дивный даръ вашъ поучать ввренныхъ смотрнію вашему младенцевъ убдительне всякаго витіи. Ибо ученіе ваше не красноглаголиво токмо, но паче сильно, основательно, полезно, чисто, высоко, привлекательно, наставительно, сладостно, прелюбезно; позвольте же и такъ сказать: патетическо, мистическо, еже есть: умилительно и таинственно. Сего ради, когда вы отверзаете уста ваши на проповданіе, вс васъ слушаютъ со благоговйнымъ вниманіемъ и врою несомннною. Кто бо можетъ прервать ваше разглагольствіе? И, и горе, горе бы послдовало тому, кто бы вздумалъ, или отважился ето сдлать! Милыя мои! Не вы ли въ малолтныхъ слушателяхъ вашихъ по изволенію вашему производите смхъ, и извлекаете слезы… [1] — Да умолкнутъ отсел завистники и враги ваши! — и за васъ отъ чистаго сердца буду ходатайствовать — буду взывать ко всему православному народу. Долго завистниками и недоброхотами вашими омрачаемая ваша слава, просіяла нын во всемъ своемъ блистаніи и явилась во всемъ своемъ велелпіи: Уже изъ просвщенныхъ ныншняго порожденія (генераціи) нтъ ни единаго сомнящагося, что вы знаете для другихъ; и какихъ же? немогущихъ еще выговорить па-па, ма-ма, время сна и бднія, часъ позыва на пищу, питіе, и проч., и проч. Есть десять лтъ теперь, какъ я сіе ваше нравоученіе помню, памятую. Но что боле и наилучше всего — вы исцляете, или пристойне сказать, унимаете всякаго рода болсти и немочи: да и какъ же? — Никогда не отваживаясь на удачу: но все по наук, - по правиламъ самымъ надежнйшимъ и дйствительнйшимъ; на пр: если сядетъ у кого на глазу ячмень, то для прогнанія такого незванаго гостя, стоитъ только, по преславному вашему наставленію, къ тому глазу поднести кукишъ, приговаривая сіи спасительныя слова: ячмень! ячмень! вотъ теб кукишъ, что хочешь, то купишь, купижъ себ топорокъ, ски себя поперёгъ. Кто ето скажетъ, то съ той же минуты ячмень по малу начнётъ непримтно пропадать. Какое ето глазоцлебное пособіе! Коль легкое, коль скорое прогнаніе отъ себя недуга! Да и сколько, ахъ! сколько есть у васъ подобно тло и утробицлительныхъ (рецептовъ)! Такъ! право, правда! Но есть же лихіе люди, кои къ чувствительнйшему сожалнію всего рода человческаго вамъ, рдко, едва когда даютъ полную власть надъ дтьми своими. Эти лиходи, вы позволите сказать, своимъ единоутробнымъ чадамъ; ужъ чудо, чудо, когда приставляютъ васъ по семи къ одному дитяти. Но — за то, сіе щастливо рождшееся дитя еще въ пеленахъ суще, какимъ бываетъ для васъ и родителей своихъ утшеніемъ! Оно вкъ свой боле видитъ того, кто на него смотритъ. И такъ какая надобность, хотя бы оно и объ одномъ зрячемъ было? [2] Въ сей безъ сомннія не малолестной для васъ истинн вы сами признаться можете и долженствуете. Но да не оскорбится скромность ваша, когда я продолжу хвалу вамъ! — Есть ли въ природ какая тайна, которая бы отъ всеобъемлющаго проницанія вашего могло укрыться? ахъ! чево-то, чево-то вы не знаете? — Вы лучше Брюсова календаря предсказываете войну по огненнымъ столбамъ, видимымъ на сверной отъ насъ части неба; и когда хорошенько, по пристальне поглядите на оные, то тутъ-же скажете, на чьей сторон будетъ и побда. — урожай и не урожай хлба по дознаннымъ опытомъ наблюденіямъ вашимъ вы предвщаете еще прежде посва. — Вотъ, что значитъ высокая и полезнйшая ваша изъ всхъ наукъ наука! Вы по собственному вашему календарю и вычисленію предугадываете намъ стояніе и перемну погодъ на все времена года. Ахъ, какъ сладко бсдовать съ вами! Какъ пріятно и любо глядть на ваши чудодйствія! Ну что мн еще? — Вы, даромъ что не умете грамати, вершите какимъ то таинственнымъ образомъ псалтырь на ключъ, повертываете ршетомъ, разводите бобами, наговариваете воду, когда что либо очень сокровенное узнать хотите — И въ случа крайней необходимости, наприм: отыскать потерю, пропажу, любовь любимаго предмета, и проч., ученнйшія и премудрйшія изъ васъ глядятъ на кофій, или гадаютъ, въ карты. — Словомъ, для разныхъ потребъ въ житіи человческомъ вы имете разныя средства, но вс равно дйствительныя и врныя. — Правда, есть и изъ старичковъ, никоторые тоже достойные и въ премногихъ случаяхъ пренадобные люди; но я не смю сравнить съ вами въ разсужденіи высокихъ и глубокихъ вашихъ свденій: со всею премудрою премудростію ихъ, они такую имютъ противъ васъ, милыя мои голубушки, разницу, какую досел имла Саламанка предъ Кембричемъ, или вкъ Шкотовъ предъ Нютоновымъ. И если сущую правду сказать, кто бы безъ васъ протолковалъ и изъяснилъ намъ сонныя виднія и грезы, какъ то, на примръ: что виднная во сн гора по пробужденіи означаетъ горе, рка рчи, двица диво, кровь кровнаго, мертвецъ снгъ (хотя бы ето было въ самую межень), горохъ слезы, лошадь ворога, собака друга, шу6а шумъ, или сильную размолвку, и про" чее тому подобное, и всё равно сбыточное. Счастливъ, и пресчастливъ тотъ, кто знаетъ и соблюдаетъ ваши неопровергаемыя правила въ избраніи дня хать въ дорогу, или въ начатіи какого новаго дла, и кто несомннно съ вами вритъ, когда хороши, и когда худы встрчи. Да, родимыя мои, теперь сполагоря намъ разсуждать, что предвщаетъ чесаніе ладони, той, или другой, лба, переносья, локтя праваго и лваго, брови той, или другой, уха того или сего, и проч. и проч. также умываніе кошки лапою, поднятіе ногъ ея костылемъ, выскакиваніе изъ печи угля, стукъ въ окн кузнечика, пніе птухомъ курицы, карканье воронъ и галокъ, и проч. и проч. А — за вс сіи благодянія кому, какъ не вамъ, премногомилостивыя наши государыни должны мы воздать всю честь и благодарность? — Безъ вашего предводительсгава мы слпые, можетъ быть никогда бы не выбрли на путь толикаго свта и уразумнія. О! — да, еще — вы знаете, какъ найти и достать кладъ, что тутъ надобно сказать, какъ взять, и проч. равно какъ и то, на какой день должно искать толь славную въ ботаник вашей разрывъ траву, [3] которую къ какому замку ни приложи, всякой въ млкія дребезги распадется, разлетитъ, развалится; лзь прямо, смло въ сундукъ и бери своею рукою, что хочешь: также на какой вечеръ душеспасительно лить воскъ, а особливо олово. — [4] О заговорахъ же вашихъ, ладонкахъ, корешкахъ, привскахъ, спрыскиваніяхъ, и особливо троекратномъ оканчиваніи съ песта, я, да и ни кто, разв ужъ невжа какой, не только ни слова, да и ни полслова. Уже и малые робята знаютъ, что сіи многоцлебныя пособія ваши суть безцнныя сокровища при изурокахъ, пострлахъ и родимчикахъ. Но что я такъ много разговорился? вс толь душетлоспасительныя предписанія, сударыни мои, вамъ лучше знакомы, нежели намъ профанамъ свои на рукахъ десять пальцовъ. О, у, у — вотъ еще что — встающихъ изъ могилъ и прогуливающихся въ полночь мертвецовъ, колдуновъ, Буку, Ягу костяную ногу, Русалокъ, Кіевскихъ труболтокъ съ хвостами, домовыхъ, водяныхъ, лсовыхъ, и другихъ подобныхъ симъ оборотней, вы знаете лучше нежели Кощей безсмертный число, всъ и мру своихъ сокровищей. — О глубокомъ же вашемъ свденіи въ Историческихъ произшествіяхъ, я, ни, ни. Загражду указательнымъ перстомъ усти мои. Ибо вы такъ твердо и основательно оныя знаете, что безъ всякаго труда изъ одного царства скоре брошенаго изъ пушки ядра помахиваете въ другое, и часто связи ради повствуемыхъ вами приключеній, сидя на одномъ мст, быстропарнымъ вашимъ умомъ переноситесь въ одно мгновеніе за тридесять земель, за тридевять морей, въ подземельныя царства. — И такъ, вы уволите меня, возлюбленныя мои душечки, отъ малонужнаго труда приводить на всё сіе примры и доказательства, тмъ паче что одно заглавіе систематическихъ и классическихъ вашихъ наукъ составило бы немаловсную книгу; однако не льзя здсь не упомянуть, что обладая толикими совершенствами, вы, какъ и вс православные, не опускаете по Горацію, совокуплять полезное для себя съ пріятнымъ [5] . Нтъ, ужъ нтъ моихъ силъ и ума разума перечесть вс ваши достоинства. Позвольте прейти молчаніемъ рдкое благородство и безкорыстіе ваше. Вы не скрываете подъ спудомь, по примру неблагодарнаго, исключимаго брата вашего, талантовъ вашихъ, но благодушно сообщаете оные всмъ человкамъ въ пользу живущихъ и въ наученіе потомству. О, охъ сколь было бы неблагодарно послднее, если бы оно забыло чудесныя преданія и вчную память вашу! — Для отвращенія зла сего вздумалъ я предашь тисненію кой какія сказанія о славившихся нкогда на бл свт проидошахъ Пошехонцахъ, и украсить оныя препрославленными вашими именами и титлами. Ирои велики, предметъ важенъ, и единого нашею кистію достолпно намалеванъ быть только можетъ; для начинающаго же тащиться по стопамъ вашимъ онъ не такъ-то легокъ, какъ инымъ подумается. Дло новое! И такъ помогите мн, благодтельницы рода человческаго, сколько можно лучше воспть иройскіе великихъ нашихъ мужей подвиги, и дянія ихъ весь свтъ насмшившія; охъ, нтъ! я ошибся; весь свтъ удивившія. Позвольте, я не льщу себя тми лаврами, коими вы себя увнчали; а вотъ и причина: вы сами мн, не помню какъ то сказывали, что перомъ написать не въ сказк сказать; а я къ етому прибавлю: читаютъ не одни малые, а и возмужалые. Добро, ладно, — примемся-ко мы лучше за самое дло, и станемъ расказывать, какъ, что, гд и когда было и происходило. Спокойная вамъ ночь и пріятной сонъ. [6] Valete Domin& prostantissim&, до завтрева.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.