Богатырь Христофор

Амфитеатров Александр Валентинович

Серия: Святочная книжка [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Богатырь Христофор (Амфитеатров Александр)

ОТЪ АВТОРА

Характеръ этой «Святочной Книжки» — случайный и сборный. Легенда о св. Христофор записана лично мною въ Амальфи; приключенія двухъ сестеръ въ подземномъ Рим разсказаны мн монахомъ-проводникомъ при катакомбахъ св. Каллиста; о Мурад-разбойник и по сейчасъ имется дло въ Эриванской судебной палат. Изъ остальныхъ статей, — «Фламандскія легенды» и «Средневковыя Тни» обработаны мною по рдкому сборнику Берту; «Крестъ въ Галліи» — сокращеніе длинной католической повсти Делакруа, а статья «Ноэль» — такое же сокращеніе талантливой, но болтливой работы Амедея де-Понтье, который въ шестидесятыхъ годахъ издалъ монографію, весело и красиво разсказавшую французскому юношеству исторію и преданія національныхъ праздниковъ церковнаго года. Изслдованіе «Dies Natalis Solis Invicti», Рождество Непобдимаго Солнца, представляетъ собою главу изъ большого моего труда «Призраки Язычества». Отрывки изъ него я печаталъ въ «СПБ. Вдомостяхъ» подъ разными заголовками, а, года черезъ два, надюсь выпустить трудъ этотъ полностью въ отдльномъ изданіи. Я счелъ излишнимъ въ настоящемъ изданіи «для легкаго чтенія» обременять статью ссылками и примчаніями. Скажу лишь, что, помимо прямыхъ источниковъ, ближайшими пособіями мн въ ней служили: Preller. Ro"umische Mythotogie.
- Boissier. La Religion romaine d' Auguste aux Antonins.
- Reville. La religion а Rome sous les Severes. — Робертсонъ, Виндишманъ, Фрикенъ и др. Разсказъ «Сыщикъ» былъ изданъ ране, въ приспособленіи для народа, извстною фирмою «Посредникъ», нын, къ сожалнію, прекратившею свою дятельность, и, въ томъ же вид, былъ перепечатанъ въ сборник моемъ «Сонъ и Явь». Здсь я помщаю его въ первоначальной редакціи, какъ появился онъ когда-то въ тифлисскомь «Новомъ Обозрніи» Н. Я. Николадзе. «Врагъ» — этюдъ къ фантастическому роману «Жаръ-Цвтъ», печатавшемуся въ «Свер».

Александръ Амфитеатровъ.

СПБ. 15 Ноября 1901 года.

Богатырь Христофоръ

(Амальфитанская легенда)

Когда Христофоръ явился на свтъ, онъ очень удивилъ собою и родителей своихъ, и повивальную бабку, и всхъ сосдей: никогда, еще не было видано такого огромнаго мальчика. Да и обжора-же онъ вышелъ! Материнскаго молока не хватало ему и на одну покормку. За день, онъ высасывалъ трехъ лучшихъ козъ деревни — до чиста! — и того было ему мало, и онъ ревлъ въ своей колыбели, ревлъ по цлымъ ночамъ о мучившемъ его голод. да еще какимъ густымъ басомъ!

Родители Христофора были люди бдные.

— Объсть насъ этотъ мальчишка! — ужасался отецъ.

А мать вторила:

— Къ тому же онъ безобразно быстро ростетъ. Чего будетъ намъ стоить — одть и обуть его!..

Уже на первомъ мсяц, Христофоръ. неловко потянувшись, разломалъ свою люльку. Пеленать его было одно горе: пошевелитъ плечами, и вс снурки и тесемки пополамъ.

Почему его назвали Христофоромъ? А вотъ почему. Деревня, гд онъ родился, была языческая, и отецъ Христофора былъ язычникъ, притомъ не изъ мудрыхъ. Вс языческія дти назывались отъ земныхъ предметовъ — отъ камней, птицъ, зврей, наскомыхъ, растеніи. Но для Христофора отецъ этого не захотлъ.

— Такому необыкновенному малому нужно необыкновенное имя, — сказалъ онъ.

Вотъ сидитъ онъ на порог своей хижины и раздумываетъ, какъ назвать сына. Въ это время деревнею проходилъ чужой человкъ — пшій путешественникъ. Язычнику вспало на умъ посовтоваться съ прохожимъ:

— Какъ онъ скажетъ, такъ и назову. Вдь случайныя-то имена — самыя счастливыя.

Прохожій — былъ онъ высокъ и прямъ, глаза свтились, какъ звзды, борода двоилась отъ строго сложенныхъ устъ, и на-двое расчесанные волосы падали на плечи — сказалъ язычнику:

— Назови сына Христофоромъ.

— Вотъ такъ имя! Я никогда не слыхалъ его. Что оно означаетъ?

Прохожій возразилъ:

— Ты скоро самъ поймешь его и предпочтешь всмъ другимъ.

— А какъ скоро?

— Когда въ этомъ кра свтъ замнитъ тьму.

Прохожій удалился, а язычникъ долго ломалъ голову надъ его загадкою.

— Какая же у насъ тьма? Разв есть край свтле нашего? солнце тепле? небо ярче? море сине?

Такъ мальчикъ и сталъ Христофоромъ. Трудно было съ нимъ отцу-матери. Онъ выросъ такъ великъ, толстъ и силенъ, что пришлось выселить его изъ хижины подъ открытое небо. А то — хоть плачь: выпрямится, — и прошибетъ головою потолокъ; упрется рукою въ стну, — и отвалитъ цлый уголъ.

Отдали Христофора въ ремесло — къ каменьщику, мостить дорогу. И тутъ не годился! Что ни хватитъ молотомъ, то и молотъ въ дребезги, и камень въ порошокъ.

— Ты, Христофоръ, сильне всхъ на свт, - говорили ему товарищи. Онъ возражалъ:

— Этого не можетъ быть.

— Почему?

— Потому, что я очень простъ умомъ и, кто умне меня, тотъ меня и сильне. Но — ахъ, братцы! — если бы я зналъ, кто всхъ сильне на свт! Сейчасъ-бы поступилъ къ нему подъ начало — служить ему врою и правдою до самой смерти.

Христофора вс очень любили, потому что добръ онъ былъ выше всякой мры. Но, по своей огромности и сил, онъ никакъ не могъ, чтобы не обидть кого-нибудь ненарокомъ, и не мало калкъ развелось, по его милости, между его сверстниками. При всей пріязни къ Христофору, сосди начали понукать его родителей:

— Надо сбыть куда-нибудь вашего великана. Онъ всхъ насъ тутъ переуродуетъ.

Впрочемъ, иной разъ Христофоръ приносилъ своимъ землякамъ и пользу, — тоже больше ненарокомъ. Пошли ребятишки на берегъ — швырять камушки въ море. И Христофоръ за ними. Понравилось ему, какъ камешки прыгаютъ съ волны на волну.

— Дай-ка, и я попробую!

Схватилъ каменную скалу, да-какъ махнетъ! Скала бухнула въ море за пять миль и — надо же быть такому счастью! — прямо на корабль морскаго разбойника Хайреддина Барбароссы, который плылъ, чтобы ограбить и полонить деревню Христофора.

Пираты канули ко дну. Выручила своихъ Христофорова сила [1] . Однажды Христофоръ спалъ на берегу, зарывшись въ согртый солнцемъ морской песокъ. Вдругъ — кто-то толкъ его посохомъ. Проснулся онъ, видитъ: стоить надъ нимъ странникъ, высокъ и прямъ, глаза — какъ звзды, раздвоенная борода, на-двое расчесанные волосы.

— Что-же, другъ Христофоръ? — говоритъ странникъ. — Такъ-то, пожалуй, и нехорошо.

— Что нехорошо? — спросилъ Христофоръ, звая.

— Да вотъ — что ты лежишь на боку и ничего не длаешь.

— А что я буду длать, когда ничего не умю? Кабы мн кто приказалъ что, я радъ слушаться. А самъ ни на что не гораздъ.

— Когда-то ты, Христофоръ, сказалъ, что хотлъ бы служить тому, кто сильне всхъ на свт.

— Я и теперь хочу. Но гд взять его, этого сильнаго?

— Разумется, лежа на боку, взять не откуда. А ты не лнись — ищи и найдешь.

Ушелъ странникъ. Христофоръ же размыслилъ:

— Невдомый человкъ этотъ научилъ меня умно. Неужели только и свта въ окн, что нашъ уголокъ между горами и моремъ? Пойду-ка я — взгляну, какъ живутъ люди въ другихъ земляхъ.

И онъ сказалъ отцу и матери своимъ толстымъ голосомъ:

— Батюшка и матушка! Довольно я опивалъ и объдалъ васъ. Сослужите мн послднюю службу: сшейте мн хорошее платье и крпкіе сапоги, припасите желза, чтобы могъ я сковать себ острый мечъ, и благословите меня въ далекій путь. Я пойду искать того, кто сильне всхъ на свт.

Долго бродилъ Христофоръ по земл и, — какъ ноги у него были шагистыя, — забрелъ ужасно далеко: въ индйское царство.

Индйскій царь очень обрадовался, что пришелъ въ его столицу такой бравый великанъ.

— Я… говоритъ, какъ разъ тотъ самый человкъ, кого ты ищешь. Поступай ко мн тлохранителемъ.

Христофоръ на это отвтилъ:

— Оно бы можно, да точно ли ты сильне всхъ на свт?

Индйскій царь даже разсмялся.

— Кто же сильне меня? Мои владнія лежатъ отъ моря до моря, на востокъ и западъ земли. Въ войск у меня милліонъ копіи. Когда мои лучники пускаютъ на вражью силу стрлы, то воздухъ меркнетъ, какъ подъ тучею. Хочешь заглянуть въ мои тюрьмы? Увидишь, сколько плнныхъ королей и принцевъ сидятъ въ нихъ на золотыхъ цпяхъ. А съ такимъ богатыремъ, какъ ты, я и весь свтъ завоюю, и всхъ другихъ владыкъ разсажу по тюрьмамъ.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.