Д. Щеглов. — История социальных систем от древности до наших дней

Страхов Николай Николаевич

Серия: Борьба с Западом в нашей литературе [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Д. Щеглов. — История социальных систем от древности до наших дней (Страхов Николай)

Д. Щегловъ. — Исторія соціальныхъ системъ отъ древности до нашихъ дней. Т. I. Критическое обозрніе соціальныхъ ученій Платона, Т. Мора, Кампанеллы, Гаррингтона, Морелли, Мабли, Бриссо, Сенъ-Симона, Сенъ-Симонистовъ и Р. Оуэна. Спб. 1870 — т. II. Критическое обозрніе соціальныхъ ученій Фурье, Кабе, Л. Блана, Лямене, П. Леру, Бюше, Отта, Ог. Конта и Литтре. Спб. 1889.

Побужденія и намренія, въ силу которыхъ написана эта книга, безъ сомннія заслуживаютъ величайшаго сочувствія. Авторъ былъ возмущенъ и испуганъ тою «умственною смутою» (его выраженіе), которая зародилась у насъ и породила столько бдъ и зла въ прошлое царствованіе, которая, конечно, продолжаетъ и теперь существовать и дйствовать, и можетъ, посл временнаго ослабленія, снова усилиться. Авторъ постарался вникнуть въ причины этого печальнаго явленія и ршился, по мр своихъ силъ, противодйствовать ему.

Нельзя не отдать справедливости глубокому патріотическому чувству, которымъ руководился авторъ, и не признать правильности его указаній на наши бдствія и на обязанности, которыхъ мы не исполняемъ. Въ предисловіи ко второму тому онъ говоритъ:

«Произошла умственная смута, какъ начало, какъ корень зла; а затмъ смута политическая, какъ послдствіе ея;… произошли событія, которыя составили нсколько такихъ мрачныхъ страницъ нашей исторіи, какихъ было немного и въ наиболе печальные періоды ея. И, независимо отъ того траура, который вся Россія носила на виду у всей Европы, на виду у исторіи, сколько семействъ носили свой особенный, частный трауръ, если не на одежд, то въ сердц! Сколько отцовъ и матерей выплакали глаза, оплакивая погибель дтей! А затмъ, сколько злораднаго торжества имли наши враги, какъ вншніе, такъ и внутренніе, какъ явные, такъ и тайные, и насколько вс эти событія прибавили имъ самоувренности и энергіи въ стремленіи съ задачамъ, враждебнымъ русскому народу и русскому государству! — И такое положеніе длъ продолжается уже многіе годы».

«Очевидно, что нашъ политическій организмъ находится въ состояніи болзни, и притомъ болзни острой и серіозной. Болзнь нужно лчить. Но, чтобы лченіе было успшно, ему должно предшествовать изслдованіе болзни, изысканіе причинъ ея, потому что только sublata causa tollitur effectus. У насъ какъ-будто этого не понимаютъ. Иностранцевъ наша болзнь занимаетъ; они не могутъ съ перваго раза понять: какимъ это образомъ въ организм молодомъ, крпкомъ и здоровомъ, вдругъ начались столь серіозные симптомы болзни? И заграницей рядъ изслдованій о нашей болзни давно начался и до сихъ поръ продолжается. А намъ самимъ какъ-будто до этого никакого дла нтъ; какъ-будто это не насъ касается. Произойдетъ какой-нибудь особенный случай, въ род подкопа, взрыва и т. и., и мы не прочь потолковать о немъ въ продолженіе двухъ дней, двухъ недль, или двухъ мсяцевъ, смотря до важности случая; а лотомъ опять совсмъ забываемъ о немъ, какъ будто-бы онъ представлялъ что-то въ род аэролита, неожиданно прилетвшаго изъ другой области небеснаго пространства».

«У многихъ есть даже наклонность замять дло, или смотрть на него сквозь розовыя очки: говорятъ, что это ничего, пустяки, дло случайное, временное, которое само собой пройдетъ, что оно уже и проходитъ; не надобно только придавать ему большаго значенія, не надобно преувеличивать. Эти пріятныя рчи пріятно было бы и слушать. Но они какъ-будто не ладятъ съ фактами. Первыми представителями политической смуты были изгои, люди, выброшенные жизнью изъ ихъ колеи, а послдними (т. е. въ 1887 г.) совсмъ не изгои, а юношество, идущее своею нормальною дорогою, юношество, или находящееся въ школ, или только-что покинувшее ее съ полнымъ запасомъ свдній, сообщаемыхъ школою и съ надлежащими удостовреніями въ вид дипломовъ и аттестатовъ, и притомъ юношество, принадлежащее къ самимъ разнообразнымъ спеціальностямъ». (Т. II, стр. XIII, XIV).

Врность этой картины несомннна; если же таково положеніе дла, то совершенно понятно то горячее воодушевленіе, съ которымъ авторъ указываетъ на обязанности, вытекающія отсюда для всякаго сознающаго свои силы.

«Какъ же быть?» говоритъ онъ. «Не покориться же злу, не признать же власть Аримана, не смотрть же, сложа руки, на человческія жертвы, которыми чтятъ Молоха какіе-то его поклонники». «Противодйствіе злу», замчаетъ авторъ, «есть одна изъ самыхъ священныхъ обязанностей человка и гражданина». «Считая современное положеніе весьма серіознымъ не только для настоящаго, но и для будущаго, мы готовы повторить слова, сказанныя при другихъ обстоятельствахъ, также очень серіозныхъ: „вооружайтесь вс, вооружайся всякъ“! Сторонники царства тьмы берутъ только многолюдствомъ, — но не въ многолюдств Богъ, а въ правд Богъ; въ преданности длу и въ единеніи сила. Одинъ преданный длу человкъ принесетъ ему больше пользы, чмъ десять, которые готовы служить и нашимъ и вашимъ». (Т. II, стр. XXIII).

Таковы чувства и мысли, которыми былъ одушевленъ авторъ. Уже давно, двадцать пять лтъ тому назадъ, онъ ршился вооружиться противъ зла и для этого задумалъ написать ту книгу, которая передъ нами.

Источникомъ всего зла, какъ мы видли, онъ считаетъ «умственную смуту», превратныя понятія, заблужденія, распространившіяся въ это время; между заблужденіями главную роль онъ приписываетъ соціалистическимъ ученіямъ, проникшимъ къ намъ съ Запада и отвергавшимъ собственность, семейство и религію. Поэтому, для исцленія нашей болзни, нужно было написать критику «соціальныхъ системъ», показать ихъ внутреннюю несостоятельность и такимъ образомъ отрезвить умы, разрушить увлеченіе. Вотъ задача, которую взялъ на себя авторъ, и на которую потратилъ не мало труда и времени.

Конечно, на такую постановку вопроса можно сдлать нкоторыя возраженія. Хотя подобныя отрицательныя задачи очень важны и полезны, но наибольшей пользы, наилучшаго оздоровленія слдуетъ ожидать не отъ нихъ, а отъ задачъ положительныхъ, отъ укрпленія и развитія здравыхъ политико-экономическихъ и другихъ ученій. Увлеченіе соціализмомъ зависло у насъ не просто отъ его соблазнительныхъ софизмовъ и общаній, а было усилено другими умственными вліяніями и разными обстоятельствами внутреннихъ перемнъ, черезъ которыя проходила Россія. И вообще, главное наше зло есть удивительная умственная зыбкость и пустота, отсутствіе въ нашей интеллигенціи твердыхъ основъ религіозныхъ и общественныхъ, при которыхъ невозможны были бы такія быстрыя и горячешныя увлеченія.

Но, при всхъ этихъ ограниченіяхъ, на которыя, впрочемъ, есть указанія у самого автора, книгу его слдуетъ, однако, признать совершенно нужною и своевременною, и составленіе ея поставить ему въ гражданскую заслугу. Онъ со своей стороны усердно потрудился для разсянія очень вредныхъ заблужденій. Занимаясь спеціально политическою экономіею, онъ взялъ себ эту въ высшей степени поучительную тему и, въ точномъ смысл этого слова, пополнилъ важный проблъ въ нашей литератур. Впрочемъ, это обширное изслдованіе едва-ли иметъ себ подобное и въ другихъ литературахъ. Ученые экономисты обыкновенно пренебрежительно смотрятъ на соціализмъ и не изучаютъ его подробно. Встрчаются подробныя сочиненія, но посвященныя только отдльнымъ системамъ и обыкновенно писанныя съ одностороннимъ пристрастіемъ съ предмету; у нашего же автора мы имемъ, можно сказать, рядъ монографій, въ которыхъ цлый рядъ системъ обсуждается обстоятельно и съ одной и той же точки зрнія, чисто научной.

Заглавіе книги очень точно выражаетъ ея содержаніе- Это не есть исторія соціализма, какъ особаго явленія, развивающагося и видоизмняющагося съ теченіемъ времени. Когда авторъ кончитъ свой трудъ, можетъ быть, онъ дастъ намъ очеркъ подобной исторіи, въ которомъ подведетъ разсмотрнныя явленія подъ строгія научныя понятія. Теперь же, посл краткаго вступленія, онъ прямо излагаетъ исторію отдльныхъ системъ въ хронологическомъ порядк. Системы эти указаны въ самомъ заглавіи двухъ вышедшихъ томовъ.

Наиболе важныя системы, именно системы Платона, Томаса Мора, Сенъ-Симона, Оуэна, Фурье, Кабе, Луи Блана, изучаются здсь со всею обстоятельностію, какой только можно пожелать. Не только ученіе каждаго изъ названныхъ дятелей излагается во всхъ существенныхъ чертахъ, но разсматривается его біографія, перечисляются послдователи, разсказывается исторія попытокъ осуществить теорію на практик, приводятся сужденія о теоріи, высказанныя учеными и публицистами, и, наконецъ, по возможности полная библіографія. Но и это еще не все: въ приложеніяхъ авторъ помстилъ изслдованія объ отдльныхъ пунктахъ, выдержки характерныхъ мстъ изъ сочиненій соціалистовъ, или изъ ихъ критиковъ и т. д, Притомъ, повсюду изложеніе сопровождается критикою, или принципіальною, или историческою, историко-литературною, филологическою, всякою, какой требуетъ дло. Такимъ образомъ вышла книга и необыкновенно занимательная по предметамъ, и содержащая очень много новаго, свжаго, такого, чего нельзя найти въ другихъ книгахъ.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.