Почитай мне сказку на ночь

Чеховская Анастасия

Жанр: Современная проза  Проза    Автор: Чеховская Анастасия   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Леля — стрекоза пяти с половиной лет с черными косами и хитрыми, чуть раскосыми глазами — переехала в новую квартиру. Месяцем раньше мама трагическим голосом объявила ей, что папа устроился работать космонавтом и скоро улетит на другую планету. Леля печально вздохнула: раньше, когда папа исчезал надолго, это называлось «ушел в рейс».

— Мама, но ведь в космосе инопланетяне, — сказала она. — Я их по телевизору видела.

Мама успокоила: за папу можно не опасаться, у него большой опыт общения с инопланетянами, а особенно с инопланетянками. Лельке очень хотелось спросить про другую планету, но отец на глаза не показывался. А если появлялся, то смотрел виновато и быстро убегал. Лелька его жалела. Знала, по маминым словам, что папе тяжело нести груз собственной подлости.

— Мамочка, может, ему помочь? — спросила она.

Но мама сказала, что папа и сам прекрасно справлялся все эти годы.

Плохо было то, что теперь им придется переезжать из двухкомнатной квартиры в новое однокомнатное место. Почему, Леля понять не могла, но у космонавтов, наверное, всегда так. На всякий случай, она уложила все куклины вещи в одну сумку и объяснила лысому медведю, что папину планету зовут Ксюша, хотя мама называет ее «дешевой плечевкой». Медведь посетовал, что родители постоянно ссорятся, и ушел искать грибы в гераневом лесу на подоконнике.

За две недели до переезда родители начали делить вещи и паковать то, что поделили. Леля удивленно вздыхала и пересказывала медведю последние новости: папа пытался украсть у мамы гладильную доску и мельхиоровые вилки, а мама разбила все его тарелки.

Перед отлетом отец зашел в ее комнату и, заискивающе глядя, сказал, что будет время от времени навещать дочку. Скажем, раз в неделю. Леля важно выслушала папин лепет и поцеловала его в щеку.

— Будь осторожен в открытом космосе, — попросила она. — Там инопланетяне.

Отец вышел из комнаты озадаченный. И спросил жену, уже начинавшую делаться бывшей, не болеет ли их дочь каким-нибудь серьезным психическим недугом. Жена оскорбилась и урезала количество визитов до двух в месяц.

— Благодари Бога, что я тебя родительских прав не лишила, — сказала она.

— Да я тебя первую лишу, — взвился отец. — У тебя только работа на первом месте! Всю жизнь со своими пробирками!

— А у тебя что на первом месте? — не выдержала мать. — Бабы твои?

Леля сначала подслушивала, а потом ушла.

— Ну их, — сказала она кукле Маргарите. — Ругаются и ругаются…

Прошло две недели. Лысый медведь Василий Степанович, кукла Нина и кукла Маргарита пили чай с пирожными из фломастеров, когда в комнату вошла мама и сказала, что машина приехала и ждет их, чтобы отвезти вещи. Вместе с мамой в комнату залетела какая-то вертлявая тетенька. Оглядела Лельку выпуклыми зелеными глазами, цыкнула золотым зубом и стала, потирая ручки, кружиться по комнате и жужжать, что скоро поклеит везде жидкие обои. От тетеньки пахло помойным ведром и солеными огурцами.

— Вот поклеит она свои жидкие обои, — подумала Леля. — Тогда ее точно со стены не сгонишь. Разве что мухобойкой.

Она знала, что мухи боятся мухобоек и любят липкую желтую бумагу. Один раз даже видела в магазине целую гирлянду на бумажке. Мухи были черные, с волосатыми ногами и раздвоенным носом — точь-в-точь, как у гостьи. Поэтому Лелька вежливо спросила, укладывая чайный сервиз:

— Тетя, а где вы прячете ваши крылья?

— Ой, какой милый ребенок! — тетенька всплеснула руками и тут же потерла их. — Приняла меня за фею. Какой милый ребенок!

И тут же забыла про нее. Стала опять носиться и жужжать: «Жидкие обои, жидкие обои»… Дались они ей!

Пока грубые грузчики в серых штанах таскали их вещи, Леля стояла в углу и жалела свое любимое место — под подоконником у батареи, где стоял куклин дом. Сам подоконник был дачей — там, среди гераней жил Василий Степанович. Зимой на даче было холодно, и он спускался вниз.

Василия Степановича подарили полгода назад какие-то шумные гости. Был он медведем не простым, а гималайским и воду не любил. Лелька это узнала потом, когда решила его искупать, а чтоб быстрее высох, погладить горячим утюгом. С тех пор на макушке Василия Степановича появилось спекшееся лысое пятно. Из-за него Леля называла медведя своим любимым уродиком и просила Нину с Маргаритой перед ним не зазнаваться.

— Будете его обижать, я вас тоже налысо постригу, — грозила она им. Кукла Нина и кукла Маргарита недоуменно переглядывались и говорили, что готовы даже пойти за Василия Степановича замуж, лишь бы им оставили их чудесные синие волосы.

— Вот вы какие хитрые, — укоряла их Лелька.

— Ну поехали что ли? — это уставшая мама подхватила ее игрушки, и Лелька потопала следом, так и не решив, хочет она на новое место или нет.

Новый дом был маленький: из двух подъездов и трех этажей. Возле их подъезда сидели бабули и сердито смотрели на машину с вещами.

— Ишь, ташшат и ташшат, — сказала одна про грузчиков.

— Подняли пылишшу, — поддакнула другая — копия первой.

А третья посмотрела на Лельку и спросила:

— А тебя, стрекоза, как звать?

— Меня зовут Кошкина Лариса Павловна, — представилась Лелька. И добавила для солидности. — Я на следующий год в школу пойду.

Бабки переглянулись.

— А кто это у тебя Лариса Павловна, такой полосатый? — спросила третья бабка, а первые две глянули на нее и сурово поджали губы, как будто хотели сказать: «Ну надо же какая, в школу пойдет, ишь ты!»

— Это у меня гималайский медведь, он же панда, — Лелька показала Василия Степановича. — И еще две его жены в сумке — Нина и Маргарита. А медведь полосатый потому, что я ему рубашку рисовала.

— Скажите, пожалуйста, рубашку, — протянула третья бабка. А первые две стали смотреть на Лельку еще внимательней. Как будто рисовать рубашки было невесть каким дивом.

— А вас как зовут? — спросила Лелька. Она решила, что надо все выспросить, пока мама бегает впереди грузчиков и отдает им указания.

— Меня зовут баба Зина, — сказала третья бабка. — А вот это бабушка Ангелина и бабушка Таисья.

— Очень приятно, — сказала Лелька. — А у меня папа вчера в космос улетел.

— В космос? — удивилась третья бабка. А две первые прямо-таки уставились на Лельку, как будто хотели просмотреть ее насквозь. Она подумала, чего б такого у них спросить, но прибежала мама и потащила ее наверх смотреть новое жилье.

Квартира была хоть и однокомнатная, но с какой-то загогулиной рядом с кладовкой, так что опять получалось, что у Лельки есть свой дом. Пока мама расплачивалась с грузчиками, Леля успела распаковать кукол и усадить их на диван, который стоял посреди комнаты. Рядом лежал свернутый ковер. В углу был телевизор, из которого папа пытался вывернуть какую-то деталь за то, что мама расколотила его тарелки. Мама папу вовремя заметила, так что он улетел в космос еще и без чашек.

Выяснилось, что живут они на третьем этаже, и у них есть застекленный балкон. На кухне была газовая колонка, к которой мама строго-настрого запретила подходить. Еще была синяя кафельная плитка у раковины и грязные стены в розовый цветочек.

— Мама, а мы поклеим жидкие обои? — спросила она на всякий случай.

Мама вымученно кивнула и стала носиться по квартире, разыскивая электрочайник. Но чайник, как выяснилось, утащил папа, потому что в коробке лежали битые чашки.

— Вот козел, — сказала мама и заплакала.

Лелька подошла к ней и погладила по плечу.

— Мамочка, ну я совсем не хочу чаю, — нежно сказала она. — Мы можем купить в магазине сок. Или хочешь, я у бабы Зины чайник попрошу? Или у бабы Таисьи и бабы Ангелины.

— О, Господи, какие еще бабы?! — и мама заплакала снова.

Лелька подумала-подумала да и пошла на диван рассказывать куклам про свое новое житье-бытье.

Очень скоро они освоились, расставили мебель, купили новый чайник, и мама стала говорить, что ей скоро выходить на работу, а потом она уезжает на кон-фе-ренцию, а прежняя нянечка не будет к ней ездить в такую даль, и надо искать новую.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.