Подельница

Дурягин Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Подельница (Дурягин Владимир)

1

В середине апреля жить стало лучше, жить стало теплей. Плюсовая температура удваивалась при помощи по-ударному топившихся городских котельных. Обывателю же ничего не оставалось делать, кроме как распахивать настежь форточки и балконные двери, чтобы окончательно не запариться в этой домашней сауне. Так как население стояло одной ногой в социалистическом прошлом, а другой осторожно нащупывало болотистую почву буржуазного строя, радиаторы отопления перекрывались далеко не у всех. Поэтому граждане с нетерпением ждали середины мая, когда во время черемуховой прохлады трубы котельных наконец прекратят загрязнять земную атмосферу.

Во время всей этой жаровни в дверь частного детектива Семена Львовича Замятина позвонила соседка, Светлана Михайловна, одинокая женщина бальзаковского возраста. Он открыл дверь. Озабоченный вид соседки насторожил детектива.

— Здравствуйте. Как хорошо, что я вас застала дома…

— Так проходите, не стесняйтесь. У вас что-то случилось? — спросил Замятин. — Идемте на кухню… Кофе? Чайку?

— Нет, нет, спасибо. И так жарко…

— Ну, тогда… чем могу быть полезен? — спросил сосед, указывая ей на зашарпанный древний табурет. Она присела, стеснительно прикрывая юбкой колени.

— Видите ли, я попробовала перекрыть радиатор отопления… духотища же невыносимая! А кран начал капать. Пришлось вызывать сантехника из ТСЖ. Долго ждала, но все же пришел, сделал. Теперь не капает и не жарко…

— Ну, так и слава богу…

— Так-то бы все ладненько, но сейчас стала одеваться, гля, цепочки золотой нет! На полке стенки лежала в хрустальной пепельнице…

— Думаете, сантехник прихватил? — задумчиво щурясь, спросил Замятин.

— Думаю! Ко мне больше никто не приходил.

— Хм, однако… — проговорил детектив, про себя подумав, что, наверное, придется заняться «работой на дому». — Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе…

— Что? — рассеянно спросила соседка.

— Да нет, ничего. Это я так… про себя. Что ж, будем, как говориться, копать.

— А может, мне заявление участковому написать?

— Участковому? Нет, участковому, пожалуй, не надо. А вот в полицию, во второе отделение, можно. Там есть такой… майор Аверкин, так вот, данный вопрос входит в их компетенцию.

— Ага, поняла, так и сделаю… Аверкин. Ну и духотища у вас. Так я пойду? Спасибо вам.

— Да пока не за что. — Он проводил соседку за порог. — Заходите, если что…

— Обязательно зайду, до свидания, — проговорила она, торопливо топая каблучками по ступенькам.

Захлопнув дверь, Семен Львович прошел через залу и вышел в лоджию. Апрельское солнце грело по-летнему. Снега на земле почти не было, зато было много разного мусора и особенно собачьих «мин». Поэтому он оторвал взгляд от земли и поднял глаза вверх, туда, где на висевшем толстом кабеле, протянутом от девятиэтажной высотки к их пятиэтажке, восседала жирная ворона.

«Где ж ты так смогла отожраться? Сородичи твои после зимы все вон какие дохленькие, а ты прям как повариха из кулинарии», — весело подумал Замятин и махнул на ворону рукой. — Кыш!

Ворона безбоязненно продолжала покачиваться на проводе, зная, что человеку до нее не дотянуться. Детектив снисходительно улыбнулся и вернулся в квартиру. В его голове уже вертелись мысли, каким образом можно уличить в краже сантехника. Хорошо бы было взять его с поличным.

— Ну и духотища! — недовольно проворчал Замятин и на минуту замер. Его губы вдруг расплылись в улыбке. — «Чего же мне сразу-то не торкнуло?!» — подумал он и быстро пошел к входной двери. Спустившись по лестнице этажом ниже, он нажал на кнопку звонка. Светлячок в глазке погас и снова засветился. Защелкал запор, и дверь открылась. В дверях стояла соседка, вся во внимании.

— Мне бы номерок телефона, по которому вызвать сантехника…

— Что, тоже вспотели? А у меня теперь благодать! Правда, дороговато вышло. Да вы входите.

Замятин вошел.

— Так где, вы говорите, лежала ваша цепочка? — спросил детектив.

— А вот… здесь, — указала соседка на полку, что была рядом с отопительной батареей.

— Ага-а… — произнес детектив, — по-нятно.

Светлана Михайловна смотрела на него, пытаясь понять, что вдруг стало соседу понятно. Тот осмотрел пепельницу, зачем-то на нее дунул и спросил:

— А из других вещей ничего не пропало?

— Да вроде нет, — растерянным взглядом оглядела комнату хозяйка.

— Ну, ладно. Номерочек мне…

— Ой! Забыла совсем.

Она раскрыла секретер, достала записную книжку, нашла нужный номер, написала его и, вырвав листок, протянула соседу.

— Спасибо. Теперь главное, чтобы прислали именно того самого сантехника. Иначе мой план рухнет.

Соседка смотрела на него, раскрыв рот.

— Когда вы собираетесь пойти в полицию?

— Сейчас…

— Без меня не уходите. Я с вами… пройдусь.

— Хорошо, — торопливо закивала соседка.

Дома Семен Львович достал из серванта красивый заварной чайник и вытряхнул на ладонь обручальное кольцо. Другого золота у него не было. Он до блеска начистил колечко о шерстяное одеяло и, полюбовавшись им, с тяжелым вздохом положил на полку стенки. В прямых лучах солнечного света оно сияло, как само солнце.

В кабинете начальника убойного отдела Алексея Павловича Аверкина стояла зловещая тишина. Сам начальник напряженно думал, то и дело протирая лысину и вспотевший нос уже изрядно промокшим платком. Не отрываясь от кресла, он подъехал к зарешеченному снаружи окну и, сердито пощелкав шпингалетами, распахнул оконные створки настежь. Уличная прохлада хлынула в кабинет.

— Черт!.. — заворчал он, — откроешь — сквозняк, закроешь — парилка!..

Майор собрал разложенные на столе бумаги в одну стопку и придавил их пепельницей, чтобы потоком воздуха из дверей их не разбросало по полу. В дверь постучали, и она сразу же отворилась. На пороге стояли оперативники, лейтенант Ольга Соколова и ее напарник Вася Мышкин, тоже лейтенант, только старший. Они тяжело дышали от быстрой ходьбы.

— Ну, проходите. Чего встали-то? Сквозняк же! Мне из-за вас… чихотку поймать не хватало! Садитесь… вон… — начальник нетерпеливо подвинул стопку бумаг на край стола. — Ну, что там?

Опера переглянулись.

— Давай излагай, — пробормотал Вася. — У тебя складно… всегда получается.

Ольга бросила на него недовольный взгляд и со стулом подвинулась поближе к столу начальника.

— В общем, труп обнаружили рабочие свалки, как они представились. Они там пустые бутылки собирают, моют и после сдают…

— Оля, что они там сдают, мне по барабану. Ты по делу говори, — сдержанно проговорил начальник.

— Так вот, обнаружив большой мешок с трупом в строительном мусоре, они через шофера-мусоровоза сообщили в райотдел. Те приехали, потоптались… мусор городской, ну и передали это дело нам.

— Ну, это мне известно. Что за труп?

— По спецовке рабочий. Скорей всего строитель-ремонтник. На вид лет этак около тридцати. Мусор специфический: обрезки гипсокартона, побелка… — Ольга бросила взгляд на напарника. Тот неопределенно пожал плечами, поерзал на стуле.

— Можно, я?.. — кашлянув в кулак, спросил старший лейтенант Мышкин.

— Ну…

— Когда мешок раскрыли, в нем был обнаружен согнутый пополам и стянутый поясным ремнем труп, как уже заметила лейтенант Сорокина, мужчины лет тридцати. Видимо, чтобы труп поместился в мешок, злоумышленник того и согнул. Из этого вытекает следующее: в мешок труп упаковали сразу же после убийства, когда тело было еще мягким, послушным. Спустя сутки его было бы так не сложить.

— Логично, — проговорил, задумчиво щурясь, начальник.

— После предварительного осмотра выяснилось, что смерть наступила приблизительно сутки назад, от поражения электрическим током.

— Почему именно током? Что, кожа почернела? Так строителей белых теперь мало, там сплошь… чумазые.

— Не только рожа… простите… кожа, — глаза Васи забегали по полу, — на ладонях и пальцах признаки сильных ожогов. Окончательные результаты обследования будут готовы только завтра к полудню.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.