Перспективный жених

Оллби Айрис

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Перспективный жених (Оллби Айрис)

1

Николас Сэйвидж оглянулся и досадливо поморщился: заднее сиденье автомобиля, еще недавно безукоризненно чистое, было теперь покрыто собачьей шерстью, а иллюстрированный журнал, который он намеревался дочитать позже, превратился в папье-маше.

— Очень плохо! — строго сказал он виновнику этого безобразия.

Английский сеттер по кличке Джек ответил ему резким лаем. Он был крупным псом, и Николас, наверное, в десятый раз задал себе риторический вопрос: о чем только думала тетушка Летти, когда принимала решение взять этого зверя в дом?

Сеттер, правда, очень красивый, в этом безобразнику не откажешь: шерсть лоснится, озорные глаза светятся умом, — но уж больно невоспитанный. Когда Николас вел его к машине, пес все время прыгал, рвался с поводка и пытался утащить Николаса в противоположную сторону.

Накануне вечером, возвращаясь домой, Николас ненадолго — как он тогда считал — заглянул к тетушке Летти. Но выяснилась, что тетя растянула мышцу на ноге, споткнувшись об этого злосчастного пса, и теперь очень волнуется, но отнюдь не за собственное здоровье, а что не сможет отвести виновника происшествия на еженедельные занятия в школе для собак при ветеринарной клинике. Естественно, Николас счел своим долгом предложить ей помощь в этом деле.

— Ах, Николас, неужели ты вправду отвезешь Джека на занятия? — Тетя вздохнула с явным облегчением. — Джек, дорогой, ты слышишь? Дядя Ники отвезет тебя в школу.

«Дядя Ники»! Нашелся племянничек! Николас стиснул зубы и мужественно промолчал, сочтя за благо не высказывать, что он по этому поводу думает.

Пять месяцев назад, когда тетя только взяла в дом большого невоспитанного пса, родители Николаса очень переживали из-за неразумного поступка Летти.

— Боже правый, зачем же она его взяла? — спросил тогда Николас.

— Ну, она сама толком не может объяснить, — ответил отец. — Как мне показалось, пес попал к Летти из ветеринарной клиники, в которую она носит своего ужасного кота, которого подобрала на улице.

У Летиции Хортроп, старшей сестры матери Николаса, своих детей не было, и она любила Николаса как родного сына. Он тоже был привязан к тетке. В детстве он каждый год приезжал к ней погостить на недельку-другую во время школьных каникул и навсегда запомнил атмосферу любви и тепла, которая окружала его в доме тетушки и ее мужа. Десять лет назад мистер Хортроп умер, и с тех пор Николас старался навещать овдовевшую тетушку всякий раз, как только удавалось выкроить время.

Вероятно, оттого что тетя Летти была бездетна, она любила и в какой-то степени идеализировала детей, а также домашних животных. Слушая разговор родителей, Николас без труда представил, как легко было уговорить сентиментальную пожилую женщину приютить собаку, брошенную кем-то. Выяснилось, что ответственность за «знакомство» тетушки Летти с сеттером лежит на некой молодой — и, как заключил Николас, весьма безответственной — особе из ветеринарной клиники. Это же надо додуматься: уговорить пожилую вдову взять собаку, явно не подходящую ей ни по размеру, ни по темпераменту! И совет этот поступил от человека, который должен разбираться в животных профессионально!

Тетушка Летти считала Джека жертвой несправедливости, несчастным созданием, которому нужны не твердая рука и жесткая дисциплина, а нежность, любовь и всепрощение. Николас же еще более укрепился в своем мнении, когда увидел, во что превратил «бедняжка Джек» некогда безупречно ухоженный сад тетушки Летти.

На этот раз Николас приехал в Эйнсборо не только для того, чтобы навестить тетушку, была у него и другая цель, деловая. Последние десять лет Николас напряженно работал и сумел войти в десятку самых читаемых писателей страны, и вот теперь решил, что ему будет лучше жить не в Лондоне, а в каком-нибудь симпатичном маленьком городке, поближе к природе. Конечно, время от времени придется ездить в столицу к издателю, а в основном вопросы можно решить и по телефону. У Николаса была давняя мечта — написать научно-фантастический роман, замысел зрел уже давно, да все как-то не хватало времени.

Николас думал и о том, что ему тридцать семь, не за горами сорокалетний рубеж, и он не прочь сменить жизнь в большом городе с ее бешеным ритмом — а именно в таком ритме он жил последние десять лет — на более спокойное существование. Он даже подумывал о том, чтобы сменить холостяцкий образ жизни на семейный. Теоретически Николас ничего не имел против брака, но, наверное, был слишком разборчив, потому что до сих пор так и не встретил женщину, которую мог бы назвать своей «второй половинкой».

И вот благодаря Джеку и травме тетушки Летти ему пришлось везти пса в собачью школу.

— На скольких занятиях он уже побывал? — спросил Николас у тетушки, пока та пыталась надеть на сопротивляющегося сеттера ошейник. В конце концов ей это удалось, и она заботливо ослабила застежку, чтобы Джеку было не слишком неудобно.

— Ну, точно не помню… Кажется, третье. Мы с Джеком пропустили несколько уроков, потому что ему очень не нравился один пес в группе, и руководитель сказал, что, возможно, если мы несколько недель не будем ходить, это даже к лучшему. Бедняжка Джек был так разочарован, когда другие собаки получали хорошие оценки и вкусные призы, а он — нет, я ему очень сочувствовала, он выглядел таким подавленным…

— Действительно, бедняга, — сухо согласился Николас, бесстрастно разглядывая возмутителя спокойствия.

— Джек очень умен, — продолжала расхваливать воспитанника тетушка Летти. — Он даже чувствует, когда телефон должен зазвонить, и идет меня искать.

Николас воздержался от комментариев по поводу выдающихся умственных способностей сеттера, тем более что родители поведали ему, как Джек сжевал телефонный провод. Тетушка Летти всегда отличалась чрезмерной доверчивостью.

— Маргарет, наконец-то! Прошу прошения, что пришлось вытащить вас из дома в ваш выходной, но у нас тут случился аврал.

Увидев тревогу в глазах Роджера Палмера, главного врача ветеринарной клиники, Маргарет Джейсон, или просто Мег, миниатюрная девушка с копной темно-рыжих кудрей и огромными голубыми глазами на миловидном личике с нежной молочно-белой кожей, заверила:

— Не переживайте, вы меня ни от чего важного не оторвали.

Когда позвонили из клиники, Мег как раз приступила к наведению порядка в кухонных шкафах — занятию хотя и нужному, но не самому увлекательному. Поэтому, узнав, что ее срочно вызывают на работу, она со спокойной совестью отложила его до лучших времен.

— Так что случилось?

Роджер быстро ввел ее в курс дела:

— На ферме Гриффитса возникли сложности. У племенной кобылицы осложненные роды, там сейчас Питер, но, боюсь, понадобится операция. Я немедленно выезжаю на ферму, моих утренних пациентов примет Джорджия, а Бриджит заменит Питера у операционного стола, так что в качестве дежурного врача, кроме вас, оставить некого. Сегодняшние утренние занятия в школе для собак тоже придется проводить вам. — Последнее предложение Роджер произнес уже у двери.

Прием еще не начался, и Мег решила, что успеет выпить чашечку кофе и просмотреть почту, а заодно и обсудить с коллегами последние новости.

— Очень надеюсь, что в наше дежурство не случится ничего экстраординарного, — призналась она Джорджии. — Честно говоря, я не уверена…

— На твоем месте я бы больше боялась не сложных пациентов, а занятий в школе для собак, — с иронией заметила Джорджия, перебивая ее. — Сегодня приведут Джека.

— Джека? Какого? Миссис Хортроп?

Джорджия кивнула.

— Только этого не хватало! — простонала Мег.

Английский сеттер миссис Хортроп успел стать своего рода знаменитостью в клинике. Прекрасный пес, чистопородный, совершенно не агрессивный, но, к сожалению, слишком независимый и не желающий подчиняться никаким правилам. Положение усугублялось еще и тем, что миссис Хортроп была его второй хозяйкой, и, согласившись взять пса, она тем самым спасла его от участи окончить дни в питомнике для бездомных собак.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.