Аль-Амин и аль-Мамун

Зейдан Джирджи

Жанр: Историческая проза  Проза    1977 год   Автор: Зейдан Джирджи   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Аль-Амин и аль-Мамун (Зейдан Джирджи)

ПРЕДИСЛОВИЕ

1

Исторический роман получил распространение в арабской литературе раньше, чем романы других жанров. Интерес именно к исторической тематике объясняется той ролью, которую постоянно играла в национально-освободительной борьбе арабских народов идея возрождения былой славы Арабского Востока, наполнявшая обращение к героическим страницам отечественной истории актуальным смыслом.

Возникший в 70-х годах прошлого века, в пору распространения арабского просветительского движения, исторический роман переживает расцвет в начале XX века, в период, который В. И. Ленин назвал «пробуждением Азии»; возрождение этого жанра наблюдается и после второй мировой войны, когда перед арабскими странами встали задачи окончательного освобождения от империалистической зависимости и строительства новой жизни.

Общепризнанным мастером исторического романа в арабской литературе начала XX века справедливо считается ливанец Джирджи Зейдан (1861–1914). Его романы переводились на персидский, турецкий, азербайджанский, хинди и другие восточные языки; существуют также и европейские переводы. Широкая популярность творчества Зейдана на всем Ближнем Востоке объяснялась не только увлекательностью фабулы и легкостью языка его произведений, но и умением автора чутко уловить дух и задачи своей эпохи — эпохи запоздалой ломки феодальной идеологии и формирования идеологии буржуазной, эпохи, определяемой советской наукой как просветительская.

Родиной арабского просветительского движения были Сирия [1] и Египет, ранее других арабских провинций Османской империи пробудившиеся от средневековой спячки и втянутые в орбиту европейского влияния. Начавшаяся на рубеже XVIII–XIX веков экспансия европейских держав в страны Арабского Востока превращала их в полуколонии и колонии, но в то же время объективно ускоряла процесс становления буржуазных отношений в этих странах. В свое время К. Маркс, говоря об английском колониальном господстве в Индии, отмечал, что Англия являлась бессознательным орудием истории и что ей предстояло «выполнить в Индии двоякую миссию: разрушительную и созидательную, — с одной стороны, уничтожить старое азиатское общество, а с другой стороны, заложить материальную основу западного общества в Азии» [2] . Несомненно, эта оценка применима и к положению, сложившемуся на Арабском Востоке в XIX веке.

Арабская просветительская идеология, достаточно расплывчатая по своему содержанию, формировалась в борьбе против реакционных феодальных кругов. На нее наложили свой отпечаток противоречия тогдашнего арабского общества, связанные и с движением за реформу ислама в новом буржуазном духе, и с переосмыслением традиций, и с двойственным отношением к культуре Запада.

В учении арабских мыслителей идеи реформированного ислама сочетались с идеями французского Просвещения, которые соответствовали духу времени — с представлениями о «естественном человеке» и его неотъемлемых правах — свободе и равенство, о необходимости построения общества и всех его институтов на разумной основе, с требованиями конституционализма и парламентаризма.

Важную роль в арабском просветительстве играют идеи национального освобождения — и от гнета Османской империи, в состав которой арабские страны входили до первой мировой войны, и от все растущих притязаний колониальных держав. Большинство идеологов этого движения — сторонники мирного, просветительски-реформистского пути освобождения и преобразования общества. Здесь, на Арабском Востоке, идеи просвещения народа и воспитания общественной нравственности приобретают особое значение: отсталый Восток сопоставляется с ушедшей вперед Европой, которую необходимо догнать, если Восток не хочет полностью ей подчиниться.

Под знаком этой идеи прошла вся жизнь Зейдана, небогатая внешними событиями, но освещенная одной целью: учиться самому и учить других.

Родители Джирджи Зейдана были неграмотными и его самого послали учиться только затем, чтобы он мог помогать семье — вести счетные книги в маленьком ресторанчике, который содержал в Бейруте его отец. Грамоте Зейдана учил брат местного священника; потом мальчик поступает в начальную школу французских миссиоиеров-католиков, где обучались дети многих бейрутских арабов-христиан. Последовавшая за этим попытка освоить сапожное ремесло оказалась неудачной, и с двенадцати лет Джирджи Зейдан начинает работать в заведении своего отца.

Как он сам вспоминает впоследствии, именно тогда у него появляется интерес к литературе и театру: задняя дверь ресторанчика, где он целые дни сидит за конторкой, выходит на маленькую мощеную площадь, занятую уличным кафе, а здесь по вечерам бродячие кукольники показывают традиционные представления театра теней — незатейливые лубочные пьески, в которых действует комический герой Карагёз, подобный нашему Петрушке, и бродячие рассказчики разыгрывают в лицах истории о подвигах знаменитого героя арабского средневековья — Антара или сказки из «Тысячи и одной ночи».

Идут годы. Под влиянием одного из своих друзей, которому посчастливилось окончить среднюю школу, Зейдан знакомится с классической арабской поэзией и увлекается ею; он выкраивает гроши, покупает книги и читает до глубокой ночи. Натура творческая, он и сам пытается писать стихи и статьи наподобие тех, что печатаются в солидном каирском журнале «Аль-Муктатаф» («Сборник»). Один из постоянных клиентов отцовского заведения за умеренную плату обучает его по вечерам английскому языку; под руководством другого учителя он за два месяца осваивает бухгалтерское дело. Все поражаются его способностям.

Отцовский ресторанчик посещают в основном люди образованные, литераторы, поэты; приходит много студентов-медиков из американского университета, основанного в Бейруте протестантскими миссионерами. Джирджи Зейдан жадно прислушивается к разговорам и спорам, знакомится со студентами; постепенно у него зреет решение самому поступить в университет и стать врачом.

Зейдан совершает почти невозможное: с помощью друзей-студентов он за одно лето ухитряется подготовиться к вступительным экзаменам, в том числе по предметам, о которых он раньше и понятия не имел — алгебре, геометрии, физике, химии и биологии, и осенью 1881 года становится студентом медицинского факультета. Занимается он с усердием, весьма успешно заканчивает первый курс и начинает второй. Но вскоре происходит событие, резко изменившее все его первоначальные планы: вместе с группой студентов он покидает университет в знак протеста против увольнения профессора-дарвиниста.

Сдав экзамены на диплом фармацевта и заняв денег у соседа, Зейдан едет в Каир, надеясь продолжить там медицинское образование. Но, попав в египетскую столицу, тогдашний центр арабской прессы и журналистики, в самую гущу борьбы различных направлений арабской общественной мысли, он быстро отказывается от своего первоначального намерения а начинает сотрудничать в первой египетской ежедневной газете «Аз-Заман» («Время»), попутно продолжая самообразование.

В 1884 году Зейдан направляется в Судан в качестве переводчика при англо-египетской экспедиции. Вернувшись оттуда, полный впечатлений, он едет к родным в Бейрут и здесь, вместо отдыха, усиленно занимается древнееврейским и сирийским языками, участвует в деятельности научного общества «Восточная академия». В Бейруте же в 1886 году выходит его первое научное сочинение «Арабская лексика и философия языка», которое представляет первую, достаточно еще наивную попытку применить к изучению арабского языка принципы сравнительного языкознания.

Лето 1886 года застает Зейдана в Лондоне. Он изучает арабские рукописи в Британском музее, знакомится с научной жизнью Англии. Вскоре он возвращается на Восток, и его второй родиной становится Египет. Зейдан живет в Каире почти безвыездно, принимая самое деятельное участие в культурной жизни страны.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.