Перекресток судеб

Щепетнов Евгений Владимирович

Серия: Нед [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Перекресток судеб (Щепетнов Евгений)

Глава 1

— Принимай! Быстро, быстро, шевелись! Взяли! Взяли!

Портовые рабочие споро перехватили канат, наматывая его на причальные тумбы, плотнее притягивая корабль к причалу. Рабочим платили деньги за то, чтобы они швартовали суда — работа вполне приличная и неплохо оплачиваемая. Каждый капитан платил за швартовку немалую сумму — обычная практика портов Замара. Впрочем — никто не жаловался, все равно бесполезно. Да и некуда жаловаться. Так воспринимается дождь или град — не богам же отправлять жалобу на стихийные бедствия. Для чего тогда строить порт, если не выкачивать деньги из судовладельцев?

С грохотом пал трап, и по нему, прогибая толстые доски, сошел пассажир — огромный широкоплечий мужчина, заросший лохматой копной седых волос, спадающих на темные глаза, зыркающие из глазных впадин так, как зверь выглядывает из своей норы на жестокий, опасный мир, в котором найдет добычу или погибнет в борьбе за жизнь.

Толпа на причале была разношерстной. Вопили разносчики пирогов, предлагающие свои подозрительные изделия всем желающим приобрести за два медяка расстройство желудка, проносились полураздетые грузчики, на покатых мускулистых плечах проносившие сразу по два мешка или здоровенный бочонок. Шатались подвыпившие матросы, уже с обеда надравшиеся в кислого вина. Их поливал отборной бранью помощник капитана и пинал в твердые сухие зады, просоленные, как корабельная пенька. Бегали подозрительные мальчишки — то ли попрошайки, то ли воришки, отправившиеся в порт за поживой — если у кого и водятся денежки, то это у моряков, вернувшихся из плавания, а таких тут было великое множество — корабли стояли у причала, на рейде, десятки кораблей разного вида и конструкций. Одни из них поднимали паруса — эти суда были загружены по до предела, и похожие на огромных китов, наевшихся планктона отправлялись в свой тяжкий рейс. Другие, потрепанные жестокими штормами, качались на волнах под лучами жаркого солнца, впав в спячку, как морской зверь, обожравшийся жирной рыбы.

Мужчина, сошедший с корабля, равнодушным взглядом осмотрел причал, глянул наверх, на дорогу уходящую из порта в центр города, и поправив на плече лямку походного вещмешка, зашагал по брусчатой мостовой. Куда — он сам пока не знал. Денег у него оставалось не так много, но при достаточной экономии мужчина мог прожить около месяца — не шикуя, снимая койку в самой дешевой из гостиниц. Если Нед не появится в городе в течение месяца — тогда придется зарабатывать тем, чем Жересар умел заниматься — лекарским делом. Чего — чего, а уж лечить бывший армейский лекарь умел. Не маг — лекарь, конечно, но хирург отличный, и в снадобьях разбирался как никто другой. Армейская школа, годы службы в Корпусе Морской Пехоты не прошли даром.

Что Жересар собирался сказать Неду? Что сам собирался сделать? Ну — уж само собой, не уговорить Неда простить тех, кто убил Санду, убил Имара Шорокана, и главное — убил его, Жересара, сыновей.

После гибели сыновей Жересар будто выгорел изнутри. Высох, как старый дуб после многолетней засухи. Не осталось ничего, кроме сжигающего желания отомстить тем, кто лишил его счастья, лишил жизни, лишил тех, кто был смыслом жизни — сыновей.

Дальше мести планы Жересара не распространялись — уничтожить врага, а там… там можно будет подумать, как жить. А жить ему не хотелось. Ну да — красавица — жена, дочь… но никогда он не обнимет сыновей, никогда.

И сам виноват — зачем взял их с собой, в Корпус? Зачем согласился на их уговоры? Что теперь говорить… поздно. Первая мысль была — пойти, и порвать на куски гадов из Военного Совета, организовавших нападение, своими руками уничтожить виновников случившегося. Но ведь убьют. Никто не сможет дойти до членов Совета, напасть на них и остаться в живых. Да и напасть-то не дадут — убьют на подходах. Нет уж — надо добраться до Неда — вот тот точно дойдет до негодяев. И убьет. И отомстит за всех! За сыновей! За свою Санду! За Хеверада! Только бы найти Неда… Он должен быть где-то в этих краях — не сейчас, так позже — но все равно будет тут. И бывший лекарь его найдет. Ах Нед, Нед… бывший пастух, бывший сержант Корпуса… а теперь — могучий боец, черный маг — демонолог… друг. Друг! И это главное. Если он потребует от Жересара жизнь в уплату за месть убийцам сыновей — Жересар не задумываясь ее отдаст. Месть! Месть! Месть!

А в городе хорошо. Жересар не ожидал, что этот захолустный город окажется таким большим, чистым и красивым. Высокие дома, ухоженные улицы, мощенные брусчаткой, канализационные сливы — видно, что тут не бывает потоков из помоев и грязи — все цивилизованно и продуманно, не хуже, чем в столице, а может даже и получше. Только вот странно — откуда эта груда развалин? Как будто кто-то огромным кулаком ударил по башне и развалил ее под самый фундамент. Возятся рабочие, разбирая постройку, груда кирпичей выше забора. Плохо построили? Обрушилась? Но кирпичи обожжены. Пожар? Вероятно пожар.

Жересар с минуту разглядывал полуразваленный большой дом, пожал плечами и пошел дальше. Какое ему дело до чужих проблем?

Народ на улицах ничем не отличается от столичного, но по ощущениям — двигаются как-то помедленнее, или так кажется? В столице все куда-то бегут, как будто им в зад вставили шило — бегают все, от разносчика булочек, до зеленщика с тележкой. Иногда кажется, что это их последняя пробежка в жизни — иначе чего они так стараются как можно скорее прибыть в место назначения? Будто от смерти бегут…

Наряд стражи подозрительно посмотрел на огромного человека, но Жересар спокойно встретил взгляд капрала, и тот, сам не ожидая того, отвел взгляд — приезжий смотрел спокойно, но так тяжело, что казалось — на плечи стражника взвалили штук двадцать кирпичей из разваленного дома. Стражник было дернулся — проверить, что это за странный человек, похожий на югра, вставшего на задние лапы, а потом передумал — что ему, больше всех надо? Треснет по башке, и все — прощай обед с кислым вином (Опять тварьский трактирщик налил каких-то помоев, а не вина!), прощай любимая жена, родившая ему двух детей, прощай еще более любимая любовница — женушка капрала Иструга (Не дай боги узнает, пьянь проклятая! Пришибет! Но сладкая баба…), прощай трактир «Зеленая корова» со столом, на котором так славно катятся кости, обещая удачу и благосостояние. И обманывают — как и всегда. Опять придется занимать монет на игру.

Стражник уже забыл о странном прохожем, занятый своими важными проблемами, а Жересар пошел дальше, к рынку, туда, где можно найти дешевую гостиницу. Возле рынка обязательно была недорогая гостиница, в которой жили возчики и небогатые купцы — там и стоило поискать комнату. Хотя Жересар и сомневался, что так сходу ее найдет — что-то в городе многовато приезжих. Наметанный глаз городского жителя сразу усмотрел неподобающую провинциальному городу суету. Да и в порту слишком много кораблей. Впрочем — это же крупный северный порт, почему бы и нет? Убедиться в наличии или отсутствии комнат можно только придя в гостиницу — так чего заранее заморачиваться по этому поводу? В крайнем случае можно и на конюшне переночевать, на сене. Не очень приятно, зато под крышей, а там можно и комнатку поискать — всегда полно пожилых, одиноких вдов, за недорого сдающих комнаты. В этом жестоком мире вдов всегда хватает, а вот достатка — увы, маловато.

Пожалел — отказался от обеда на корабле. Надоела их убогая еда, однообразная и невкусная (повара привязать к веревке и протащить десяток ли за кораблем, чтобы знал, как эту дрянь готовить!). Но еда хоть и убогая, безвкусная, была сытной — а теперь нужно искать, где перекусить. Организм большой, требует свое — ему безразлично, что хозяин в печали и встал на дорогу мести. Дай ему жрать, и все тут! И пить — неплохо бы кружку — другую пива выпить. А то живот совсем пропал…

Жересар не уставал удивляться происшедшим с ним переменам — до трагедии он был массивным, даже слишком массивным — большой живот, лишний жирок. Теперь — куда-то это все подевалось Так он выглядел только в юности — массивные кости, мощные мышцы. И ни грамма жира. Теперь Жересар был в хорошей форме. Видимо демон, вселившийся в его тело не желал, чтобы носитель быстро загнулся, потому поддерживал организм в «боевой готовности».

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.