Рыжая птица удачи

Иванова Татьяна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Рыжая птица удачи (Иванова Татьяна)

Он знал, что спит. Это было непривычное, но всё же знакомое ощущение, когда нереальность грёз чётко отличается от действительности, и ясно, что это именно сон.

…Поверхность планеты затянута облаками, постоянно меняющими очертания. Три десантных катера, только что покинувшие борт космического корабля, тактического носителя, держат курс вниз.

Он не может понять, откуда видит происходящее. Не может понять и откуда слышит голоса. Это звучат переговоры по дальней связи, но так слышать их можно только в командном центре носителя. А он наблюдает за происходящим откуда-то извне. В поле его зрения оказывается и сам носитель, похожий на гигантского майского жука, и отчётливые контуры знакомых букв на борту — но разобрать название он не в состоянии, словно это неизвестный язык, — и планета внизу, и три катера, он знает такие катера, в военно-космических силах их называют просто «соколы».

— «Гнездо», я Скиф. Полёт нормальный, готовлюсь к входу в атмосферу.

— Вас понял, Скиф. Сообщите о включении планетарных двигателей.

Катера снижаются, и общую картину медленно затягивает будто лёгкой дымкой. Но сон ещё не кончается.

— «Гнездо», мы вошли. Планетарные двигатели в норме, захожу на посадку.

Он не видит, а чувствует, как это бывает часто и в реальности — тревожный тихий звоночек внутри. Опасность. Снизу, из тумана расходящихся облаков, поднимается смерть.

— Скиф, вы захвачены радаром!

— Ракеты в атмосфере!

Два предупреждения — с носителя и с катеров — звучат одновременно.

Противоракетный манёвр. Катера отстреливают противоракеты. Ну же!

Он ничем не может помочь, это тот редкий сон, в котором он не имеет власти над происходящим. Потому что это уже случилось или случится в реальности, неизвестно где. Он может только смотреть и запоминать.

Вспышка, резкий свет заполняет всё вокруг — наверное, как и для тех, кто находится в катерах. Беззвучно, замедленно распадается окружающий мир, разлетается чёрное небо с осколками звёзд. И как сквозь вату пробивается голос того, из командного центра:

— Дэн, прими координаты зенитного комплекса!

Залп с единственного уцелевшего катера. И в эфире бесцветный голос, слегка тягуче выговаривающий слова:

— Цель уничтожена.

Голоса удаляются, будто кто-то постепенно убавляет громкость…

…и беззвучные крики, полные страха и боли — того, что может ощущать человек, близкий к гибели. Оттуда, где только что раздался взрыв. Кто-то ещё жив.

Последнее, что он успевает выхватить взглядом — наконец сложившиеся в слово буквы на борту носителя. «Киплинг»…

Его окружала темнота. Спокойная, привычная темнота казармы. Голоса ушли, звоночек умолк, слышалось только мерное дыхание тех, кто спит в соседних койках.

Дмитрий медленно приходил в себя, его слегка встряхивало — как всегда после таких снов. На лбу выступила испарина. Что это было? Предупреждение? О чём? Кому? В такие минуты он ненавидел то, что позволяло ему видеть эту неясную информацию из будущего или из прошлого. Потому что видеть и не понимать смысла было просто невыносимо. Особенно если видения ассоциировались с опасностью и смертью.

Часть I. По законам джунглей

Вот вам Джунглей Закон — и Он незыблем, как небосвод. Волк живёт, покуда Его блюдёт; Волк, нарушив Закон, умрёт. Как лиана сплетён, вьётся Закон, в обе стороны вырастая: Сила Стаи в том, что живёт Волком, сила Волка — родная Стая. (с) Р.Киплинг, пер. В. Топорова

Глава 1

Майор Валентин Фойзе закрыл файл с докладом о последнем задании.

Неудачно начатую операцию на астероиде в системе жёлтого карлика, по уничтожению укрывшейся бандитской группировки, провёл третий взвод, «медведи». База террористов была уничтожена, девять бандитов доставлены на «Киплинг», откуда они будут переданы полиции Земного Содружества. Потери «Киплинга» составили шестнадцать человек, среди которых командир первого взвода, «волков» — капитан ВКС Марат Одинцов. Скиф.

Некоторое время майор смотрел на серый полупрозрачный монитор над столом, и, наконец, вызвал список личных файлов своих бойцов. Шестнадцать из них предстояло сейчас перенести в архив. Шестнадцать имён. Шестнадцать пар глаз, живущих теперь только на голограммах. Шестнадцать человек, служивших ещё под его личным командованием, когда он сам был командиром «волков». Пятеро из погибших шли вместе с ним с самого начала, все четырнадцать лет службы на «Киплинге». Потерять их значило потерять часть себя.

В который раз Фойзе испытал чувство ошибочности происходящего. Казалось — будь он там, в «соколе», вместе со Скифом и остальными «волками», как раньше, ничего бы не случилось. Майор понимал, что это всего лишь иллюзия, всё равно ракета взорвалась бы, и первые два катера были обречены в любом случае. Его присутствие ничего не изменило бы. Но всё же… Он никак, за все годы командования, не мог привыкнуть к тому, что должен руководить операциями «Киплинга», находясь в командном центре. Во время боевых заданий командиру мобильной роты специального назначения ВКС предписывалось не покидать носитель. А как бы он хотел наплевать на эти предписания!

Последний файл ушёл в архив. Фойзе выключил монитор, тот свернулся в точку над столом и погас. Родным погибших сообщат без него. Он настоял бы на том, чтобы поговорить с семьёй Марата лично, но Скиф был одинок. Майор больше ничего не мог сделать для ушедших. Теперь ему нужно было думать о тех, кто остался, и о тех, кто должен прийти на замену.

На памяти Фойзе такая ситуация сложилась впервые. Передовой взвод оказался обезглавлен, его личный состав уменьшен вдвое. Нужно было срочно принимать решение. Впрочем, майор уже знал, что делать, и был уверен, что прав. Набирать пополнение он будет на лучшей подготовительной базе. На той самой, где когда-то служил сам, и где сейчас служит человек, за продвижениями которого Фойзе следил последние лет десять. Которого он теперь прочил на место Скифа.

Майор коснулся кончиком пальца клипсы своего мобильного телефона на левом ухе, включая связь.

— Антонов, говорите, — ответил на вызов знакомый сухой голос в наушнике.

— Господин подполковник, майор Фойзе.

— А, майор… Я ждал твоего звонка. Мне уже сообщили. Когда будешь у нас?

— Завтра, Сергей Анатольевич. Я вылетаю утренним рейсом.

— Тогда до встречи, Валентин.

Связь прервалась. Подполковник Антонов, начальник второй подготовительной базы войск спецназа ВКС, сводил разговоры с помощью средств связи к минимуму, предпочитая всё обсуждать при личных встречах. Фойзе сам перенял эту привычку ещё в те времена, когда обучался на второй базе под его командованием.

Пора было собираться. Челнок, который доставит его на лайнер, следующий рейсом «Плутон-Земля», стартует через час.

* * *

Яркое африканское солнце выбросило на рассветное небо первые лучи. Внизу, на земле, этот свет пока ещё робко пробивался сквозь буйное переплетение гибких ветвей и листьев, смешение оттенков зелени и бурых разводов коры. Этот день будет жарким — как и уходящая ночь.

Феникс первым выскочил из зарослей на открытое пространство. Бойцы его подразделения шли следом, он опередил их совсем ненамного. Едва он отошёл чуть в сторону, как ветви всколыхнулись и бесшумно пропустили первого из солдат. Конечно, Аякс. Они с Индиго в таких бросках вечно соперничают за право идти за командиром. С переменным успехом. Феникс усмехнулся про себя, когда следующей из листвы выпрыгнула знакомая долговязая фигура. Индиго отстал от Аякса буквально на несколько шагов. Но если каменное лицо Аякса не выражало ничего — этот парень со сложением и силой Геркулеса обладал поистине железным самообладанием, — то на смуглом лице Индиго отчётливо читалась досада и на опередившего его атлета, и на себя самого. Эх, Димка, когда ж ты научишься эмоции контролировать не только перед начальством…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.