Император и Пустота

Верник Сергей Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сборник рассказов

Император и Пустота

— Ты меня убьешь?

Я не сразу увидел мальчишку. Укрывшись от имперского патруля в лабиринтах заброшенной подземки, даже подумать не мог, что здесь кто-нибудь окажется, кроме меня. Нужно быть чокнутым или вконец отчаявшимся, чтобы сунуться в эту клоаку Сандави. В моем случае пока подходил второй вариант.

— Ты меня убьешь?

Пустая батарея, громко звякнув, покатилась по бетонному полу тоннеля. Я достал полную, вставил в приемник бластера и перевел оружие в травматический режим. Нужно было экономить, — батарея последняя.

— Убьешь?

— Я не убиваю детей, — буркнул я, поворачиваясь к мальчишке. Единственный ребенок, которого с удовольствием бы прикончил, находился сейчас за много световых лет отсюда. На Лорре, столичной планете империи. Юный император ее никогда не покидал.

Мальчишка смотрел на меня большими настороженными глазами, но страха в них не было. Скорее любопытство. И что-то еще.

Нет, так не бывает. Этот взгляд не мог принадлежать тощему десятилетнему мальчишке с измазанным грязью лицом, с длинными спутанными волосами, жирными сосульками свисающими из-под капюшона куртки. Щеки провалились, видимо, от голода. Однако на меня смотрел отнюдь не уличный попрошайка. Так мог смотреть проживший долгую и скучную жизнь дряхлый старик. С осторожностью, с умеренным любопытством и скупой благодарностью за нарушенное одиночество.

— Это боевой бластер? — спросил мальчишка, скосив глаза на зажатое в моей руке оружие. — Ты много людей убил?

— Достаточно, — ответил я, и резким движением развернул его лицом к свету, просачивающемуся сквозь вентиляционную решетку.

У меня перехватило дыхание. Под слоем грязи угадывались знакомые черты. Я смотрел на Него. На того, кого ненавидел больше всего на свете. И отдал бы жизнь за возможность убить.

— Кто ты? — моя рука сжалась на плече мальчишки, и тот слегка поморщился. Встроенные в десантный костюм мышечные усилители позволяли голыми руками крошить бетон, а он всего лишь поморщился. Словно от ноющей зубной боли. — Ты Его клон? Отвечай!

— Меня зовут Дориан, — сказал мальчик, и отвел взгляд.

Он говорил правду. Моя рука непроизвольно дернулась, бластер прижался стволом к его щеке.

Последние пять лет я целиком и полностью посвятил изучению систем обороны Лорра. За баснословные деньги покупал у техников сомнительные схемы. Искал по всей галактике отставных охранников, поил дорогущим сармандским виски в надежде на более откровенный разговор. В конце концов, когда вариантов уже не оставалось, применял глубокое сканирование памяти. И все ради единственной цели — убить вечного ребенка с грустными и жестокими глазами тирана. Убить Императора Дориана.

Сейчас я смотрел в эти самые глаза и читал в них немую просьбу. Нет, не оставить в живых, а скорее наоборот. Избавить от непомерной ноши длинною в жизнь. Вечную жизнь.

Это было похоже на сон. Действительно, так не бывает на самом деле. Чушь, ересь, лишенная всякого смысла.

А может, Он сам меня нашел?

Мы стояли минуты две. Я в любую секунду ожидал, что полумрак старых канализационных труб осветят яркие прожекторы и зазвенят по бетону болванки парализующих гранат. Но все было тихо.

— Сделай это быстро, — сказал Дориан, зажмурившись. — Не тяни.

Проклятье! Я так не могу! Это неправильно!

Слишком… Слишком просто.

Я оттолкнул его в сторону и в бессильной злобе выругался. Не стесняясь в крепких выражениях, собранных за многие годы по злачным местам Империи.

— Но, ты же этого хотел? — растерянно произнес император.

— И что с того? — огрызнулся я. — Хотел, но не так.

— А как? — в голосе Дориана вновь появился интерес.

Я не ответил. По-прежнему продолжая сжимать бластер, пошел вдоль стены. Через несколько метров должна быть лестница, ведущая на верхний уровень, в помещения, которые предназначались для обслуживающего персонала. Теперь, когда всеми процессами заправляла электроника, в человеческом присутствии нужды не стало. Заброшенные площади обычно обживали бездомные, скрывающиеся от властей криминальные личности и, конечно же, крысы.

— Как ты здесь оказался? — не оборачиваясь, спросил я. Дориан топал сзади, стараясь не шуметь. У него это плохо получалось.

— Просто захотел, — тихо ответил он. — Второй раз в жизни просто захотел.

— А первый раз? — я остановился. Повернул голову.

— Посмотри на меня, — мальчишка замер. В его голосе скользнули повелительные нотки. — Мне давно за восемьдесят. Старики так выглядят?

— Уж лучше бы ты был стариком. Я повидал в своей жизни много маразматиков, инвалидов и прочих неполноценных. Я привык их прощать. Но ребенок, играющий во взрослые игры должен понимать, что и наказание будет иным. Ты просто захотел, и все тут же выполняется. Ученые ломают голову, чтобы остановить время для твоего тела. Тратятся миллиарды кредитов. А ради чего, спрашивается? Будет ли подобная процедура доступна простым смертным? Конечно же, нет.

— Не будет, — согласился Дориан.

— Вот именно, — продолжал я. — Вся галактика, весь мир крутится вокруг тебя, Император. Чего стоят человеческие жизни, если можно просто захотеть, и вместо какой-нибудь колонии на неприметной аграрной планете появится полигон для испытания нового оружия? Сколько подобного было, и сколько еще будет. Когда-то меня успели спасти сердобольные торговцы, а вот моим родителям не повезло. А может, наоборот повезло. Они погибли очень быстро, и не от луча бластера. Орбитальные бомбардировщики намного милосерднее имперских десантников.

— Мне жаль…

— Чего тебе жаль, Император?! — я едва сдержался, чтобы не ударить его рукоятью бластера. — Не смей произносить это слово! В твоих устах оно звучит как проклятье! Вот мне жаль, что я оказался не готов к такому подарку судьбы. Великие Боги, как же получилось, что ты, сбежав из дворца, очутился ни где-нибудь, а именно на Сандави? В вонючей норе, когда в ней случайно спрятался человек, ненавидящий тебя больше собственной жизни? Не понимаю!

— Могу я узнать твое имя? — Дориан смотрел мне в глаза. Это была просьба. Интонация обычного мальчишки. Слегка напуганного и голодного.

— Зови меня Рэй, — сказал я уже спокойнее.

Тем временем мы подошли к торчащим из стены ржавым скобам, выполняющим функцию лестницы. Забравшись наверх, я толкнул тяжелый люк, и тот совершенно свободно открылся. Значит, им не так уж редко пользовались.

— Поднимаешься?

Дориан будто ждал моего приглашения. И был уверен, что я его не оставлю.

Помещение технического персонала производило впечатление хорошо обустроенного жилища. Сквозь решетку в потолке проникал скудный дневной свет, позволявший разглядеть аккуратно разложенные на полу старые матрацы. В дальнем углу приютились несколько больших коробок, прикрытые сверху старым тряпьем. На стенах висели вырезанные из пластика журналов обнаженные женщины, среди которых присутствовали не только человеческие особи.

— Ты здесь живешь? — спросил Дориан, внимательно осматривая чужие вещи.

— Нет, — бросил я. Затем подошел к двери, ведущей в остальные помещения, и запер ее изнутри. Только гостей мне еще не хватало.

В одной из коробок обнаружились консервы. Я достал банку и протянул Императору.

— Что это? — тот удивленно покрутил ее в руках.

— Еда, — забрав обратно, с силой надавил на клапан. Запустилась реакция разогрева. — Из рациона твоих солдат.

Я никогда не видел, чтобы с таким аппетитом ели эту «замазку». Император хватал пищу руками, по подбородку тек жир. Он его размазывал грязными ладонями, и был счастлив. Обыкновенный мальчишка, с полным ртом каши. На Сандави таких тысячи, и многие из них точно также радовались бы дрянным солдатским консервам.

— Как же все-таки ты здесь оказался? — спросил я, наблюдая, как Император чуть ли не вылизывает уже опустевшую банку. — То, что «просто захотел», я уже слышал. Тебя сюда привезли и бросили одного? Без охраны?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.