Заруча

Логинов Святослав Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Святослав Логинов

Заруча

— Нюша, я устала!

— И что? Думаешь я не устала? Я и без того твою корзину тащу, что мне и тебя саму на закорках переть? Не хотела я тебя брать, нет, ведь, напросилась. Теперь топай, не отставай. Слышь, девчонки куда ушли?

— Поаукать бы…

— Я те поаукаю! Тебя мигом аукалка уведёт.

— Это как?

— А вот так. Зааукаешь без дела, а она тебе из-за кустов тоненьким голоском ответит: «Ау!». Ты подумаешь, это свои, и пойдёшь к ней, а она отбежит в сторонку и снова: «Ау!». Так и заведёт тебя к лешему или в няшу к кикиморе, а то, к медведю в берлогу – сиди и не скучай.

— А почему девки аукали?

— Они большие, им можно. А ты ногами-то шевели, в лесу из-за тебя ночевать — охоты нет.

— Нюша, не могу больше! Хоть руку дай!

Нюша остановилась, опустила на траву обе корзины: свою – полнёхонькую, и Катькину – с брусникой едва на четверть. Сердито отёрла с потного лица налипшую паутину.

— Ишь, чего захотела, за ручку тебя взять. А корзину твою в зубах потащу? И вообще, по лесу за руку ходить нельзя – заруча утащит.

— Какая заруча? – прошептала Катюшка.

— Вот этого не скажу. Кто заручу видал, тот уже ничего не расскажет. Ладони у заручи деревянные, на них шипы растут, как на свороборине или ежевике. Только попробуй по лесу с кем-нибудь за ручку пройтись, так заруча и вцепится, не оторвать. Куда она тебя утащит, что сотворит, никто не знает, но косточек твоих и ворон не отыщет. Вишь, вон, летит чёрный, смотрит за тобой.

Катюша испуганно поглядела на небо. В деревне ворона редко увидишь, над деревней кружат ястребы, плачут по-детски, высматривают цыплят. В лесу ястребов мало, здесь чаще летает ворон. Шорхает о воздух крыльями, негромко произносит: «Кра-кра!». Только попробуй, умри под сосной – спустится и начнёт клевать глаза.

Нюша стащила с головы платок, принялась связывать ручки корзин, чтобы можно было нести, перекинув через плечо.

— Чего встала? Вперёд иди, а то опять будешь на месте топтаться, а мне с грузом на плече, тебя ждать.

— Куда идти?

— Вот же тропка. По ней и иди.

— Я боюсь. Там заруча караулит.

— Ты там не бойся, ты меня бойся. Сейчас сорву стрекавину, да по ногам – галопом поскачешь.

Катюша сарафан одёрнула, ноги прикрыть, и бегом припустила по тропке. Забежала за куст, дух перевела. Куда теперь? Дорожка вроде и есть, вроде и нет её. Раздваивается на тропочки, и обе несерьёзные, как нехоженные. Прошла чуть дальше – вовсе нет пути, ни вперёд, ни назад. Нюшу бы кликнуть, да боязно. Шагнула уже безо всякой дороги и остановилась, разиня рот, словно цыплёнок перед лисьей мордой. Со старой ели свисало что-то замшелое, тянуло корявую лапу, усаженную иглами шипов:

— Дай ручку, девочка…

— Ой! – попятилась, закрываясь рукавом от страшного.

— Ой! – послышалось за кустами. – Ау! Ау!

Кинулась назад, но там тоже:

— Ау!

— Урм! – рыкнул в чащобе медведь.

— Кра! – подтвердил ворон, высматривая, пора уже спускаться или ещё погодить.

— Нюша-а!.. – закричала Катя и помчалась, не разбирая дороги.

На полянку выскочила, а там Нюша злая-презлая. Счастье-то какое!

— Вот она где! Я вся изоралась, тебя ищучи.

— Нюшенька!

— Что Нюшенька? Давай руку, пошли домой.

Катюшка подбежала, ухватилась за Нюшину руку. Ладонь у сестры крепкая, деревянная, прорастает изогнутыми шипами.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.