Итоги № 1 (2014)

Журнал Итоги

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Итоги № 1 (2014) (Журнал Итоги)

Олимп–2014 / Политика и экономика / В России

Олимп–2014

/ Политика и экономика / В России

Казалось бы, зачем человеку Олимпиада? Марафонскую дистанцию мало кто осилит, на какую-нибудь санно-бобслейную трассу и смотреть-то страшно, не то что проехаться. И тем не менее в 2014 году — году зимних Игр в Сочи — второму изданию олимпийского движения стукнет 120 лет. Потому что биатлон со скелетоном — это, конечно, для мастеров, а Олимпиада — она для всех.

Первыми на дистанцию выходят марафонцы — государственные мужи. Ведь Игры — это политика. Прием заявок на проведение Олимпиады начинается за десять лет до часа «Х», заканчивается за девять, финалисты определяются за восемь, и спустя еще один год томительного ожидания — вот она, минута счастья: столица Игр определена! Но впереди еще три марафонских круга гигантских строек. Эстафету принимает бизнес. Ведь Игры — это деньги. Коммерсанты всех мастей ждут Олимпиад как манны небесной, особенно когда нужно взбодрить подкошенный кризисом потребительский бум. И вот час «Х» пробил. Церемония открытия и зажжения огня, детали которой все эти десять лет держатся в строжайшей тайне. Ведь Игры — это искусство. Ну и, конечно, Олимпиада — это повод сделать еще краше очередную житницу-здравницу. Не говоря уже о такой черноморской жемчужине, как Сочи. И никакая субтропическая погода не испортит нам праздник. Как не испортили его в далеком 1980-м происки мультяшной Бабы-яги и реального Госдепа, которые, как известно, одни только и были против.

А мы вот все — за! Так что с наступающей вас Олимпиадой!

Наш человек в МОК / Политика и экономика / В России

Наш человек в МОК

/ Политика и экономика / В России

Почетный президент ОКР Виталий Смирнов — о разнице между спортом и консерваторией, о том, как майку за два доллара продать за пять, о бесполезности перетягивания каната, вреде бойкотов, а также о жизни, состоящей из летних и зимних Олимпиад

На веку Виталия Смирнова, почетного президента Олимпийского комитета России и старейшего члена МОК, нынешний президент Международного олимпийского комитета уже пятый. А всего их и было-то девять. Смирнов прошел через 25 Олимпиад. Первая из них — Рим-60. Чему научил столь богатый опыт и чего ветеран ждет от своих 26-х Игр? Ответ оказался неожиданным: «Потребность на спортивном рынке, по сути, ограничилась только футболом. Ну и еще немножко хоккеем. Что пишет спортивная пресса, что показывают по ТВ? Вот пальчик Аршавина, вот он повернулся… Ужасно! Не футболом и не хоккеем единым мы должны жить, как бы зрелищны они ни были. Конечно, можно понять стремление газет и телеканалов отвечать запросам публики и одновременно — коммерческой стороне вопроса. Но в Германии государство финансирует трансляции других видов спорта по выходным. Мы же утратили заботу о воспитании вкуса у болельщиков. Если ты не знаешь, что такое шорт-трек или керлинг, то, соответственно, не будешь стимулировать и своих детей заниматься этими видами спорта. А ведь мы всегда отличались ровными по подготовке сборными».

— Как удавалось этого добиться, Виталий Георгиевич?

— Во многом благодаря спортивной науке. Была единая методика, на основании которой создавался специализированный спорт. Иначе нельзя было за несколько лет подготовить команду, которая стала бы чемпионом мира и Олимпийских игр по хоккею. Невозможно на пустом месте побить канадцев на первой же Олимпиаде! Методика подготовки — чтобы спортсмен выдерживал нагрузки, силовую борьбу и прочее — была едина для всех видов спорта. Появилось, к примеру, современное пятиборье — и всего несколько лет потребовалось на то, чтобы взять за основу либо пловцов, либо фехтовальщиков и добавить им недостающие виды спорта, используя общеметодические наработки. Мы стали чемпионами мира и Олимпийских игр достаточно быстро. Не будет гармоничного развития — будем однобоко выступать. Легкая музыка, если брать аналогию, тоже часть искусства, но надо нести людям и трудную классику, постоянно пропагандировать ее.

— «Спорт тоже искусство», как говорил незабвенный Сыроежкин в «Приключениях Электроника». Согласимся с молодым человеком из 80-х?

— Искусство оставляет более глубокий след в душе, в судьбе человека. Спорт, однако, обладает совершенно другим качеством: он хорош своей непредсказуемостью. Вы же точно знаете, придя на «Кармен», что главная героиня погибнет. Знаете, но идете смотреть. А вот спорт непредсказуем! Бывает, слабая команда вдруг выигрывает, аутсайдер становится чемпионом. Болеет либо не может поехать на игры спортсмен, вместо него едет перворазрядник…

— Так уж перворазрядник!

— Именно он. Владимир Сафронов, например — кстати, очень хороший художник помимо прочего, — бронзовый медалист чемпионата РСФСР 1954 года по боксу. Но что такое «бронза» на республиканских соревнованиях?.. Однако Сафронов поехал на Игры вместо выбывшего фаворита и в 1956 году стал олимпийским чемпионом.

Болельщика всегда питает надежда на чудо, что при неравных силах все же выиграет его команда, его любимый атлет. В искусстве этого нет. Сиюминутного удовольствия, экстаза, наслаждения. Поэтому спорту больше народу подвержено, чем искусству. Стало быть — вновь подчеркнем — роль государства выходит на первый план: надо финансировать программы, которые показывали бы пока еще малопопулярные виды спорта. Сила сборной СССР и даже еще несколько лет после распада Союза — как раз в универсальности. Не было в мире ни одной команды, выставлявшей на Игры столь ровный по всем видам состав. Что такое зимние виды? Это в основном европейские соревнования. Полные команды могут выставить США и Канада. В Южной Америке, в Африке — ни одной. В Азии — пожалуй, три: Китай, Южная Корея, Япония. Да и то либо с неполным составом, либо на любительском уровне. А Европа может выставить десятки команд по всем видам.

— Отчего зависит выигрыш в олимпийской лотерее? Почему мы получили Олимпиаду-80, а не Игры, скажем, 1976 года?

— На Игры 1976 года было три кандидата: Монреаль, Лос-Анджелес и Москва. Мы проиграли Монреалю — и хорошо, что проиграли. Рано нам было получать Игры. Чисто по подготовке было рано — не спортивной, конечно, а инфраструктурной. Мы это поняли, когда в 1974-м получили право проведения Олимпиады в Москве. А потом пришла череда и Лос-Анджелеса: он получил Игры-84 без конкуренции.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.