Волшебные слова

Валентайн Рут

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Волшебные слова (Валентайн Рут)

1

Ты будешь моим, никуда ты от меня, голубчик, не денешься!

Аделайн Бидс довольно улыбнулась. Первый раунд она выиграла, это бесспорно. Устроиться на работу в «Купер индастриз» дело не из легких, конкурс на место личного помощника главы и хозяина фирмы просто бешеный. Проще даже в космос полететь.

Аделайн усмехнулась. Разумеется, это гипербола, но, пожалуй, недалеко от истины. Слава богу, я подсуетилась, и теперь у меня такие рекомендации, что комар носа не подточит. Конечно, пришлось кое-чем пожертвовать, но игра стоила свеч.

Она с отвращением вспомнила Ричарда Шеридана, вице-президента компании, в которой работала до того, как устроилась в «Купер индастриз». Его плоские остроты, вечно мокрые губы и суетливые пухлые потные руки, его жирное тело… Аделайн тошнило при одной только мысли, что придется переспать с ним, и не раз, но она заставила себя — ведь на карту была поставлена карьера. Ибо за многочисленные прегрешения ей грозило увольнение с волчьим билетом. Однако при всех своих недостатках толстяк Шеридан оказался человеком слова, и Аделайн получила-таки вожделенные рекомендации.

После того как Аделайн «пропустили через сито» отдела кадров и несколько собеседований, ее новый шеф, Харви Купер, не стал затевать проверок, а ограничился внимательным изучением бумаг претендентки и своеобразным фейсконтролем. Аделайн с наслаждением вспомнила, какую скромницу разыграла, какими нежными были модуляции ее голоса, какой грациозной — походка, каким элегантным — костюм. И Харви Купер клюнул! Не мог не клюнуть!

Откуда ему было знать, что волоокая соискательница на место его личной помощницы пришла не просто так, что она давно следила за ним, по крупицам собирала информацию о нем и о его личной жизни…

Да, Харви это и в голову не пришло, самодовольно подумала Аделайн. Вот уже три месяца мы с ним работаем бок о бок, и наши отношения становятся все теплее и теплее. Он и не заметит, как окажется в моей постели, а потом и у алтаря. Мужчина, который несчастлив в браке, как правило, легкая добыча. Главное, заманить его в сети, скомпрометировать и… Нынешней миссис Купер останется только рвать на себе волосы, злорадствовала Аделайн. И поделом ей: мужчину не удержишь, если он видит в жене только заботливую мать своих детей и добропорядочную хозяйку дома. От такой преснятины любой сбежит! Миссис Купер забыла, что ее муж — здоровый мужчина в расцвете лет, ему нужен хороший, регулярный секс и чтобы жена не лежала бревном, а проявляла изобретательность.

Разумеется, это ханже миссис Купер неведомо, усмехнулась Аделайн, зато я знаю про мужчин все. Харви не уйти от меня. Я подарю ему то, чего он лишен в семье, прикую к себе цепями — кандалами! — плотской любви и тогда…

Тогда я стану одной из богатейших женщин штата. А потом, умело сыграв на честолюбии Харви, заставлю его баллотироваться на пост губернатора. Затем — президента страны.

Аделайн зажмурилась, пытаясь унять сердцебиение. Да, я смогу это сделать. У моих ног будет лежать весь мир!

И она приступила к реализации второго этапа своего коварного плана.

2

Посмотреть со стороны, так семейная жизнь Оливии Купер сложилась на редкость удачно. Замечательный дом, стоящий прямо на берегу океана в пригороде Лос-Анджелеса. Трое очаровательных ребятишек — два мальчика и девочка. Муж, о котором могла бы мечтать любая женщина, если… если судить только по его внешности. Харви был высок ростом, темноволос, потрясающе красив и достаточно богат, чтобы вести независимый образ жизни, то есть жить так, как ему хочется.

Да, «внешне» в данном случае ключевое слово. Именно внешне брак Оливии казался едва ли не идеальным. Но, если приглядеться, все обстояло отнюдь не так благополучно. Постепенно Оливия стала разочаровываться в семейной жизни. В ней поселился страх перед будущим: а чего, собственно, ей еще ожидать? Конечно, ничего. У нее есть собственный дом, семья и вроде бы даже муж. Есть-то он есть… Но у Харви была своя собственная жизнь, которая, как казалось Оливии, проходила совершенно в стороне от ее жизни. Это ощущение поселилось в ней давно и не покидало даже тогда, когда муж находился рядом. Вот как сейчас, например.

Сегодня на обед она приготовила его любимое блюдо — телячьи эскалопы в белом вине. Он сидел на противоположном конце стола и явно наслаждался едой, но наслаждался в одиночку. Ни любящего взгляда, ни слов благодарности. Фактически все старания Оливии угодить мужу и на этот раз ни к чему не привели. Столь плачевный результат явно не мог служить иллюстративным материалом для журнальных статей о том, как хорошая трапеза сближает супругов и оживляет брак.

Ее попытка изменить свой имидж тоже окончилась полным провалом. Если Харви и заметил какие-либо перемены в ее внешности, они, по-видимому, оставили его равнодушным и нисколько не подтолкнули к тому, чтобы снова видеть в ней желанную женщину. Наверное, мне следовало бы проявить больше смелости, подумала Оливия и вздохнула.

Да, со смелостью у нее плоховато. Сколько времени она лелеяла мысль о том, чтобы отрезать волосы — они у нее всегда были длинные, — но так и не решилась. Подумать только, ее роскошные каштановые волосы будут валяться сиротливыми безжизненными кучками на полу парикмахерской, а потом их сметут и… Нет-нет, пусть лучше все останется как есть.

Умелые руки парикмахера рассыпали волосы по плечам Оливии густыми волнами, явив всю их красоту, силу, блеск и здоровье. Искусно нанесенный макияж придал янтарным глазам Оливии оттенок таинственности. Ее заверили, что красновато-коричневый цвет губной помады и лака для ногтей является в высшей степени притягательным.

И все это зря, ничто, оказывается, не произвело на Харви ни малейшего впечатления, даже ее новый наряд, каждая деталь которого была тщательно продумана и выверена.

Брючный костюм, состоявший из черных атласных брюк и желто-коричневого жакета из набивного шелка, казался Оливии весьма элегантным и сексуально привлекательным. Но Харви и глазом не моргнул. Может быть, оденься она не так скромно, да и веди себя посмелее… Но — чего нет, того нет. Самостоятельность и смелость не в ее характере.

Мать-англичанка с детства внушала своей драгоценной маленькой Олли, что та должна вести себя и одеваться как настоящая леди. Добродетельная девушка никогда не станет выставлять напоказ свое тело, надевая слишком открытую одежду. Одежда должна украшать женщину, а не обнажать ее тело. Мать умерла, когда Оливии было всего семнадцать лет. Возможно, поэтому Оливия не могла отвергнуть ее наставлений или забыть их — она никогда не чувствовала бы себя уверенно и комфортно. Тем не менее временами ей очень хотелось быть похожей на женщин, которые не стыдились ни того, что на них надето, ни того, что на них надето слишком мало.

Хотя, размышляла Оливия, даже смена стиля, скорее всего, не заставила бы Харви по-новому взглянуть на меня. Подобная перемена осталась бы для него чисто внешним фактором — ну, к примеру, как если бы я поменяла в комнате обои. Тебе нравится? Что ж, пожалуйста. Но это никоим образом не повлияло бы на его мысли, чувства и поведение.

Вот и сегодня: Оливия попыталась создать за обедом романтическую обстановку, а что получилось? Заметив на столе вазу с экзотическими красными лилиями и золотистые свечи, Харви осведомился, не экспериментирует ли она в расчете на какой-нибудь званый обед? Он обратил внимание, что Оливия заменила розы лилиями, счел это новаторством. И только. Ему и в голову не пришло, что она сделала это специально, чтобы доставить радость им обоим.

Впрочем, кроме свечей и необычных цветов, в сервировке стола и в самом деле не было ничего романтического. Стол как стол. Харви никогда не придерживался принципа выставлять все лучшее лишь для гостей или вообще беречь красивую посуду и потому не пользоваться ею, как поступала мать Оливии. Каждый вечер во время ужина на столе были серебряные приборы и посуда из фаянса от Доултона или фарфор от Споуда. Когда Оливия выражала опасение, что что-нибудь из посуды может разбиться, Харви всегда отвечал одно и то же: «Посуду покупают, чтобы ею пользоваться, а не для выставки». И неизменно добавлял: «Нет ничего такого, чего нельзя было бы заменить». Правда, с последним утверждением мужа Оливия позволила себе не согласиться.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.