Солдатский талисман

Пучков Лев Николаевич

Жанр: Триллеры  Детективы    2002 год   Автор: Пучков Лев Николаевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Солдатский талисман ( Пучков Лев Николаевич)

Лев Пучков

Сыч — птица ночная

ЧАСТЬ первая

Глава 1

«…Снег падает на кровь, белые иголочки…» — необычайно пакостным тенорком дребезжит кто-то из глубины подсознания. Настырно этак дребезжит, не спрашивая у меня разрешения. А я не возмущаюсь — не придаю особого значения, потому как мне сейчас недосуг бороться с нежелательными астралами какого бы то ни было окраса.

Я сосредоточенно соображаю. Жить, знаете ли, хочу. И не в светлой памяти близких, а в реальности — сейчас и далее, до счастливой смерти от старости. От того, насколько продуктивно в течение этих нескольких десятков секунд я соображаю, будет зависеть — жить мне дальше или навсегда остаться в этой простуженной хибаре с полуразрушенными оконными проемами, частично сохранившейся крышей и земляным полом. Поэтому не борюсь — пусть наведенный космический контур покуражится. Может быть, недолго уже осталось…

«…Кровь падает на снег, завтра будет елочка…» — продолжает бесчинствовать неуправляемая частица моего негодяйского Я, так некстати вынырнувшая в этот неурочный час откуда-то из недр перегруженного правого полушария. Нет, насчет снега и крови — еще куда ни шло. Органы чувств адекватно воспринимают действительность: ноздри втягивают аромат свежей крови, которой в избушке и рядом — как в убойном цеху; глаза с тоской наблюдают, как мглистое небо неспешно посыпает оттепельную хлябь снежком; многострадальная жопа чувствует — конец ноября, последний взбрык уходящей осени, кругом отъявленные мерзавцы, пора заворачивать ласты. Тут все понятно — ассоциативный ряд… Но елочка?! Какая, в задницу, елочка?! До Нового года — целый месяц! Вокруг избушки — в трех секторах — подковообразная опушка лиственного леса. В четвертом секторе — вид из дверного проема — толстый слой жирной грязи на ровном как стол, пустыре. По слою с трудом вытанцовывает правая рука бандитского авторитета — перемещается от симпатичного нерусского внедорожника в моем направлении, общаться желает, сволочь. «Погоняло» у правой руки — Калина. Как видите, хвоей тут и отдаленно не пахнет — в радиусе действия малогабаритного ядерного фугаса. Так почему — елочка?!

«…Мы вышли из игры, мы смертельно ранены…» — не унимается вреднючий астрал. Надо будет, если посчастливится остаться в живых, углубленно заняться тайцзи-цюань. Психорегуляция — из рук вон. Этак недолго и до цветных глюков. Интересно — Калина, плывущий ко мне по грязи, — это взаправду или глюк? Ни разу в жизни не видел, чтобы бандит такого ранга добровольно месил грязь, да еще будучи облаченным в клубный пиджак и парадные туфли по пятьсот баксов за пару. Может, спросить:

Калина, ты как? В смысле, глюк или где? Нет, пока не стоит. Пока он далеко. Подойдет поближе, тогда…

Вообще-то «Агату Кристи» я никогда особенно не жаловал. У меня в отряде — когда еще Родине служил — был один парниша, припадавший на психоделические прибабахи. Как-то мы две недели валяли дурака в одном из горных сел — по случаю распутицы работы не было, «духи» [1] отгул взяли. Из средств досуга имелся струфозный магнитофон и единственная кассета — с одной стороны «Декаданс» «Агаты», с другой — чеченские народные. Этот парниша — который с прибабахами — с утра до вечера гонял магнитофон, а все остальные от нечего делать слушали. Погода была тогда такая же, как сейчас: серое небо без единого просвета, грязища и морось вперемешку с мокрым снегом. И хотя в тот момент я не обращал внимания на текст, сейчас выяснилось, что запомнил до последнего словечка. Видимо, схожесть обстановки выдавила слабину из моей очерствевшей души: мерзкая погода, кругом враги, полнейшая безысходность — хоть застрелись…

— СТОЙ!!! Стой, блядь!!! — это я ору. Калина, судя по всему, о переговорах с захватившим заложников бандитом только в американских боевиках смотрел. Он проигнорировал три моих повелительных взмаха рукой — я через проем оконный махал — и прет себе, разъезжаясь по грязи. Захватчика нельзя нервировать — заложников беречь надо. Если этот недоносок не в курсе, придется намекнуть. А то дочапает до хибары, заглянет внутрь — и привет. Я не гордый — намекаю. — СТОЙ!!! Еще два шага — мочу первого! Следующие два шага — второго! Стоять на месте!

Калина останавливается — намек понял. Смешно вытягивает шею, стараясь рассмотреть, что там в хибаре. Вытягивай на здоровье — с двадцати метров черта с два разглядишь.

— Пусть Марат выглянет, — хрипло бурчит Калина. — Тогда и базарить будем.

— Сидеть! Кто дернется — замочу!!! — дико кричу я, направив ствол «АКС» вниз и имитируя пинок. Получается похоже — со стороны создается впечатление, что кто-то из сидящих на полу заложников предпринял попытку встать. Это не мое мнение: я внимательно наблюдаю за Калиной и по его округлившимся от удивления глазам делаю вывод, что у меня все пока идет как надо. Действительно — есть чему удивиться. Калине даже в голову не могло прийти, что с Маратом — признанным бандитским авторитетом, кто-то может таким вот образом обращаться. Как с каким-то чмошньш «бакланом», выдернутым из первого попавшегося пивняка.

— Ладно, ладно — кочумай! — сдается Калина, отступая на пару шагов и успокаивающе махая в мою сторону рукой. — Все нормаль… Давай быстро — че хотел?

— «Ниссан» заправьте — под крышку, — начинаю перечислять я, — подгоняйте к зданию — вплотную, водила вылезает и дует отсюда. Все «быки» отходят минимум на пятьдесят метров — чтобы я ни одного не видел…

— Ну, это нормаль. Это мы щас, — Калина не дослушал. — Тачка заправлена, пацанам скажу щас. Пусть Марат…

— Молчать! — гневно вскрикиваю я, не давая оппоненту развить опасную тему. — Я не все сказал… Привези мне гранату «Ф-1». Запомнил? «Ф-1», а не «РГД» — это разные вещи. Шелковую тесемку — десять метров. Скотч. Желательно «Руби стар». Повтори.

— «Лимонку», — настырно импровизирует Калина, — шелковую тесемку. Скотч. Че тут запоминать…

— Вот и ладушки, — хвалю я понятливого переговорщика и простецки, по-домашнему этак, прошу:

— И вот еще что. Вы того… Триста штук баксов приготовьте — выкуп за заложников. Тогда поедем. Ты все понял?

— Не понял!!! Ты че, мась — офуел?! — озадаченно таращится Калина. — 'Где ж я зараз тебе такие бабки найду? Это ж надо метнуться по людям, собрать…

— Не е…ет! — грубо отрезаю я. — Где хотите, там и собирайте. Все — я сказал…

Калина несколько секунд соображает, зябко передергивая плечами — под пиджачком у него шелковая рубашонка с кружевами, а погода не располагает к пешим прогулкам без верхней одежды. Дилемму я подбросил — голову сломать можно. Посоветоваться не с кем — большой выбыл из игры, рядом никого крупнее рангом нет. Сочувствую. Но — помочь ничем не могу. Жить почему-то хочется…

– Пусть Марат скажет… — опять пытается навязать мне свой вариант Калина.

— Молчать!!! — дико ору я, показательно зверски округлив глаза и тыкая куда-то вниз стволом автомата. — Пошел отсюда, а то замочу всех на хер!!! Выполнять, бля!!! Пошел!!!

— Да кочумай, кочумай! Все нормаль, братан, ты че, в натуре… — опасливо бормочет Калина, осторожно пятясь,

И, разворачиваясь, трусцой припускает к джипу, пробормотав сквозь зубы что-то типа:

— Вот достал ты, сука…

Я судорожно перевожу дыхание, внимательно осматриваю окрестности и, прислонив автомат к стене, принимаюсь копать яму. Хорошо, что у СС — телохранителя Марата, — имеется здоровенный австрийский тесак, отточенный, как бритва. Иначе мне пришлось бы ковыряться в земле руками, используя подручные предметы, не очень-то годные для таких целей.

Вообще-то копать землю я большой мастер. Если мы с вами встречались, вы помните, с чего началось наше знакомство. Я тогда тоже копал ямку, но в тот раз мне пришлось довольствоваться чеченским кинжалом. К каким дрянным последствиям привело то земледелие, вы знаете. Посмотрим, что у нас получится сейчас…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.