Дорога в никуда

Чандлер Бертрам

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дорога в никуда (Чандлер Бертрам)

Дорога в никуда

Адмиралу лорду К. Ф. Хорнблауеру [1]

Глава 1

Униформа была новая, слишком новая: брюки с бритвенно–острыми складками, ослепительно блестящие пуговицы и сверкающие золотом галуны. Она стесняла движения, и его плотное коренастое тело казалось неуклюжим — но еще более нелепо выглядели оттопыренные уши, которые торчали по бокам фуражки, надетой чересчур ровно. Серые глаза восторженно взирали на мир из–под блестящего козырька. Черты лица, по–юношески пухлого, обещали в будущем стать волевыми и твердыми — но это было еще впереди.

Молодой человек стоял у трапа воздушного транспорта, который доставил его с Антарктической базы в порт Вумера. Он разглядывал серебристые башни межпланетных и межзвездных кораблей, сияющие посреди пустыни. Заходящее солнце нещадно жгло спину, но он не обращал внимания. Перед ним стояли корабли — настоящие корабли, а не ветхие развалюхи, вроде списанного крейсера, на котором он с однокурсниками совершал тренировочные полеты к лунам Сатурна. Это были межзвездные корабли, которые оплели сетью торговых маршрутов все пространство между Землей и Центаврианскими планетами, протянули ее к Кластерным мирам, Империи Уэйверли, к сектору Шекспира — и далее, до самых границ Галактики.

«Но это всего лишь «торговцы“», — подумал он со снобизмом, присущим юности.

Он попытался определить, на каком корабле ему предстоит лететь. Вон то судно, что возвышается над соседними, подобно небоскребу в окружении деревенских колоколенок, выглядит вполне достойно — даром что торговец. Он вытащил из внутреннего нагрудного кармана папку, раскрыл ее и прочел — уже не в первый и даже не во второй раз:

«…Вы должны явиться на борт судна Межзвездного Транспортного Комитета «Дельта Ориона«…»

Он еще не был астронавтом, несмотря на униформу, но в номенклатуре МТК разбирался. Класс «альфа», класс «бета», дальше следуют «гамма» и «дельта»… Он поморщился и недовольно фыркнул. Значит, его корабль — из тех, что помельче. И на таком суденышке предстоит добираться до базы на Линдисфарне… Хорошо хоть не на транспорте класса «эпсилон».

Джон Граймс, мичман Федеральной Исследовательской и Контрольной службы, пожал широкими плечами и сел в машину, которая уже ожидала его, чтобы отвезти из аэропорта в космопорт.

Глава 2

Граймс смотрел на офицера, который стоял в шлюзе «Дельты Ориона».

Офицер смотрел на него. Вернее, смотрела.

Мичман почувствовал, как краска заливает щеки и растекается до самых корней волос. И от этого наглядного свидетельства неловкости ему становилось еще более неловко. Что поделать — женщины–офицеры в ФИКС были столь же распространенным явлением, как зубы у курицы. Внешность этих реликтов обычно наводила на мысли о конюшне и ее обитателях. «Так нечестно», — беспомощно подумал Граймс. Наверно, эта девушка (эта очаровательная девушка) — настоящий ветеран и облетела пол–Галактики. А он сам, со своим громким назначением, в своей униформе с иголочки, впервые отправляется за пределы Солнечной системы. Он не без труда оторвал взгляд от лица девушки и посмотрел на ее погоны. Золото на белом… что ж, могло быть и хуже. Всего лишь офицер по снабжению. Скорее всего, казначей — или, по терминологии Торговой службы, что–то вроде старшего стюарда.

— Добро пожаловать на борт «Делии О'Райан» [2] , адмирал, — чистым, высоким голосом произнесла девушка — почти серьезно.

— Мичман, — холодно поправил он. — Мичман Граймс…

— …Федеральная Исследовательская и Контрольная служба, — закончила она за него. — Все вы — потенциальные адмиралы.

Легчайшая из улыбок скользнула по ее губам, смешливые искорки сверкнули в уголках глаз… «Пленительных карих глаз, — отметил Граймс. — А волосы под фуражкой, судя по всему — золотисто–каштановые…»

Она взглянула на часы и произнесла, на этот раз суховатым деловым тоном:

— Мы взлетаем примерно через десять минут, мичман.

— Тогда мне лучше добираться до своей каюты, мисс…

— Я вас провожу, мистер Граймс. Кстати, капитан Крейвен передает вам привет и приглашает в рубку.

— Благодарю вас, — Граймс огляделся, пытаясь найти вход в осевую шахту корабля. Он не собирался задавать лишних вопросов.

— Там будет написано, — девушка снова улыбнулась. — Кабина на этом уровне. Нужно просто подняться на самый верх, а потом немного пройти пешком. Может быть, вас проводить?

— Я справлюсь, — Граймс понял, что ответил холоднее, чем собирался, и добавил: — Спасибо.

Теперь он и сам заметил табличку над дверью. Надпись была яркой и не допускала двух толкований: «ОСЕВАЯ ШАХТА». Кнопка справа от двери, очевидно, открывала шлюз. Как раз в этот момент девушка коснулась кнопки. Мичман повторил: «Спасибо», причем на этот раз — намеренно ледяным тоном, вошел в кабину, и двери за ним закрылись. Надпись рядом с самой верхней кнопкой гласила: «КАПИТАНСКАЯ ПАЛУБА». Нажав на эту кнопку, Граймс некоторое время стоял и смотрел, как вспыхивают огоньки на панели, пока его стремительно уносило вверх, в носовой отсек корабля.

Когда движение кабины прекратилось, мичман вышел и обнаружил, что стоит на площадке, опоясывающей осевую шахту. По наружной стенке шахты спиралью вилась лестница. После секундного колебания Граймс взобрался по ней и через люк протиснулся в рубку.

Она походила на рубку крейсера, на котором проходил учебный полет, но при этом слегка — или не слегка — отличалась от нее. Как и на учебном судне, здесь не было ничего лишнего, но никому явно не приходило в голову наводить лоск ради лоска — или ради процесса наведения лоска. Металлические поверхности приборов тускло поблескивали — но исключительно от частого и долгого использования. Так же блестели пуговицы и знаки различия на форме офицеров, уже занявших свои места перед стартом. Для них, астронавтов, форма была не больше — но и не меньше, — чем обязательной рабочей одеждой.

Пожилой здоровяк с четырьмя полосками на погонах повернул голову, когда Граймс вылез из люка.

— Рад видеть вас на борту, мичман, — небрежно бросил он. — Сядьте куда–нибудь… вон туда, рядом со старпомом. К сожалению, на церемонии сейчас времени нет. Пора на взлет.

— Сюда, — буркнул один из офицеров.

Граймс пробрался к свободному компенсаторному креслу, бухнулся в него и тщательно пристегнулся. Пока он производил эти сложные манипуляции, капитан поинтересовался:

— Все готово, мистер Кеннеди?

— Нет, сэр.

— И какого дьявола?

— Я все еще жду рапорта от офицера снабжения, сэр.

— Да ну? — он фыркнул. — Полагаю, она до сих пор засовывает кого–нибудь из пассажиров в койку…

— Скорее, закрепляет чей–нибудь багаж, сэр, — подал голос Граймс и добавил: — Мой.

— Неужели? — холодно осведомился капитан, превосходно изобразив отсутствие интереса.

— Офицер снабжения — рубке, — раздался из динамиков интеркома женский голос. — Внизу все закреплено.

— Какая точность, черт возьми, — буркнул капитан. — Мистер Дигби, — он обратился к офицеру–радисту, — будьте любезны, запросите разрешение на взлет.

— Запрашиваю разрешение, сэр, — торжественно объявил молодой человек и проговорил в микрофон: — «Дельта Ориона» — диспетчеру порта. Просим разрешения на взлет. Отбой.

— Диспетчер порта — «Дельте Ориона». Можете взлетать. Бон вояж. Отбой.

— Спасибо, диспетчер. Отбой и старт.

Корабль задрожал: в его глубине ритмично запульсировал инерционный двигатель. Граймса охватило странное чувство легкости — словно тело потеряло вес. Это продолжалось, пока судно не оторвалось от земли — и тут ускорение мягко, но настойчиво начало вдавливать его в кресло. Граймс бросил взгляд в ближайший иллюминатор. Охристая поверхность пустыни, пересеченная длинными черными тенями кораблей и зданий космопорта, распласталась далеко внизу. Постройки и суда выглядели игрушечными, а автомобили походили на суетливых насекомых. Далеко на севере, на фоне синевы неба расползлось уныло–красное пятно — там бушевала песчаная буря. «Еще бы небо потемнее, и был бы вылитый Марс», — подумал Граймс. Это напомнило ему, что он тоже астронавт и находится в рубке на законных основаниях. И к тому же, успел побывать в космосе, хотя и не выбирался за пределы Солнечной системы. Но он — мичман Исследовательской службы, а эти люди, сидящие вокруг… По большому счету, они — всего лишь персонал космической службы доставки. И все же мичман завидовал им, их спокойной уверенности и богатому опыту.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.