Счастлива по собственному желанию

Виноградская Злата

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Счастлива по собственному желанию (Виноградская Злата)

Глава 1 Мужской разговор с клубникой и сливками

— А мне нравится Мыскина, — Вадим Кульник доедал порцию клубники со сливками. — Жаль, что она теперь не играет. Талантливая девчонка. Хотя, кто знает, может быть, и на телевидении карьеру сделает.

— Да, всего двадцать шесть лет и ушла в комментаторы, — согласился Леонид Маркин. — Жаль, что так вышло. Я уже столько лет в спорте, а редко, признаюсь, видел таких милых девчонок. За державу, понимаете ли, обидно!

Три бывших одноклассника, Вадик Кульник, Леня Маркин и Марат Давлетьяров, сидели на трибуне одного из двадцати четырех кортов, на которых традиционно в середине лета проходит знаменитый Уимблдонский турнир. Палило солнце, краснела роскошная герань, зрители угощались клубникой со сливками. Все как всегда, как уже много лет. И эта неразлучная троица уже более десяти лет, с тех пор как Россия фанатично стала заниматься большим теннисом, обязательно посещала эти соревнования.

Всего каких-то двадцать пять лет тому назад они гоняли мяч на школьном дворе, разгоряченные, азартные, розовощекие. Нынче только Леня, бывший мастер спорта международного класса по легкой атлетике, ныне занимающий высокий пост в Госкомспорте сохранил подтянутую фигуру. Жизнь Вадика теперь полностью зависела от цены за баррель и от здоровья собственной печени. Марат выглядел очень респектабельно, потому что постоянно пользовался услугами высококлассного стилиста. Уже несколько лет он возглавлял влиятельную фракцию в Госдуме и был ее привлекательным и мужественным лицом на страницах газет и экранах телевизоров.

— Ленька, вокруг тебя и правда столько красавиц: и теннисистки, и пловчихи. А гимнастки? М-м, мечта. Фигурка что надо, стройняшки, гибкие, никакого целлюлита. Что ж ты до сих пор в холостяках-то? — шутя толкнул товарища в бок Давлетьяров.

— Дав, я же философ. Я считаю, что любовь приносит в жизнь человека радость. По крайней мере, должна. А у меня все наоборот: как случается любовь, так начинаются проблемы. Вот я и завязал с любовью. Нет любви — нет проблем.

— А ты разделяй любовь и проблемы. То есть, жена — отдельно, любовь — отдельно, и никаких проблем, — заржал Кульник.

— Циник ты, Вадик, — заметил Ленька.

— Такой же как и большинство. Я вот недавно ходил с мужиками в сауну, так один там выдал: женщины ищут приключений на одну ночь, а мужчины — глубокие отношения на одни сутки. Это, по-твоему, как звучит, нормально? Я считаю, что да. Эх, друг, без здорового цинизма в наше время пропадешь. Засосет опасная трясина. Ведь женщины — народец опасный, палец в рот не клади. С ними надо быть осторожным!

— Да уж, — вздохнул Марат, поправляя очки, — как только мужик начинает есть из женских рук — он обречен на расставание.

— Ты предлагаешь жрать в Макдональдсе? — подкалывал его Кульник. — Тогда ты обречен на гастрит через пару месяцев, язву через четыре месяца, а тоску — после первого же посещения данного предприятия общественного питания. Я за домашние обеды, вкусные и питательные. Ведь жены для этого и придуманы, чтобы мы хорошо кушали.

— Куль, а ты сколько раз был женат? — уточнил Давлетьяров.

— Два, вот сейчас третий, а что? Согласись, редко кому из нас, нормальных мужиков без видимых отклонений, удалось избежать участи быть женатым в юности и впоследствии разведенным. Однако супружеские отношения всем довольно скоро наскучивают. Причем примерно одновременно и мужу, и жене. Вот тогда они и разбегаются, — многозначительно сказал Вадик. — Только не легко это дается, если ты с самого начала неправильно строишь отношения. Часто мужики заходят слишком далеко, впуская в свою жизнь не только женщину, но и все сладкие, мягкие и теплые атрибуты семейной жизни. Согласись, что когда в твоей системе ценностей появляются диван, теплый плед, вечерний ресторан, воскресный шопинг и прочие совместные радости, то уже становится как-то жалко с ними расставаться.

— Понятное дело, — кивнул Марат.

— Поэтому расставание же с ними, этими, так сказать, удобствами супружеской жизни, а не собственно с той или иной женщиной, является самым травматичным моментом в разводе. Вот почему так трудно принять твердое решение, что пора разбежаться, — грустно закончил Вадим.

— Это потому что сильна привычка жить в комфорте что ли? — переспросил Маркин.

— Не знаю, но уж точно я разводился не потому, что было огромное желание вычеркнуть эти радости из своей жизни, ибо это нелогично. А вот у женщин все по-другому устроено…

— Да, но как именно — это загадка! — заключил Дав.

— Да, женщины — это не мужчины.

— Любовь-то никуда не девается — просто заставляешь себя о ней не думать, для удобства называя её «прежняя» или «прошедшая». Поэтому я сейчас Ирку скорее терплю, чем люблю, — признался Вадим. — Все, мужики, давайте сменим тему. Хватит с меня этих слюнявых разговоров про любовь.

— О чем еще можно поговорить, когда жены остались дома? — засмеялся Марат.

— Знаешь, не надо путать любовь и удовольствие.

— А Полевой-то почему не поехал с нами? — вдруг вспомнил об их общем друге Леня.

— Он проблемы решает, — отмахнулся Вадик.

— У Полевого проблемы? — удивился Маркин. — Это новый анекдот такой, да?

— Он решил в политику удариться, — прокомментировал Давлетьяров. — Представляешь, звонит мне и говорит, мол, хочу быть губернатором. Если походатайствуешь, я буду помогать твоей партии. Деньгами, большими деньгами. Подсоби, говорит, Дав. Представляете, башку у парня снесло. Куда ему в политику? У него же есть собственность, а это значит — он уязвим.

— Ну, да, наверное, ты прав, — ответил Вадим. — Только когда у тебя деньги на счете в швейцарском банке, о чем никто не знает, тогда можно выходить и чесать языком на трибуне или в телевизоре. Думаешь, он много потеряет?

— Не в том дело, что потеряет, — ответил Марат. — Политика — это тоже работа, постоянно на людях, постоянно надо держать себя в тонусе, не расслабляться. Он говорит, что ему надоели его маленькие нефтеперерабатывающие заводики, ему захотелось стать звездой телеэкрана.

— Ага, в последнее время у него действительно какие-то косяки пошли. Он и мне говорил, что мол, надоело, наш народ видит в бизнесменах только воров, подонков и негодяев. И его это оскорбляет. Он и бизнесом почти совсем перестал заниматься. Наверное, просто устал или действительно он в облаках витает. Мы с ним как-то обедали. Спрашиваю, Игорек, как думаешь, к концу года цены подскочат? А он закатывает глаза и говорит, что если дальше такая обстановка в стране будет продолжаться, то у бизнеса вообще никаких перспектив, и всем придется лапу сосать, как медведю в берлоге, — сказал Кульник.

Бывшие одноклассники разом озадаченно замолчали, как бы взвешивая услышанное, каждый на собственных весах. Они привыкли не сомневаться в правильности того, что говорит Полевой, поэтому и в этот раз, несмотря на комизм высказывания Вадика, все трое задумались: а вдруг Гошка окажется прав.

— Мы же с ним в одном котле варимся, я не совсем понимаю, что он городит. Если уже не в состоянии управлять своей империей, так скажи, друзья помогут, — Кульник подмигнул Давлетьярову. — Правда, Дав, поможем жонглировать миллиардами, а?

— Он же гордый, он же не может в этом признаться, не может просить о помощи.

— А зря, — заговорщицким тоном сказал Кульник, — мы бы с удовольствием откусили бы кусочек его пирога, а?

Все трое дружно рассмеялись.

— Если бы он с нами поделился, я думаю, никто бы из нас не отказался, — обводя друзей взглядом, сказал Леня Маркин.

— А ты, жмот, поделился бы своими спортсменками, комсомолками, просто красивыми девчонками, — шутливо продолжал Вадик.

— Легко. Тебе какую? Только задай какие-нибудь конкретные параметры, кроме 90-60-90, потому как у меня они все такие, — великодушно согласился Маркин.

— Ты хочешь отдохнуть от Ирки? — спросил Дав. — Или ты хочешь нам втереть, что у тебя на настоящий момент нет любовницы?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.