Новые земли Александра Кубова

Максименко Нинель

Жанр: Детская проза  Детские    1978 год   Автор: Максименко Нинель   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Новые земли Александра Кубова (Максименко Нинель)

Моё появление на свет стоило жизни моей матери, и меня воспитывала бабушка. Отец записал меня именем бабушки Саши — Александр. То ли это случайно получилось — просто ему нравилось имя Саня, то ли потому, что он знал, что бабушке придётся воспитывать меня.

Получилось так, что бабушке пришлось возиться со мной ещё больше, чем мог думать отец и чем вообще кто-нибудь мог думать.

Когда началась война и отец ушёл на фронт, мне было семь лет, у нас не было ни одной рабочей карточки, только детская и иждивенческая, хотя смешно даже сказать, какая же бабушка иждивенка? Кто хочешь иждивенец, только не бабушка. Но уйти на работу и оставить мальца (это меня) одного дома она не могла, поэтому мы прожили войну без рабочей карточки. И когда вернулся наконец с фронта отец, то бабушка ему крепко-накрепко сказала, что ребёнок вырос без масла и без витаминов и что-то надо придумать.

Пока отец думал, тут как раз ему написал один фронтовой товарищ, дядя Николай, звал к себе: он жил в городе на море и работал на судоремонтном заводе. Отец очень сомневался, что же будет с московской квартирой, но бабушка сказала ему: «Что тебе дороже — квартира или ребёнок?», и ещё она ему сказала, что настоящий корабельщик должен ходить по палубе корабля, а не по конторским коридорам. И тут он решился.

Нам дали товарный вагон, мы в него погрузили все свои вещи и поехали.

В обычном нормальном пассажирском поезде надо ехать туда два дня, но мы ехали почти что целый месяц; на остановках отец бегал получать по карточкам, а бабушка — за водой и потом покупала лук и картошку, которые выносили продавать к поездам. Меня же не выпускали из вагона. Дело в том, что мы никогда не знали, сколько простоит наш состав, — в нём люди не ехали, в нём везли оборудование, мы были только одни люди во всём поезде. И нас даже один раз заперли на засов, когда мы спали, и мы целый день стучали-стучали, и никто нас не открывал, а потом наш стук услыхали нищие мальчишки, которых было очень много по всему пути, и сказали дорожникам, и нас открыли… А бабушка пригласила мальчишек в вагон и усадила вокруг печки (у нас в вагоне была своя печка-«буржуйка»), поставила перед ними кастрюлю с икрой из тушёного лука и дала каждому по куску хлеба.

Когда они поели и ушли, бабушка вздохнула и сказала мне:

— Видишь, тёзка, хорошо, что я у тебя есть, а то у отца всё время свои важные дела, и ты бы тоже вот так же шастал.

— Конечно, Буля, — сказал я (дело в том, что бабушку я никогда не называл бабушкой, а Булей. Сначала потому что не выговаривал «бабушка», а говорил «Буля», сокращённое от «бабули», а потом уже мы оба так привыкли, и она меня всегда называла «тёзка», а при отце — «ребёнок»), — конечно, Буля, — сказал я, — и хорошо, что я у тебя есть, хорошо, что мы друг у друга есть. Мы вдвоём никогда не пропадём.

Это было Булино выражение, она любила его повторять. И действительно, с Булей трудно было пропасть: она умела всё на свете и никогда не унывала. И всё равно мы чуть не пропали.

Дело в том, что Буля в первый раз в жизни (по крайней мере, в моей) растерялась. А всё произошло от того, что она представляла себе жизнь на море совсем другой, чем она была на самом деле. А когда мы приехали на место и всё увидели, то Буля, как говорится, только ахнула.

Наш состав загнали куда-то не туда, и дядя Николай никак не мог нас найти, и отец нервничал, а потом, наконец, прибежал дядя Николай, и они с отцом стали орать и ругаться — что за беспорядки, и куда это нас к чёртовой матери загнали, а потом дядя Николай вдруг остановился посреди ругани, да как засмеётся, и схватил отца за плечи и говорит:

— Что это мы с тобой, Леонтий, в самом деле, это всё ерунда, надо смотреть в корень. Давай, говорит, знакомь меня со своими чадами-домочадцами и бежим за машиной.

Бегали они очень долго, чуть ли не до вечера, и Буля уже начинала нервничать и сказала мне:

— Давай-ка, тёзка, выйдем с тобой на минуточку, посмотрим на город, не станут же воры в товарный вагон забираться.

Ну мы с Булей вышли, но встали у самого вокзала, чтобы отец нас сразу мог увидеть. Буля как посмотрела на этот город, так лицо у неё такое стало, как будто, по крайней мере, у неё карточки вытащили. Прямо напротив вокзала через площадь стояли три больших дома, то есть только скелеты от домов. И такие все чёрные. Единственно, что в них целого осталось — так это лестницы. И они всё насквозь были видны, и по ним мальчишки носились, в войну, конечно, играли. До нас через площадь доносилось: бах-ба-бах!

И Буля сразу стала такая скучная. А мимо шёл как раз какой-то морской офицер. Он остановился около Були и говорит:

— Что, гражданочка, смотрите? Да, это следы войны, с моря прямым попаданием.

Буля ничего не сказала и часто, часто заморгала. А я тогда спросил этого моряка:

— А до моря далеко?

— До моря? Да вот же оно, за вашими спинами.

Я обернулся и увидел, что за путями, за товарными вагонами торчат какие-то чёрные палки, и не понял, где же море. Я только подумал, а не спросил, а моряк мне ответил:

— Это мачты затопленных кораблей. Война, кругом война…

И в этот момент у нас над самым ухом грохнула весёлая музыка: «Путь далёкий до Типерери!..» Моряк засмеялся и сказал:

— А вот это уже не война. — И пошёл дальше.

Мы с Булей увидели, что, оказывается, перед нашим носом что-то вроде террасы, только без дома, а просто отдельная терраса. И там музыка играет, а туда заходят матросы под ручку с девушками, всё такие весёлые. И Буля говорит: «Это танцплощадка». И тоже повеселела и говорит мне: «Нечего, тёзка, нос вешать».

Тут как раз подошли отец и дядя Николай. Отец нам сказал, что с машиной загвоздка получилась, но Николай нас проводит до места — тут недалеко, а он останется с вещами, будет машину ждать. А дядя Николай добавил:

— Мы тут мобилизовали наших хлопцев, так что будет полный порядок, не беспокойтесь.

Мы пошли как раз мимо танцплощадки, и я увидел, что рядом с ней башня стоит такая, ну вроде кремлёвская, только без макушки и тоже разрушенная. Я спросил дядю Николая:

— Прямым попаданием?

— Да это ж старинная, можно сказать, историческая, её ещё генуэзцы строили. Ведь наш город когда-то в прошлом был генуэзским портом. Не проходили по истории?

Мы шли по узкой улице, прямо не улица, а коридор какой-то, заборы из камня, а дома внутри двора, их и не видно. Идём, идём. Вдруг забор поваленный, и во дворе бугор такой, весь забросанный землёй, да сухая трава торчит. Это, я теперь знал, тоже следы войны. Поднялись по улочке этой в горку, а дядя Николай встал, повернулся и говорит:

— Вот смотри-ка, отсюда город наш, как на ладони.

И правда, крыши, крыши черепичные, а дальше внизу, за путями — море, только оно совсем не синее, а серое, такое же точно, как небо, и даже не поймёшь, где море кончается, а небо начинается.

Нам дали комнату в красивом старом особняке. Наверно, раньше там жили какие-нибудь дворяне, но сейчас не позавидуешь — печки в комнате нет, только на кухне, да и то сложенная кое-как. Никак Буля не могла к ней приспособиться, а парового отопления, как в Москве, нет. Ну а в комнате камин с огромной такой дырищей — это пустой номер, дров на него нет. Буля их знает, эти камины — они, как драконы, ненасытны. Да ещё перед окнами деревья — солнышко загораживают. Такая сырюга — самое подходящее место, чтоб устроить питомник для мокриц.

И кто это придумал, что здесь зимы не бывает? Ветрище ледяной, а дождь как зарядит — уж лучше снег. Вот тебе и юг!

Прожить здесь без своего огорода и сада было просто невозможно. Правда, у нас появилась рабочая карточка, отцовская, но и есть ведь надо было отцу не то, что мне или Буле. Буля вообще ела очень мало, только чай пила, но зато чай ей был необходим больше, чем, например, отцу суп, а мне сахар.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.