Дао настоящего менеджера

Михайлов Александр

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Дао настоящего менеджера (Михайлов Александр)

Глава 1

Меня разбудил телефонный звонок.

Какое-то время я пытался спастись от надоедливой трели, заворачиваясь в бесконечной длины одеяло. Но звонок и не думал умолкать. Тогда я понял, что одеяло мне только снится, а телефонная трель нет.

«Вставай!» — гадким голосом сказал кто-то, похожий на мою совесть, — «Ты в этой стране на работе, а не на отдыхе. Вставай, поганец, тебя ждут великие дела!».

Пробубнив в ответ что-то оправдательное на смеси русского и плохого английского, мол, и не поганец вовсе, а православный, я окончательно проснулся и открыл глаза. Как и следовало предполагать, меня окружала скромная обстановка люксового гостиничного номера, вознесённого до двадцатого этажа пятизвёздочного пекинского отеля. Правда, сотрудников моей фирмы в России, я уверяю, что всегда останавливаюсь в «трёшках». Берегу, так сказать, их чувства, всё-таки я босс нового поколения.

Итак, я открыл глаза. С некоторыми усилиями. Телефон продолжал свой трезвон где-то в бесконечности между Инем и Янем.

Из фигурного на всю противоположную стену зеркала, с дальнего конца огромной, наверное, сто спальной кровати на меня с подозрением смотрел китаец, замотанный до головы в шёлковое одеяло с золотыми карпами и имеющий на вид опухшее несколько лицо, всклокоченные светлые волосы и глаза щёлочками. Пока я c удивлением его рассматривал, этот товарищ пальцами разодрал свои смотровые щели до вменяемого европейского состояния и очень убедительным, хотя и немного хриплым голосом, сказал мне на чистейшем русском языке:

— Никогда больше, слышишь, никогда больше в жизни, не пей эту гадость!

Голос был мой, китайца, когда он растворил пошире свои смотрелки, я тоже узнал, да и гадость — пятидесятиградусную китайскую водку, вспомнил. Ну что же, доброго Вам пекинского утра, Алексей Соин, высокочтимый гость Поднебесной, как бы это ни глумливо звучало сейчас в Вашем состоянии.

Проведя очную ставку по опознанию и не сильно удовлетворённый результатом, я кое-как размотался из одеяльных карпов, спустил с кровати ноги на шкуру какого-то экзотического, но уже явно сухопутного животного и дотянулся, наконец, до ненавистно звенящего телефона.

— Хеллоалексхауаю? — услышал я в трубке знакомый голос моего друга, представителя титульной китайской нации «хань», младшего партнёра (только по бизнесу, если что), незаменимого здесь «достань, отправь, пошёл на х…» Жу Лао, которому мы в России, сразу же дали прозвище Жулик.

На самом деле, это вполне честный малый, тридцати пяти лет от роду (то есть всего-то на пять годиков старше меня). Нет, конечно, может он и подворовывал что-то себе на наших поставках из Китая, заразившись от нас за несколько лет русской предприимчивостью, но, по крайней мере, нам ни разу не удалось его вычислить. Короче, настоящий Жулик и есть.

Общаемся мы с ним на английском, который он выучил много лет назад, когда ещё стажировался после своего университета у фрицев, и, в общем, мы неплохо понимаем друг друга. Тем более, я вас уверяю, English Business Talk у нас совершенно плёвое дело. «Отправьте», «заплатите», «куда ты, скотина узкоглазая, девал груз?», в общем, ничего сложного.

— Привет Алексей, как ты себя чувствуешь? — голос Жулика неторопливо трансформировался в моём мозгу в русские фонемы, — а я уже здесь внизу, в холле гостиницы, как мы с тобой договаривались.

— Здравствуй приятель, — прохрипел я голосом Григория Лепса после концерта, — спасибо, ничего. Поднимайся, я жду.

Я бросил трубку обратно на телефон, и осторожно взявшись за гудящую голову, задумался. В принципе, вчерашний вечер, закончившийся сегодняшним похмельем, я помнил достаточно хорошо, но вот о чём же мы с ним договаривались? Я вспомнил ресторан, какие-то искры вокруг меня вроде бенгальских огней, потом этот их китайский СПА-центр и массажисток, где мы…, гм, впрочем, это уже неважно. А важно то, что почти всё это время мой Жу был практически в невменяемом состоянии (слишком хорошо у них работает фермент алкогольдегидрогеназа, что ж поделаешь). Тогда о чём он мог со мной в таком виде интересно договориться?

Скажу сразу и прямо, сам я к алкашам не отношусь. Но половина населения Китая, похоже, станет ими в самом ближайшем будущем. Когда я впервые очутился в столице Поднебесной в далёком двухтысячном году, весь город, как мне показалось, состоял из одних лишь велосипедистов и трезвенников. По улицам раскатывали немногочисленные подержанные европейские и американские автомобили восьмидесятых этак годов выпуска, а в торговых центрах полкам со спиртным отводились самые пыльные и заброшенные углы. Но, как известно, с приходом цивилизации меняется всё. Меньше чем за десять лет Поднебесную залили алкогольными водопадами и забили миллионами автомобилей. Что сделаешь, прогресс, против него не попрёшь. Но когда ты своими глазами видишь, с каким воодушевлением китайцы предаются этим новым увлечениям, прямо оторопь берёт.

Правда, когда оторопь проходит, начинается просто бизнес. Все важные переговоры китайцы всегда заканчивают за столом в ресторане, куда они ведут дорогих гостей прибывших из-за границы за своими контрактами. И начинается там пир горой и их мерзкая местная водка рекой. А ты в это время чувствуешь себя прямо каким-то колонизатором, спаивающим местных индейцев, ей богу. Ну, а когда они нальются по уши, то тут уже времени лучше не терять. Все главные скидки и преференции я вытягивал из щелеглазых генеральных директоров, когда они пребывали уже почти в астральном состоянии, но (а это очень тонкий момент), пока ещё не совсем улетели в космос.

Всё это так, но вчера точно мы никакими переговорами не занимались. А занимались мы…

Мысли в моей голове казались сделанными из чугуна, настолько медленно они двигались, подталкивая друг друга с гулом и скрежетом. Помочь им можно было только старым действенным средством, и я полез в минибар за бутылочкой «Белой Лошади». Да-да, за той самой гадостью, которую обещал не пить больше никогда в жизни.

Сто миллилитров виски со льдом немного освежили мне голову, но по своему опыту я знал, что это довольно кратковременный допинг. Поэтому я стал торопясь приводить себя и окружающее меня пространство в порядок, пока мой китайский друг одолевал все двадцать этажей новейшего Beijing News Plaza Hotel.

Но весь вышеупомянутый процесс прервался примерно на середине, а именно в тот момент, когда я собрался влезть в свои туфли. На вид это были вполне приличные новенькие «Fabi», но после того, как я попытался сунуть в них свои ноги, то вдруг ощутил, что в них явно что-то изменилось. И не в лучшую сторону.

Осторожно, стараясь не спугнуть это ощущение, я перевернул их вверх дном и ахнул, вернее от души вспомнил чью-то родительницу. Оба каблука моих новых семисотдолларовых чёрных сандалетов, были ободраны до самого основания.

Ещё не веря своим глазам, я поковырял ногтём то жалкое нечто, которое осталось мне вместо каблуков.

— И что же это такое со мной вчера было??? — потрясённо спросил я у опустевшей «Белой Лошади», и снова сел на кровать. Но лошадь в ответ молчала, и лишь косилась своим лиловым глазом на золотых карпов.

Туфли выглядели так, будто их с обратной стороны глодала орава разъярённых китайских зомби, которые ухитрились разгрызть даже фирменные металлические ставки внутри каблуков. Я осторожно погладил пальцем останки вставок, заодно вдруг припомнив, как из-за них меня чуть было не арестовали в аэропорту Тель-Авива три месяца назад. Они и вправду тогда жутковато смотрелись на экране рентгеновского сканера и делали меня, их хозяина, подозрительно похожим на «обувного» террориста, пытающегося пробраться на борт авиакомпании EL AL Airlines. Еврейские девицы из службы безопасности аэропорта Бен-Гурион, помню, тогда так и норовили добраться до внутренностей моих туфель с помощью дистанционно управляемого робота, похожего на самоходную «болгарку» на колёсиках. Ретивость этих девушек извиняла только их красота, нежные прикосновения и невероятная вежливость. Не соизволит ли сэр снять обувь? Конечно. И рубашку? С удовольствием! И брю…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.