Ответственный секретарь

Гвор Виктор

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Виктор Гвор

Ответственный секретарь

Май. Кавказ. Ущелье завалено снегом почти до нарзанов. Снег днем подтаивает, и идущий человек проваливается выше колена. Но только, если выходит на цельный снег. Необходимости в этом ни малейшей, поскольку по ущелью снизу доверху идет тропа, пробитая спасслужбой пару недель назад и утоптанная сотнями туристских ног. При желании и минимальном навыке по ней можно ходить, как по асфальту.

По тропе можно идти только по одному, но для турья этот строй привычен и даже естественен.

От перевала вниз по ущелью уверенно движутся восемь человек. Цепочку возглавляет худощавая красивая девушка весьма спортивного вида. Похоже, руководитель. Группа приближается к слиянию. Отсюда до поселка сорок километров, если упереться, можно дойти за один день.

Вывернув из-за очередного дуба, тропа выскакивает на ярко освещенную солнцем поляну и ныряет в калитку. Калитка не стоит одиноко посреди поля, а является частью забора-штакетника. За забором расположен весьма солидного размера кош, над которым развивается знаменитый на весь Кавказ флаг Грузинской Контрольно-спасательной Службы. Рядом с кошем, вплотную к тропе, стоит большой канцелярский стол, накрытый зеленым сукном. На столе аккуратно разложены стопки каких-то бумаг (каких именно непонятно, но видно, что важных), несколько журналов-тетрадей, печать на поролоновой подушечке в специальной коробочке, кружка с набором ручек и карандашей и огромная канцелярская промокашка из папье-маше. За столом в резном деревянном кресле сидит представительный мужчина лет сорока, в красной тиковой пуховке с жетоном КСС на груди. Бронзовый загар и широченные плечи не оставляют ни малейших сомнений: это Начальник. Причем не просто Начальник, а Большой Начальник! Начальник Контрольно-спасательного Поста. А может, даже, Отряда!

Группа подходит к калитке. Идущая первой девушка на секунду задумывается, чуя какую-то ловушку. Штакетник можно и обойти, его длина с каждой стороны калитки не превышает три метра. Но лезть в снег не хочется. Да и чего бояться группе, уже прошедшей запланированный маршрут, и спешащей вниз, к морю, к теплым пляжам, абхазским шашлыкам и грузинским винам? И девушка решительно входит в калитку.

А вот просто пройти мимо стола и сидящего человека у нее не хватает наглости. Да и не принято в горах так демонстративно игнорировать представителей КСС. Особенно, грузинской. Да и чего бояться группе, уже.... Группа останавливается перед постом и сбрасывает рюкзаки. Однако сесть на них не успевает.

— Здравствуйтэ, таварыщы турысты! — с сильным грузинским акцентом говорит сидящий, — Атвэтствэнный сэкрэтарь Грузынской Кантрольно-спасатэльной Службы Михаыл Харадзэ.

Во как! Даже не начальник отряда! Ответственный секретарь [1] ! Наверное, второе лицо, после Начальника Службы, полулегендарного Начспаса! На лицах туристов появляется благоговение, смешанное со страхом и настороженностью.

— Можна проста Мыша, — продолжает Харадзе, — вашу маршрутку, пажалуста!

С документами у группы всё в порядке, требование абсолютно законно, и маршрутка ложится на зеленое сукно. Пару минут Миша читает документ, время, от времени задавая вопросы, демонстрирующие знание окрестных гор и его, Мишину, причастность к передвижению по этим горам, а не только к сидению за красивым столом. Наконец, процесс чтения заканчивается.

-Очэнь харошый группа, — говорит Миша, берет из кружки ручку, вписывает группу в журнал, после чего начинает что-то старательно писать в самой маршрутке. Девушка-руководитель вздрагивает, но, разглядев текст (мало ли, что она смотрит вверх ногами), расплывается в улыбке. С такой записью процесс защиты маршрута упростится до предела. «Оказали помощь... образец поведения... с гордостью носить звание советских туристов»....

Миша ставит последнюю точку, берет печать и с размаху прикладывает ее к маршрутке. На бумаге не остается ни следа.

Миша недоуменно смотрит на печать, тщательно дует на нее и повторно прикладывает к маршрутке. Результат тот же.

Миша тщательно макает печать в поролоновую подушечку. Третья попытка. Безрезультатно.

Миша поворачивает голову к кошу и громко кричит:

— Гыви, прынеси спырту! Нада рэбятам пэчать паставыть!

Из коша доносится шум передвигаемых тяжестей и летающих легкостей, после чего из дверей появляется перепуганная физиономия худенького мальчика лет восемнадцати с яркой грузинской внешностью.

— Мишя! Нэту спырту!

— Как нэту! Такой харошый группа! Ыщы, Гыви, должэн быт!

Гиви исчезает в коше, и шум возобновляется с утроенной силой. Через пять минут голова опять выныривает из двери:

— Мишя! Нэту спырту! Кончылся спырт!

— Как нэту? Такой харошый рэбята! Что дэлать, а?

Гиви исчезает в коше, спеша убраться с глаз рассерженного начальника. Девушка-руководитель о чем-то шушукается со стоящим рядом парнем и, осторожно выбирая слова, произносит:

— Вы знаете, у нас есть спирт, может, им печать смазать?

— Как нэудобна! Ми далжны свой спырт ыметь! — Причитает Миша, — Как! Как нэудобна!

— Да ничего страшного, — воодушевляется девушка, — у нас достаточно!

Из рюкзака появляется восьмисотграммовая алюминиевая фляга. Миша капает на печать две капли и осторожно размазывает их по всей поверхности. Размах! Шлепок! Печать стоит! Маршрутка перекочевывает в руки руководителя группы. Миша аккуратно завинчивает флягу, передает ее девушке и задумчиво смотрит в сторону перевала.

— Еще какыэ-то рэбята ыдут....

Молчание затягивается. Наконец, девушка не выдерживает.

— Вы отлейте немножко, Вам же еще надо будет печать ставить. Этого же, — она кивает в сторону печати, — надолго не хватит.

— Как нэудобна! — опять заводит Миша, но сам себя и прерывает, — но Вы правы! Там тожэ харошый группа можэт ыдти. Гыви! Флягу!

В коше раздается уже привычный шум, после чего из двери вылетает взъерошенный Гиви с полулитровой на вид пластиковой флягой в руках. Миша аккуратно переливает в нее не более ста грамм спирта, уровень хорошо виден [2] .

После теплого прощания группа надевает рюкзаки и скрывается за поворотом тропы.

Миша откидывает зеленое сукно, вытаскивает из-под стола двадцатилитровый бидон, наполовину полный прозрачной жидкостью с характерным запахом, и переливает в него содержимое фляги.

— Гиви! — Кричит он без малейшего акцента, задвигая бидон назад, — Держи флягу, следующая группа идет! [3]

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.