Как я проснулась и не нашла себя...

Казанцева Надежда Михайловна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как я проснулась и не нашла себя... (Казанцева Надежда)

Затикал будильник на электронных часах. Выставленный ещё в двадцатом веке звонок, имел отвратительный шипящий голос. Вставать как всегда не хотелось, да и некуда было спешить — вот уже месяц как уволилась.

И всё же я медленно начала открывать глаза. Открыла. Потянулась руками, чтобы откинуть одеяло и мельком взглянула на них. После короткого взгляда поняла, что ещё сплю. Потому, что то, что я увидела, вернее не увидела, кроме как сном объяснить нельзя. А не увидела я своих рук!

— Да, интересненький сон мне снится- подумала я. Сонное состояние однако же разом прошло.

— Не может такого быть — я с такой силой раздвинула веки, что заболели глаза. Посмотрела ещё раз — рук, действительно не было. Вернее, я их ощущала, что вот же они, при мне. Но вместо них я вижу странные аморфные световые потоки, прозрачные и колышущиеся.

Откинула одеяло совсем. Там где должно быть тело — пижама, как будто что-то прикрывала. Но ног от лодыжек до ступней — не видно, опять те же потоки.

— Теперь срочно к зеркалу — решила я и пулей вылетела из кровати. Миг, когда подходила к зеркалу показался вечностью, а может я намеренно тянула время, боялась? Но сколько ни тяни — смотреть-то надо.

Глянула и о ужас! Там над воротником пижамы очень медленно раскачивался и расцвечивался всеми цветами радуги — цветок, отдалённо напоминающий хризантему.

Ни глаз, ни носа, ни рта этот цветок не имел.

— Всё, приехали! — Я уселась на кровать в совершенно «никаком» состоянии. Надо было что-то делать со всем этим. Но что — я не знала.

— Хорошо, что муж и сын спят, а то и до истерики недолго. У меня её зачатки уже проступали.

Решила думать логически:

— Не пью, не курю, не потребляю. Голова всегда трезвая. Мистикой конечно интересуюсь, но не до таких же «вывихов». Теперь, что там в мире творится — вроде как трансформация-трансмутация на ближайшее время намечена, квантовый переход всеобщий. Я конечно допускала всё это, но как-то неприменимо к себе. Ну допустим, какая-то трансформация началась. Но дальше то как? Паника охватила ни на шутку — на люди не выйти, разве что народ пугать.

Тут уж кстати и Уэллс Герберт со своим «Человеком-невидимкой» в голову полез. Про себя усмехнулась — В голову! В хризантему — а не в голову. Вспомнила перипетии бедного учёного — как он лицо бинтами заматывал. Это что-же и мне теперь также?

Внутри всё затряслось и завибрировало, а то, что раньше было ногами стало ватным.

А с домашними как? Я вдруг живо представила, как по дому ходит халат и в унисон с ним тапочки и очки. Ходят, готовят кушать, подают на стол, стирают, развешивают бельё. А за компом сидит тот же халат. От этой мысли я невесело рассмеялась. И как семья должна на это явление реагировать?

«Что толку себя терроризировать такими мыслями»- решила я и немного успокоилась.

«Может оно само как-нибудь рассосётся, ну в смысле — сконцентрируется, клетки соединятся как были, словом, вернётся на прежнее место»- тешила я себя.

В комнате у сына зазвонил будильник — значит уже семь утра. Он на работу встаёт в это время, а я даже не готова его встретить в новом виде. Быстренько натянула джинсы, свитер, юркнула на кухню готовить завтрак — понадеялась на его природную рассеянность, может не заметит. Во всяком случае, не сразу, не с порога.

Сын умывался, ходил взад-вперёд, что-то собирая на работу.

— Сядь, поешь, а то опять не успеешь — сказала я, усиленно пряча лицо или то, что от него осталось в платок. Я платки хронически не переношу, а тут вот пришлось для маскировки надеть — вроде как голова на месте. Сын что-то буркнул и сел завтракать, в то время как я усиленно притиралась к мойке, надеясь слиться с ней, чтобы меня не заметили.

— Мам, что-то хотел тебе сказать… — рассеянно проговорил сын.

— Ну вспоминай!

— Вспомнил, вроде командировка опять намечается.

— Вот опять двадцать пять — всплеснула я руками — на прошлой неделе вернулся, отдохнуть не успел и..- я невольно повернулась к столу. Вся моя маскировка полетела к чёрту.

Сын вытаращил глаза и не мигая смотрел на меня.

— Мать! Ты что? Ты где?

— Спроси лучше в каком я виде.

— И в к-ка-ком? — произнёс он дрожащим голосом.

— В невидимом! — констатировала я.

— Ешь и слушай — проговорила более спокойно и уверенно, и рассказала, как я проснулась и обнаружила, вернее не обнаружила…

— И что теперь делать?

— А я почём знаю… Отца вот надо подготовить. Слушай, ты ему сейчас перед работой как-нибудь намекни. А то сам понимаешь, если я перед ним в таком виде, у него же сердце больное. Да и на работе не распространяйся.

— Я вроде идиотом не был — буркнул сын — щас, заявлюсь и скажу ребятам — у меня мама невидимкой стала.

— Ладно, не сердись, видишь я сама на нервах.

Решили мужа сейчас разбудить — дело-то срочное. Сын тихо вошёл в спальню — отец спал, похрапывая и подсвистывая, осторожно тронул его.

— Пап, проснись, очень срочно, я на работу, а тут такое дело…

— Какое такое неотложное дело, что без меня невозможно решить — муж недовольный и ещё не проснувшийся сел на кровати, ища ногой тапочки. Сын мямлил:

— В общем что-то в атмосфере произошло, и начались необъяснимые явления, которые как-то задели нашу семью.

— Ты что мелешь — муж наконец-то нашёл тапочки и проснулся. Ничего себе — спал спокойно, а тут необъяснимые явления.

— Конец света, что ли? — заинтересовался он.

— Нет, пока не конец. Ты главное, не волнуйся, может оно как-нибудь образуется.

— Да что случилось и с кем?

— Ну мама… В общем она невидимая стала.

— Да ты что издеваешься? Так не бывает.

Я робко выглядывала из-за двери.

— Мама! — позвал сын — ты давай теперь сама разбирайся, а то я на работу опаздываю. И я вплыла в спальню. Сын пронёсся мимо меня, дверь хлопнула, я посмотрела на мужа. Даже в моем теперешнем положении я не могла удержаться от смеха.

— Твою мать! Это что же такое? Он так округлил глаза и начал ими вращать, как будто прямо сейчас в этой комнате надеялся найти причину столь странного явления и немедленно начать допрос этой самой причины.

— Ты, Миша, только успокойся, мне-то ещё страшнее — и я в очередной раз рассказала свою историю.

— Сколько раз я тебе говорил!? Ходишь в интернет, на сайты этих самых «задвинутых», «рерихнутых» и прочих… — вот и случилась с тобой эта оказия.

— Ну при чём здесь это?

— Как это при чём? Может всё это передалось от «задвинутых» с энергией, как вирус или болезнь. Что же делать-то Верочка? — как-то уж совсем по-бабьи запричитал муж.

И тут же быстро поправил себя.

— Ладно мать, не горюй. Пока дома сидеть будешь, к подружкам своим — ни-ни. Вот оно — военное прошлое — не даёт человеку раскисать и паниковать. Я даже за него порадовалась.

— А в магазин, на рынок — за продуктами кто?

— Сам буду ходить.

— Да, ты уж выберешь..- с горечью проговорила я. Он вскинулся и рявкнул:

— Тогда сама иди — плыви или как там у вас, у которых вместо головы цветок качается. Вперёд и с песней.

— Ладно Михаил Григорьевич, не распаляйся, не в учебке и я — не твои солдатики. Сам должен догадаться, что у меня все мозги навыворот.

В общем, договорились — сижу дома, ни с кем не общаюсь, хожу в свой любимый интернет, а вдруг я не одна такая.

Дни стали тянуться медленно. Интернет ничего похожего на мой случай не выдавал. Новости всё те же — про президента и оппозицию, про погоду и аварии. Чувствовала я себя на удивление лучше, попривыкла вроде. Сын уехал в командировку в Н-ск. Обещал, что может быть там что-нибудь разузнает. Сегодня заканчивалась вторая неделя моего невидимого состояния.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.