Николас Бюлоф — рыцарь-дракон с тысячью лиц

Смекалин Дмитрий

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Николас Бюлоф — рыцарь-дракон с тысячью лиц (Смекалин Дмитрий)

Часть первая

ИМПЕРСКИЙ КЭР

ПРОЛОГ

На славный город Лерден, столицу одноименного суверенного княжества, знаменитую лучшим университетом всего цивилизованного мира, опустилась ясная зимняя ночь. Звезды с высоты любовались высокими черепичными крышами и позолоченными шпилями, искрившимися от покрывшего их морозного инея.

Несмотря на позднее время, а часы на надвратной башне университета уже пробили полночь, прохожих на неярко освещенных, мощенных брусчаткой улицах было еще много. Завтра ночью их будет еще больше, а вместо керосиновых фонарей всеми цветами радуги засияют магические светильники. Приближался самый главный праздник этого мира — день рождения нового года.

Собственно, сам факт начала нового цикла оборота планеты вокруг Солнца — событие, конечно, знаменательное, но не такое уж и важное. Но в первый день после зимнего солнцестояния боги этого мира являли чудо и милость к населявшим его людям: одному магически одаренному из явившихся в этот день в храмы будет дарована умопомрачительная сила, которая позволит ему стать кэром — защитником и опорой своей страны.

Кэр способен в одиночку за несколько минут уничтожить целую армию обычных магов или сровнять с землей крупный город. В своей боевой форме он практически неуязвим для любого оружия и магии и может быть остановлен и даже уничтожен только такими же, как он сам. И такой воин рождается только один в год. Один на все страны, из которых в этом мире естественным образом остаются независимыми только те, у которых есть свои кэры.

Божественными силами боги местного пантеона (числом двенадцать) наделяли кэров по очереди. И, если верить некоторым апокрифам, не только сила стран определялась наличием у них этих чудо-воинов, но и положение бога в совете местного Олимпа тоже зависело от числа и успешности его кэров. Плелись различные интриги, провоцировались вооруженные конфликты, хотя, учитывая людскую природу, войны всегда было гораздо сложнее предупредить, чем развязать. Поэтому, хотя срок жизни кэра, как и любого сильного мага, мог достигать нескольких сот лет, в мире редко когда оказывалось более ста кэров одновременно.

Но все-таки непрерывные войны не велись. Было одно существенное ограничение. Богу надо было сделать кэром действительно сильнейшего мага из пришедших в храмы. Или хотя бы выбрать из нескольких кандидатов примерно равных по силам. Поэтому ни одному богу никак не удавалось собрать всех своих кэров в одном государстве. А пассивно смотреть, как источники его власти сами уничтожают друг друга в локальных конфликтах, не хватало терпения. В общем, большая игра была сложна и интересна.

В этом году выбирать кэра пришла очередь богине Целиции, покровительствовавшей наукам и искусствам. Даме немного чопорной, решительной и до фанатизма пунктуальной. Если бы не ее божественная сущность, вполне могла бы быть строгим завучем по воспитательной работе в каком-нибудь лицее. Чистые ногти и воротнички у воспитанников были бы гарантированы. Поэтому основным направлением искусства в данном мире был реализм. Обнаженная натура и фривольные намеки дозволялись, но без порнографии. Этим пусть богиня любви и страсти Аштура занимается. Вечно она страсть с похотью путает. И публичным домам покровительствует. Целиции балета с кордебалетом хватает. И все довольны. С наукой было сложнее. Явных прорывов уже тысячи лет не наблюдалось, и многие секреты лучших умов эпохи до единственной в этом мире мировой войны три тысячи лет назад были утеряны.

Не везло Целиции и с кэрами. В настоящий момент в живых оставался только один — барон фон Гербер, да и то уже дряхлый старик даже по меркам магов. Как-никак второе тысячелетие разменял. И оставался в живых исключительно по этой же причине, так как являлся старейшим (и с большущим запасом) среди кэров, являя молодым бойцам зримый и заманчивый пример жизненных перспектив. Так что если и возникало желание у какого-нибудь молодого отморозка прервать жизненный путь фон Гербера, то немедленно находились другие, грозно его осаживающие: «Дедушку не тронь!»

Кроме того, жил этот патриарх в Лердене, преподавая молодым магам в местном университете историю. Как живой свидетель. А Лерденский университет являлся альма-матер для очень многих сильных мира сего, что тоже способствовало поддержанию нейтрального и независимого статуса соответствующего княжества. Хотя зубы точили тоже многие…

Пунктуальная Целиция обратила свой заинтересованный взор на землю буквально в то же мгновение, как наступило зимнее солнцестояние. В отличие от восхода или заката, которые зависят от вращения Земли вокруг своей оси, солнцестояние зависит от ее вращения вокруг Солнца. Соответственно и наступает оно каждый год в разное время. В этом году оно наступило буквально через двадцать минут после полуночи по часам на университете Лердена. И именно в храм этого города богиня заглянула прежде всего.

В принципе для выбора кандидата было еще рано. Только завтра в полдень торжественной процессией пройдут в главный храм города отобранные князем и магистратом ради такого случая магистры. Естественно, все местные уроженцы. Также в двенадцать часов, но уже по местному времени, аналогичные делегации магистров войдут в храмы и в столицах других государств. Но Целиция приступила к работе именно тогда, когда и должно было начаться ее дежурство. И была крайне удивлена, увидев в лерденском храме чрезвычайно сильного мага.

Правда, молодой (даже неприлично молодой для мага!) человек не стоял на коленях перед алтарем, а заряжал энергией развешенные по стенам магические светильники, но в правилах отбора претендентов об этом ничего сказано не было, богиня точно помнила. А маг был хорош! Рассчитывать, что через половину суток здесь появится кто-нибудь сильнее, не приходилось. Целиция за Лерденом невольно приглядывала, и потенциал всех имевшихся в княжестве магистров был ей хорошо известен. Ничего выдающегося!

Богиня быстро глянула в храмы расположенных далеко на востоке государств Чин, Нион и Брахман. Магистры стояли у алтаря только в Чине, где с дисциплиной всегда было хорошо, а «командирский час» меньше трех часов не составлял. Но никого сопоставимого по силам с этим юношей там не было.

«Пожалуй, Меркус в прошлом году послабее кандидата выбрал, чем этот мальчик, — подумала Целиция, — да и Колон в позапрошлом году тоже. А раньше? Да, пожалуй… ЭЙ, ТЫ КУДА?!»

Пока богиня погрузилась в воспоминания и размышления, молодой человек закончил свою работу, подобрался вплотную к выходу из храма и даже успел открыть дверь. Но тут нога у него неожиданно поехала, а сам он неловко отлетел от двери, приложившись спиной и затылком о каменный пол. Свет в его глазах временно померк, и в ту же секунду совершенно другой свет охватил всю его лежащую на спине фигуру. Так на Николаса Бюрлофа снизошло божье благословение.

ГЛАВА 1

Подарок свыше и его первые последствия

Николас Бюрлоф (пока именно Бюрлоф, это позже буква «р» исчезнет из его фамилии), двадцати лет, личный дворянин, единственный сын своей любящей мамаши Марион и, к сожалению, уже покойного отца, тоже Николаса, охая, перевернулся на живот и поднялся с пола. Впрочем, охал он совершенно зря или исключительно от страха, ничего у него не болело. Шишки на затылке даже при тщательном ощупывании рукой тоже не обнаружилось.

«Вот повезло, — подумал он, прислушиваясь к своим ощущениям, — а я уж думал, что даже „Малым исцелением“ не отделаюсь, придется „Среднее“ на себя накладывать, что при гудящей голове совсем не просто».

Молодой человек радостно улыбнулся и даже слегка подпрыгнул на месте, неожиданно для самого себя подлетев в воздух больше чем на метр. Опасливо покосился на пол (не поскользнуться бы снова), но, увидав, что все в порядке, радостно рассмеялся. После чего опять же вприпрыжку отправился домой. Настроение было у него самое радостное, ибо был он молод, здоров и влюблен. Влюблен, правда, безнадежно, но на завтра его пассия сама назначила ему свидание. Ну, не совсем чтобы свидание, но прекрасная и сиятельная Орлетта де Лион, младшая дочь могущественного герцога де Лиона из Галлодии, изъявила желание ознакомиться с достижениями Николаса в артефакторике, а перед этим вместе с ним посмотреть праздничное шествие магистров к храму. Вечером она будет занята, прием у князя, куда личным дворянам приглашений не дают, но днем, возможно, даже вместе в каком-нибудь кафе посидеть удастся. В общем, жизнь прекрасна!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.